ЭСБЕ/Латыши

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Латыши
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Култагой — Лед. Источник: т. XVII (1896): Култагой — Лед, с. 388—390 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Латыши (нем. Letten, лат. Latweeszi от Latweetis, лит. Latwis, эстл. läti, пол. Łotwa, Łotwak) — коренные обитатели Прибалтийского края и инфлянтских уездов Витебской губернии, арийцы по происхождению, соплеменники литовцев (лат. лейтис-ов), древних прусов и ятвягов (alias дейновцев или судавитов), жили с давних пор в смежности и вперемешку с представителями финно-эстского племени, подвергаясь влиянию корси и ливов и изменясь во многих местах в расовом типе, в противоположность литовцам, которые только в Тельшевском у. (так называемая Жмудь) имели в историческое время соприкосновение с финно-корским племенем. Число Л. в Курляндии 479978, в Лифляндии 490345, инфлянтов-католиков 189000, лютеран-Л. Витебской губ. 28000, Л. в Ковенской губ. 26000, в Псковской 11000, в Пруссии 1500, итого 1225823 (Биленштейн, «Grenzen d. lett. Volksstammes»). Цифры эти относятся к 1881—85 гг. По «Памятной книжке Псковской губ.» на 1893 г. латышей-переселенцев показано всего 6686, из них 406 в городах и 6280 в уездах, преимущественно Псковском и Островском. По исчислению X. Вольдемара, в Курляндии 525000, в Лифляндии 400000, в Витебской губ. 243000 Л. Немало Л. живет еще в губ. Могилевской и Уфимской, а также в Кубанской обл. и в обеих столицах. За исключением инфлянтчиков в уу. Двинском, Режицком и Люцинском (Витеб. губ.), возвратившихся в католицизм во время контр-реформации, Л. исповедуют веру лютеранскую, а с 1840 г. в Лифляндии и Курляндии некоторая их часть перешла в православие. По антропологическим исследованиям Отто Вэбера (Otto Waeber, «Beiträge zur Anthropologie der Letten», Дерпт, 1879), Л. — среднего роста, часто выше среднего, сильного, пропорционального телосложения. Цвет кожи белый, волосы на голове гладкие, часто легко, редко сильно вьющиеся, большей частью русые, но встречаются и светло-каштановые, редко темно-каштановые. Чисто рыжих и черных волос Вэбер ни разу не встретил. Цвет глаз преимущественно серо-голубой, серый или голубой, редко карий. Обыкновенно Л. бреют бороду. Лицо вообще овальной формы, редко широкое или угловатое. Цвет лица хотя и не свежий, но и не бледный. Лоб высокий, нос большей частью прямой и довольно длинный, зубы хорошие и прямые. Красивых женщин немало. Антропометрические измерения Вэбера, Купфера и Штиды над живыми Л. обнаруживают исключительно мезокефальный тип. Средним ростом своим Л. и литовцы сближаются с финно-эстами, отличаясь от белоруссов большим процентом лиц высокого роста. Первоначально на берегу Балтийского моря обитали леты; ливо-куроны явились туда путем морского переселения, только в более позднее время. История языка и в особенности культурных слов показывает, что ливы и финны заимствовали в древнее время от лето-литовцев весьма важные культурные понятия по лесоводству, пчеловодству, земледелию и рыбоводству, между тем как, наоборот, число ливизмов в латышском языке невелико. Л. общего государственного устройства не имели, а жили под предводительством своих старейшин и родоначальников, разбросанными по лесистым и болотистым местам, заселяя страну посредством выдела младших сыновей на особых новоселках и пустырях. Старший сын или младший наследовал обыкновенно усадьбу и хозяйство, обязываясь, как это поныне в обычае у жмудинов и литовцев Сувалкской губ., поддержать братьев при основании нового поселка. Тип первоначального лат. дома подходит к лапланд. «коту» и черемисск. куала; это бревенчатая постройка, в 10—15 саж. длины, 5—6 саж. ширины. В средине помещался очаг, окруженный низкой каменной стеной; он состоял из ямы, выкопанной на локоть в глубину, и имел в окружности, в форме квадрата или круга, от 3 до 4 локтей. Еще в XVIII в. курляндская хата была под одной крышей, без разделения сеней-кухни от жилой половины, без окон, с дверью, служившей вместе дымволоком и просветом. Когда, кроме очага, у более богатых явилась печь для хлебопечения, дом разделился в две половины: намс (кухня и сени) и истаба — изба с русской печкой. В Лифляндии в ХVIII в. существовали типы жилых построек, соединявших в себе ригу или овин (в зимнее время теплая спальня), холодное помещение с земляным полом для молотьбы и коморку для ручной мельницы и для сохранения разной рухляди, с картофельной ямой. До настоящего времени хозяйский двор имеет еще особую чистую клеть, без окон, с крепким потолком и полом, для сохранения сундуков и одежды дочерей-невест и неженатых сыновей; здесь принимают, как и у жмудинов Ковенской губ. и литовцев Сувалкской губ., почетных гостей и спят в летнее время хозяйские дочери и сыновья. Амбар с овином, сарай, хлева, конюшни и бани строятся особняком и отделены от двора цветником, огородом и фруктовым садиком. Окна и фронт дома поныне выходят не на улицу, а на чистый двор. Крыши кроются в Лифляндии и Витебской губ. соломой, в Курляндии кое-где гонтом. Домашняя утварь и хозяйственные орудия большей частью из дерева; перечисление их см. в коллекции Я. Трейланда, пожертв. им в Дашковский этнографический музей (систем. описание сост. В. Ф. Миллером, вып. II, 1889).

