ЭСБЕ/Красовский, Александр Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Красовский, Александр Иванович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Коялович — Кулон. Источник: т. XVIa (1895): Коялович — Кулон, с. 566 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Красовский (Александр Иванович, 1776—1857) — известный цензор, сын И. И. Красовского. Учился в академической гимназии. Был цензором, потом председателем комитета иностранной цензуры. Цензурная служба К. совпала с эпохой торжества реакции, но даже и в то мрачное время К. выдвинулся обскурантизмом и придирчивостью, сделавшими его имя нарицательным. Он был ревностным мистиком, вторгался в частную жизнь подчиненных, запрещал им держать молодую женскую прислугу и всеми способами отклонял просьбы о разрешении вступить в брак. Ни одного приказания он не отдавал устно и требовал, чтобы самые пустые ответы облекались в форму рапортов. Неизменно покорный воле начальства, он возроптал только перед смертью, когда возникшее после крымской воины живое течение вызвало сокращение переписки. Время цензорства К. — печальный мартиролог русск. литературы. Напр. Туманский перевел известное стихотворение Милльвуа: «La chute des feuilles», ныне входящее даже в учебные хрестоматии. Перевод был датирован, и К. написал против авторской пометки: «9 марта 1823 г., т. е. в один из первых дней великого поста, весьма неприлично писать о любви девы, неизвестно какой, когда говорят о материнской любви и о смерти». Даже статейка: «О вредности грибов» была запрещена на том основании, что «грибы — постная пища православных, и писать о вредности их — значит подрывать веру и распространять неверие». Еще более неистовствовал К. в области иностранной литературы, которую называл «смердящим гноищем, распространяющим душегубительное зловоние». Почти на каждой рассмотренной книге, после изложения мнения членов комитета, имеется в делах комитета отметка: «а г. председатель полагал бы безопаснее запретить». Цензуровались даже ноты; почтовую бумагу, прибывавшую из-за границы, велено было осматривать, нет ли на ней возмутительных воззваний, печатанных невидными простому глазу химическими чернилами. Кто-то сказал К., что пропаганда может вестись помощью макулатуры, в которой доставляются иностранные книги — и вот, со всех таможен потянулись в СПб. возы с макулатурой. К., помимо своих прямых обязанностей, ничего не читал, кроме «Северн. Пчелы», которую для чего-то давал переписывать департаментским писцам; тем не менее он был избран в действительные члены «российской акад.». В «Описании торжественного открытия Имп. публичной библиотеки» есть его две статьи: «Краткое рассуждение о пользе человеческих познаний и о потребности общественных книгохранилищ для каждого благоустроенного государства» и «Историческое известие об Имп. публичной библиотеке»; в «Сыне Отечества» (1817, № 3): «Выписка из отчета о состоянии Имп. публ. библиотеки за 1816 г., читанная в годовом собрании библиотеки»; в «Журнале Мин. Нар. Просв.» (1848, №№ 11 и 12): «Опыт истории Имп. росс. акд.» (отдельно СПб. 1849). Его «Дневник» помещен в «Рус. Старине» 1872 г., письмо его к Шишкову — в «Записках» последнего (Берлин, 1870). Ср. Мансуров, «А. И. К.» («Русск. Старина» 1872); А. И. Рыжов, «А. И. К.» (ib., 1873); Скабичевский, «Очерки по истории русской цензуры» (СПб. 1889).

В. К.