ЭСБЕ/Курение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Курение
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Култагой — Лед. Источник: т. XVII (1896): Култагой — Лед, с. 72—75 ( скан · индекс )


Курение. — Говоря о курении, мы будем иметь в виду только сжигание табака[1] или в особых приборах, каковы наргиле и трубки, или в виде папирос и сигар. Табак — растение, принадлежащее к роду Nicotiana, от которого для курения употребляют листья, подвергнутые брожению и высушиванию. Сорт табака определяется местом происхождения, климатическими условиями, почвой, на которой он растет, способом культуры и, наконец, теми способами обработки, которыми табаку сообщают известный вид и вкус. Главной составной частью табачных листьев, обращающей на себя особенное внимание, нужно считать никотин — летучий, жидкий, в высшей степени ядовитый алкалоид. В табаке из Виргинии Шлезинг нашел содержание его равным 6,87 %, из Кентукки 6,09 %, в французских табаках от 7,96 % до 7,34; в других сортах табака — гораздо меньше: в эльзасском 3,21 %, в табаке из Гаванны 2,50 %, из Бразилии 2,0 %, Явы 2,60 %, Самсон 2,51 %, Мэриленд 2,29 %, Кармен 1,18 %, Доминго 0,81 и Огайо 0,68 %. При обработке листьев для курения, нюхания или жевания количество никотина уменьшается в два или три раза. Хорошие сорта табака содержат меньшее количество этого ядовитого вещества, а посредством известных способов обработки удается получить такие сорта, в которых содержание никотина даже трудно определимо. При хранении сигар в течение многих лет из них улетучивается известная часть никотина и тем самым улучшается качество их; кроме никотина, в табачных листьях находят целлюлозу, гумми, белковые тела, яблочную, лимонную, щавелевую, уксусную и др. кислоты, смолоподобные вещества, которые при курении табака придают ему соответственный приятный запах. С целью сделать К. приятным вкусовым средством, табачные листья подвергают известной обработке, которая, во многих случаях, составляет секрет фабрикантов. Вкратце она заключается в следующем: табачные листья сортируются, темные листья отбрасываются, мягкая часть листа отделяется от ребрышка; после этого листья смачиваются водой или же особым табачным раствором — «соусом», затем прессуются и подвергаются брожению, после чего снова смачиваются «соусом», чтобы сообщить им соответствующий вкус и предотвратить быстрое горение табака пламенем или быстрое истлевание его. В состав таких соусов входят обыкновенно два, три или более веществ, каковы: селитра, поваренная соль, поташ, мед, сахар, спирт, изюм, цикорный кофе, кофейная гуща, ладан, анис, укроп и т. п. Все эти примеси при сгорании распространяют различный запах, так ценимый любителями курения; но они, вместе с тем, не должны портить натурального вкуса табака. Хороший табак должен иметь натуральный цвет, довольно острый запах дыма, причем вкус не должен быть горьким, царапающим, жгучим; сгорание табака должно происходить медленно, без треска; цвет дыма должен быть голубоватый; остающийся пепел должен иметь беловатый цвет, — зола более высоких сортов табака часто значительно белее низших.

