ЭСБЕ/Крандиевская, Анастасия Романовна

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Крандиевская
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кошбух — Лященко. Источник: доп. т. II (1906): Кошбух — Прусик, с. 4 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Крандиевская (Анастасия Романовна, в девичестве Тархова) — писательница. Род. в 1865 г., училась на историко-словесном отделении московских курсов Герье. Начала писать очень рано, помещая маленькие рассказы в «Северном Кавказе», «Рус. Курьере» и «Развлечении» середины 80-х гг. После долгого перерыва выступила в «Рус. Мысли» 1896 г. повестью: «То было раннею весною», обратившей на себя внимание. С тех пор напечатала ряд повестей и рассказов в «Рус. Мысли», «Жизни», «Рус. Ведомостях», «Образовании», «Правде» и «Мире Божьем» и др. Они собраны в книжках: «То было раннею весною» (2 изд., М., 1900 и 1905) и «Ничтожные» (М., 1905). Для народа в дешевых изданиях вышли брошюрками рассказы К.: «Для души», «На работу», «Только час», «Дочь народа». Повесть «То было раннею весною» переведена на франц. яз., «Только час» (описание работы в каменноугольных шахтах) издано в нем. переводе венской социал-демократической газетой «Arbeiter-Zeitung». К. — писательница вдумчивая, умеющая уловить общие черты времени. Талант её по преимуществу лирический; лучше всего её героям удаются разного рода излияния, почти всегда злобные, нервно-подавленные. Этим колоритным языком, часто переходящим в истерику, К. владеет прекрасно («Ничтожные», «Дочь народа» и др.). Общее настроение её творчества всецело вышло из сумеречной тоски Чехова, а общий фон рассказов — психология людей жестоко помятых жизнью вследствие того, что, при несомненно искреннем стремлении к идеалу, у них нет достаточно сил и глубины, чтобы безропотно сносить удары, неизбежно выпадающие на долю всякого борца. Создалось, по определению К., «поколение нытиков, самогрызов, неврастеников, дегенератов, неверующих, мятущихся в поисках неведомого Бога, блуждающих в потемках противоречий, как в лесу дремучем». С искренностью настоящего таланта, у К. хватает мужества не все сваливать на неблагоприятные общественные условия времени. С болью, но беспощадно и правдиво изображает она жизнь тех неудачников, которые ничего толком сделать не умеют, а между тем все свои невзгоды сваливают на то, что они «носители идеалов» и потому не преуспевают. Фальшивый пафос этого неврастенического фразерства К. схватывает с большой художественной тонкостью. Характерна также для безвременья 80-х и 90-х гг. отмеченная К. трагедия столкновений между служением общественным интересам и жаждой личного счастья («Счастливые»).