ЭСБЕ/Кровосмешение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кровосмешение
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Коялович — Кулон. Источник: т. XVIa (1895): Коялович — Кулон, с. 800—802 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭЮ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС


Кровосмешение (incestus, inceste, Blutschande) — плотская связь между ближайшими родственниками и свойственниками, с глубокой древности (законы Ману и Моисея, также у германцев, еще до принятия христианства) считающаяся преступной, частью по соображениям религиозного и социально-этического свойства (в видах охранения нравственной чистоты семьи и родственного союза), частью вследствие убеждения, что кровосмесительные браки ведут к вырождению потомства. Стремлением предупредить К. некоторые этнографы (Альберти, Фритч) объясняют обычай избегания восходящих родственников мужа — со стороны невестки, восход. родственников жены — со стороны зятя. Этот обычай, доходящий иногда до совершенного запрещения видеть друг друга или обмениваться словами, встречается у якутов, остяков, монголов, бурят, калмыков, индусов, китайцев, у многих индейцев Северной и Южной Америки, фиджийцев, австралийцев, негров и др. Взгляд древних греков на К. между восходящими и нисходящими родственниками, как на тягчайшее преступление, отразился в мифе об Эдипе. Христианская мысль присоединила к этому другой мотив — безграничную силу покаяния. Апокрифическое житие Иуды Искариота воспроизводит основные черты мифа об Эдипе: воспитанный вдали от отца и матери, Иуда нанимается в слуги к Пилату и, исполняя приказание его, убивает своего отца, а затем становится мужем своей матери. Когда открылось это двойное, хотя и невольное преступление, Иуда в ужасе бежит к Христу, который, ввиду раскаяния его, дарует ему прощение и даже делает его своим апостолом. В конце XIII в. рассказ этот вошел в сборник Иакова из Ворагина, получил большое распространение в народных литературах и был известен и в древнерусской письменности. Под несомненным влиянием мифа об Эдипе сложился и рассказ о папе Григории (не имеющий ничего общего с фактическими обстоятельствами жизни пап этого имени), также невольном кровосмесителе (но не отцеубийце), достигшем спасения силой покаяния; рассказ этот, через Римские деяния, проник в Россию в конце XVII в. В третьем рассказе, известном по русской рукописи XVII в. (и по народным вариантам), невольный отцеубийца и кровосмеситель, ища покаяния, последовательно убивает трех священников, которые не решаются отпустить ему столь тяжкий грех и, наконец, приходит к мудрому епископу, который налагает на него 30-летнюю эпитимию; по истечении этих 30 лет, проведенных в запертом погребе, он достигает епископского сана и выступает под именем Андрея Критского, автора покаянного канона. Сколком с этих легенд являются малороссийские Песни о кровосмесителе, весьма распространенные в разных вариантах (ср. Костомаров, «Легенда о кровосмесителе» в его «Исторических монографиях и исследованиях», т. I; Diderichs, «Russ. Verwandte der Legende vom Gregor auf dem Stein und von Judas Ischariot» в «Russische Revue», т. XVII, СПб. 1880; А. Веселовский, «Андрей Критский в легенде о кровосмесителе», в «Ж. М. Н. Пр.», 1885 г. № 6). При таком взгляде на невольное К., как на величайшее несчастье или тягчайший грех, уголовные законы не могли не карать умышленного К. Римское право различало incestus juris gentium (связь между восходящими и нисходящими, а также между братьями и сестрами) и incestus juris civilis (связь между лицами, которым римские законы запрещали вступать между собою в брак). Каноническое право первоначально считало К. плотскую связь при всех степенях родства и свойства, «пока их проследить можно», но при Иннокентии III (1216 г.) установлены пределы кровосмесительного родства и свойства, именно 4-я степень по каноническому счету (т. е. восьмая по гражданскому). С родством сравнено усыновление и восприятие от купели — родство