Табачные листья употребляются для курения в виде естественных сигар, где оберткой служат табачные листья, или же в виде бумажных сигар, иначе называемых сигаретами или папиросами, в которых оберткой служит тонкий лист белой или желтой (крашеной) бумаги или лист турецкой пшеницы. Бумага, будучи окрашена вредными красками, может причинять вред здоровью курящих; то же можно сказать и про наружную обертку сигар, фальсифицируемую обыкновению сообразно вкусам потребителя. К числу прихотей курильщиков следует отнести требование «темных» сигар, т. е. сигар с темной наружной оболочкой, хотя натуральных темных листьев, каких требует покупатель, нет, или же если и попадаются, то как случайность. Фабрикант, желая удовлетворить требованиям, обыкновенно подкрашивает листья аммиачным раствором синего дерева или же раствором марганцево-кислого калия; при такой обработке нисколько не меняется достоинство табачного листа, но он становится темным. Окрашивание же сигар анилиновыми красками нужно считать вредным, так как эти краски могут содержать ядовитые вещества. В развивающемся при курении табачном дыме, по Эйленбургу и Фолю, не содержится никотина, но за то в нем встречается целый ряд других веществ, из которых некоторые обладают довольно ядовитыми свойствами; сюда следует отнести вещества пиридинового ряда (от 5 до 10 %), аммиак, сероводород, окись углерода, угольную кислоту в небольшом количестве органические кислоты (уксусная, масляная, валериановая, муравьиная, пропионовая, карболовая), креозот, углеводороды. Лебон и Ноэль нашли, кроме того, синильную кислоту и приятно пахнущий, но крайне ядовитый алкалоид коллидин; тому же Лебон удалось из двух сигар Regalia добыть вещество с приятным и столь сильным запахом, что, будучи растворено в 50 куб. см. воды, оно сохранялось без изменения в течение года. Все пиридиновые основания крайне ядовиты, но наибольшею ядовитостью отличается коллидин и парволин. Лебон показал, что высшие сорта табака содержат значительно меньше никотина, но зато большие количества пиридиновых оснований; этим самым уже указывается тот вред, который может быть принесен организму неумеренным К. В санитарном отношении способ К. имеет громадное значение: при К. сигар или папирос, в рот курильщика, вместе с дымом, попадает громадное количество вышеупомянутых ядовито действующих пиридиновых соединений; гораздо меньше их попадает при К. трубки, при К. папирос с мундштуком, и еще меньше при К. наргиле, когда дым проходит через воду. В длинных трубках конденсируется громадное количество этих неприятно пахнущих, летучих веществ, образуя грязно-бурый, вязкий, обильный налет. Если в губной конец сигары вложен маленький кусочек стерилизованной ваты, то в ней собираются продукты горения табака в виде бурой массы, которая, будучи введена в организм различных теплокровных и холоднокровных животных, обнаруживала на них весьма вредное действие. Вред табачного дыма, при К., зависит от присутствия в нем окиси углерода (угарного газа), коллидина и никотиновых оснований. Наичаще неблагоприятное действие вызывает К. сигар; затем уже в нисходящем порядке идут папиросы, К. из трубки и, наконец, пропускание дыма через воду. Припадки острого отравления, наблюдаемые у курящих в первый раз, выражаются в чувстве стеснения в груди, крайнем упадке сердечной деятельности, сопровождающемся холодным потом, малым пульсом; дыхание затруднено, появляется слабость в ногах, головокружение, позыв к рвоте; все эти явления могут быть настолько сильно выражены, что вдохнувший дым (затяжка) или проглотивший его нередко падает в обморок. Обыкновенно эти припадки или обмороки скоро проходят, начинающий курить поправляется и при последующих попытках вырабатывается привычка; курильщик поглощает громадное количество табачного дыма без явного, очевидного вреда. Рассматривая табак как вкусовое средство, можно думать, что умеренное употребление его здоровыми людьми едва ли приносит им вред. Конечно, количество выкуриваемого табака для отдельного лица колеблется в широких пределах и потому трудно определимо. Сомнения быть не может в том, что многие люди, курившие табак, доживали до глубокой старости, но вместе с тем следует отметить, что это были в общем умеренные курильщики. Раздражительные, слабые субъекты, молодой возраст в периоде созревания, когда нервной системе предъявляется усиленный запрос, крайне плохо переносят К. Симптомы хронического отравления табаком разнообразны, но главным образом отравляющее влияние его обнаруживается на нервной системе, спинном и головном мозге, на окончании нервов в разных тканях и органах, в особенности на сердце. Расстройства со стороны сердца выражаются в сердцебиении, неправильном и слабом пульсе; слабость сердечная, под влиянием хронического отравления табаком, бывает настолько велика, что человек становится неспособным к физическому труду; в более тяжелых случаях наблюдают глубокое расстройство, известное под именем грудной жабы, выражающееся томительным ощущением крайне мучительного для больного беспокойства, сопровождающегося боязнью, что жизнь сейчас прекратится. По прекращении К., или даже по уменьшении раньше потребляемого количества табака, эти грудные явления исчезают и больной выздоравливает. Кроме болезни сердца наблюдают еще расстройство глаз, обыкновенно выражающееся в более или менее значительном уменьшении остроты зрения и в сужении поля зрения; иногда развивается расстройство центральной части поля зрения для красного и зеленого, а в более слабой степени и для голубого цвета. Затем у таких больных встречается еще особое расстройство зрительного аппарата, известное под названием последовательного контраста цветов (см.). В сетчатой оболочке впечатление от виденного, напр. голубого цвета, так долго остается, что при взгляде на предмет, окрашенный в другой цвет, на него наносится цвет дополнительный к голубому (Galezowski). Кроме того у курильщиков появляется наклонность к удерживанию изображений и двойному зрению. Выздоровление от таких форм, даже, по прекращении К., наступает крайне медленно, глазное зеркало обыкновенно обнаруживает гиперэмию или воспаление зрительного нерва и прилегающих к нему частей сетчатой оболочки. Это состояние, если своевременно не принимать надлежащие меры, с полным прекращением курения, может вести к атрофии зрительного нерва, причем исчезающее нервное волокно в стволе нерва заменяется соединительной тканью (Graefe, Erismann). В психической сфере, при хроническом отравлении табаком, наблюдаются изменения, выражающиеся в известной форме душевного расстройства с галлюцинациями, состоянием возбуждения и чередованием периода возбуждения с угнетением. По наблюдениям Декеня (Decaisne), дети, курившие в возрасте от 9 до 15 лет, обнаруживали меньшую способность к занятиям, ленились и, кроме того, обнаруживали стремление к употреблению крепких напитков. Вообще в юношеском и детском возрасте употребление табака вызывает в высшей степени пагубное влияние; курящие девушки или женщины нередко страдают расстройством менструации. К. сигар вызывает сильное раздражение слизистой оболочки носа, сопровождающееся притуплением обоняния; кроме того у трети курильщиков наблюдается грануляционный катар зева, в особенности задней стенки; надгортанник и голосовые связки представляются полнокровными; дыхательное горло и бронхи, точно также бывают раздражены, что сопровождается усиленным отделением слизи, кашлем и приступами одышки. Непосредственным выводом из вышесказанного следует считать то, что для слабогрудых, для лиц с расстройством нервной системы, а в особенности с заболеваниями спинного мозга, или же с предрасположением к таким заболеваниям, употребление табака даже в ограниченном количестве должно признать прямо вредным. Тем не менее, потребление табака с каждым годом увеличивается во всех странах Старого и Нового Света; во Франции, напр., с 1815 по 1875 гг. употребление табака возросло в 4 раза. Статистические данные показывают, что в Австрии на каждого человека в год приходится 1450 гр., во Франции 815, в Италии 725 и в России 370 гр. табака. В некоторых странах, как напр. в Голландии, Бельгии и Испании, курят почти все — мужчины, женщины, даже дети; в Голландии существуют даже клубы для К. В России К. распространено больше на юге и преимущественно в Малороссии.