Общая национальная одежда почти везде подверглась видоизменению под влиянием городской культуры. По отзывам латыша Я. И. Вельма, редактора латышского ежемесячника «Austrums», национальный костюм почти исчез около Риги, Митавы и Вендена, более сохранился на З, близ Либавы и Гольдингена, и на В, близ Якобштадта, Крейцбурга и Мариенбурга. Материал для одежды еще домашнего изделия; господствующий цвет — серый, разных оттенков; только юбки и лифы у женщин окрашиваются в темно-синий или темно-коричневый цвет. Мужская одежда состоит из полотняных рубах и штанов, шерстян. штанов, камзола, жилета и кафтана. В Витебской губ. верхняя праздничная одежда как мужчин, так и женщин — свита из серого сукна, зимой — кожух. Рубашка под подбородком застегивается металлической, большей частью серебряной застежкой, у женщин более крупной, чем у мужчин. Верхняя часть женской рубашки из более тонкого, нижняя — из грубого холста. Женские рубашки у витебских Л. иногда с вышивками; юбки шерстяные и холщевые. Голову покрывают платком, который у девушек завязывается под подбородком, у женщин обматывается два раза вокруг головы и повязывается на лбу. В праздник женщины носили чепцы, обшитые металлическими украшениями и бусами, девушки — венец из цветов, шерстяной материи или металлический с бусами, походящий на корону. Обувь прежде состояла из лаптей и кожаных пастал. Домашние женские ткацкие работы отличаются иногда не только прочностью, но и художественностью рисунка. Л. славятся как льноводы и отчасти садоводы, за пределами своей родины. В Витебской губ. Л., в сравнении с щеголеватыми староверами, отличаются скромностью и бережливостью. Как и литовцы, они любят свой костел и сыновей охотнее всего приготовляют в ксендзы. Балтийские Л. гораздо развитее; их литературные произведения у инфлянтцев находят малый сбыт. Семейные обычаи и праздники одинаковы у восточных и западных Л. Множество бытовых черт языческого характера сохранилось в родинных, свадебных и похоронных обрядах и песнях (обычай угощения домочадцев при рождении, банный вечер, отыскание колыбельного очепа и т. п.). При свадьбах заметно также влияние общих нем.-мещанских обычаев, с надеванием чепчика. Ср. A. Winter, «Hochzeitsgebräuche d. Letten», Дерпт, 1894). В похоронных обрядах характеристично изгнание смерти еловыми ветками (см. «Живая Старина», 1891, т. I, вып. 3, отд. 5, стр. 525 сл.; И. Спрогис, «Похоронный обряд у Л. в 40-х гг.»). В сборнике Трейланда: «Мат. по этнографии Л. племени» (Москва, 1881, II, 114—192) записано 663 наговора и заклинания. На основании этих мат. издана брошюра д-ра Алксниса, «Materialien z. lett. Volksmedicin» (Галле, 1894). В народном лечении играют важную роль народный массаж, кровопускание, наложение горшков, средства гомеопатические и симпатические. О санитарных условиях латышского быта старого Л. начала XIX в. см. Beuningen, «Verschiedenheit d. lett. u. lit. Bauern in ärtzlicher Beziehung» (1840). Ср. Г. Меркель, «Латыши» (M. 1870). Богатые мат. по этнографии Л. см. у Вецценбергера, «Kurische Nehrung» (1889), в этнографич. приложениях к газете «Deenas Lapa», в изд. Латыш. общ. в Риге и Митаве, Трейланда, изд. моск. общ. люб. естествознания, этнографии и антропологии. Э. В.