духовное. Многие светские законодательства также рассматривают К. как самостоятельное преступление, но суживают степени родства и свойства, при которых оно наказуемо. Так, герм. уголовное уложение различает тяжкое К. — между восходящими и нисходящими родственниками, значительно смягчая наказание для последних, и простое К. — между восходящими и нисходящими свойственниками (напр. между свекром и снохой) и между братьями и сестрами. Во Франции во время революции К. было исключено из числа наказуемых деяний; Code pénal 1810 г. о нем не упоминает; только закон 1863 г. предусмотрел некоторые случаи К., но лишь как обстоятельство, увеличивающее наказуемость ненасильственного любострастия по отношению к нисходящим несовершеннолетним. Уголовные кодексы Бельгии и Голландии также не знают К., как самостоятельного преступления, придавая ему лишь значение увеличивающего вину обстоятельства при любодеянии и изнасиловании. По русскому законодательству (Улож. о наказ. изд. 1885 г., ст. 1593—1596) К. есть добровольная плотская связь между лицами, состоящими в указанных законом степенях родства или свойства и знающими об этом своем родстве или свойстве. При внебрачной форме сожития закон различает: 1) К. между родственниками в прямой восходящей и нисходящей линии, без ограничения степеней; наказуемо для лиц всех вероисповеданий. Виновные подвергаются ссылке в отдаленнейшие места Сибири и одиночному заключению там в тюрьме на 6 лет и 8 месяцев; по истечении этого срока мужчины подлежат отдаче в монастырь на всю жизнь, для употребления на тяжкие работы, а женщины (также и мужчины, если их нельзя поместить в один из сибирских монастырей) — ссылке в один из малолюдных и отдаленных округов восточной Сибири, без права перечисления в крестьянское сословие. 2) К. в боковых линиях во второй степени родства; наказуемо для всех христиан. Наказание то же, но с уменьшением на половину срока тюремного заключения, притом не одиночного. 3) К. в. первой степени свойства, наказуемое для всех христиан, и К. в третьей степени родства, наказуемое только для православных; влечет за собой ссылку на житье в Томскую или Тобольскую губ., или отдачу в исправительные арестантские отделения [1]). 4) К. в четвертой степени родства или во второй степени свойства; наказуемо только для православных и влечет за собой заключение в монастырь на время от четырех до восьми месяцев. При брачной форме сожития К. наказывается, как таковое, если супруги заведомо вступили в брак в первой или второй степени родства, брак же между свойственниками и всеми остальными родственниками рассматривается не как К., а как самостоятельное преступление, за которое закон грозит тюремным заключением (для православных — более продолжительным). К наказаниям за К. или за вступление в брак в недозволенных степенях родства или свойства всегда присоединяется церковное покаяние. К. преследуется и помимо частной жалобы, хотя бы оно было соединено с изнасилованием. Проект нового уголовного уложения принимает начала герм. уложения и, подобно ему, совершенно освобождает от ответственности за К. нисходящих, не достигших 17 лет (в Германии — 18 лет). Ограничивая, таким образом, объем К., но распространяя его на лиц всех исповеданий, проект оговаривает, что кровосмешение браком ни в каком случае не покрывается.

Примечания[править]

  1. Снохачество, т. е. сожитие свекра с снохой, встречалось и встречается среди крестьян, хотя церковь, еще со времен Ярослава, постоянно боролась с этим явлением. Еще в XVIII в. в Сибири распространен был обычай женить малолетних сыновей и жить с их женами. Вообще народ видит теперь в снохачестве преступление, хотя и не особенно важное, как об этом свидетельствуют приговоры (дореформенных) волостных судов. Суды эти, между прочим, признавали, что доказанная связь отца с женой сына дает последнему право требовать отдела от отца. Снохачество нередко приводило к отцеубийству. Ср. А. Смирнов, «Очерки семейных отношений по обычному праву русского народа» (М. 1878).