История К. теряется в далеком прошлом. У Геродота есть сведения, что скифы и древние жители Африки вдыхали дым от сжигания каких-то растений; но первое точное указание относительно К. табака относится к 1492 г., когда Христофор Колумб на о-ве Гванагани впервые увидал курящих индейцев; в 1496 г. испанский монах Романо Пане видел курящих табак на о-ве Сан-Доминго и затем он же привез табачные листья и в Испанию. В 1519 г. испанцы, завоевавшие Мексику, встретили повсеместное употребление табака в этой стране. В 1559 г. французский посланник при португальском дворе Жан Ника прислал семена табака во Францию. В 1570 г. встречаются курящие в Голландии, в 1585 г. — в Англии, в 1605 г. — в Турции, где уже к 1610 г. К. широко распространилось. В Малороссии около 1612 г., уже курили тютюн; она заимствовала К. вероятно из Турция. Не раз курение подвергалось гонению: в Англии король Иаков I в 1604 г. запретил употребление табака, как вредного растения; в 1619 г. он издал сочинение против табака, под заглавием: «Misocapnos». В Турции курильщикам прокалывали носы, вставляли в проколы чубук; наконец, высший трибунал издал указ, подвергавший курильщиков смертной казни. Тем не менее К. распространялось. У нас, при царе Иоанне Грозном, курильщиков строго наказывали; при первых царях из дома Романовых было приказано воеводам «смотреть настрого, чтоб посадcкие люди в зернь и карты не играли и поганого табачного зелия не жевали, в ноздри не пихали и не курили»; при царе Алексее Михайловиче запрещалось ввозить табак из Малороссии в Московское государство. В настоящее время в некоторых странах, напр. в Америке и Англии, К. воспрещается в общественных местах (вокзалы железных дорог, гостиницы, за общими обеденными столами). В собраниях, в вагонах железных дорог и т. п. для К. и у нас отводятся особые помещения.

Литература. Hager, «Руковод. к фармацевтической и медико-химической практике» (СПб., 1893, слово Nicotiana); Dammer, «Handwörterbuch der Gesundheits­pflege» (слово Tabak); Boeck, «Отравления» (руков. Цимссена, XV, 404 и сл.); Догель, «Табак как прихоть и несчастие человека» (Казань, 1892); Jankau, «Der Tabak und seine Einwirkung auf den menschlichen Organismus» (Мюнх., 1894); Lewin, «Побочное действие лекарств» (СПб., 1894); Michaelis, «Hygiene des Rauchens und der Tabak» (Лпц., 1894); Грязнов, «Количественное определение главных газообразных и парообразных веществ табачного дыма» (журн. «Здоровье», 1881); Erismann, «Intoxications­amblyopieen» (дисс., Цюрих, 1867).

Примечания[править]

  1. О курении опиума — см. Oпий.