ЭСБЕ/Латышский язык

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Латышский язык
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Култагой — Лед. Источник: т. XVII (1896): Култагой — Лед, с. 392—393 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Латышский язык. — Из всех инородческих областей России латышские местности подробнее и лучше других исследованы в лингвистическо-этнологическом и историко-географическом отношениях. Исследование это началось с основания латышско-литературного общ. в 1824 г. Диалектологическое изучение Л. языка особенно подвинулось с 1860-х годов, когда главным руководителем его стал Авг. Биленштейн (см. III, 842). Л. язык, вместе с литовским (см.), ныне уже вымершим прусским и ятвяжским, составляет особую группу и индо-арийской или индо-европейской семьи языков. Группу эту называют различно: то летские, литовские, балтийские, то айстские языки. Л. или летский граничит на С с Эстским, на В с белорусским, на Ю с литовским языком и подходит на 3 к Балтийскому морю. Мнение Тунмана («Untersuchungen über d. alte Geschichte einiger Nord. Völker», 1772), что летский язык — смесь славянского, готского и финского, опровергнуто в 1818 г. датским лингвистом Раском, который первый доказал обособленность летского языка. В 1822 г. Ватсон, в соч. «Abstammung d. lett. Sprache von d. slav.-russ.», возвращается к старому мнению о смешанности языка летского и о влиянии на него славяно-русского, готского и финского. Потт, в соч. «De Borusso-Lithuanicae tam in Slavicis quam Letticis linguis principatu» (1841) и «Commentatio de linguarum letticarum cum vicinis nexu» окончательно отделил летский язык от славянских и финских. Отношение Л. языка к финно-эстскому и важность изучения финских заимствований из летского языка выяснены в 1890 г. Вильямом Томсеном, в его «Beröringer mellem de finske og de baltiske (litauisk-lettiske) Sprag» (Копенгаген); здесь перечислены и ливизмы латышских говоров Лифляндии и Курляндии. В 1882 г. Л. местности расследованы были кенигсбергским литвоведом проф. Ад. Бецценбергером, вместе с А. Биленштейном. Результаты этих поездок изложены Бецценбергером в его «Lett. Dialectsludien» («Magazin d. lett-lit. Gessellschaft», XVII, Митава, 1885) и в «Sprache der preuss. Letten» (ib., XVIII, 1887). А. Биленштейн издал в 1892 г. особую книгу Л. изоглоссов, в которых картографически изображены 35 особенностей или примет курляндских и лифляндских Л. говоров. Из этого изображения видно, что много диалектологических черт одинаково встречается на крайнем Востоке Л. территории, ближе к Белоруссии, и на крайнем Западе Лифляндии и Курляндии, близ ливских или финно-корельских местностей. Отклонения от языка письменности или земгалского диалекта зависят не от соседства финнов или славян, а от первоначальной дифференцировки старо-латышских звуков или от доисторических разновидностей Л. диалектов в Земгаллии и Летигаллии. Влияния славяно-русские и финно-ливские заметны почти единственно в заимствовании слов; кроме того в инфлянтском наречии (Витебской губ.) можно проследить слабое влияние соседнего литовского языка. Если вообще среди разновидностей балтийско— летского яз. собственно Л. наименее сохранил свою первобытную чистоту и потому для науки сравнительного арийского языковедения менее важен, чем родственный ему литовский, то в отношении количественности ударения Л. столь же важен как и литовский, или сербско-хорватский славянской группы. Для лингвист. археологии Балтики Л. язык играет первостепенную роль, особенно для изучения варяго-готского и финно-литовского периодов северо-европейской истории. Теория движения культурных слов и история их заимствования требует тщательного знания Л. говоров не только Курляндии, Лифляндии, прусск. Нерунга, но также и языка инфлянтских уу. Витебской губ. 

Из истории Л. грамматики (см. Lautenbach, «Gesch. d. lett. Gram.», 1878) видно, что в XVII в. сделаны были удачные попытки к пополнению немецкой азбуки для выражения Л. смягчений и к установлению грамматических правил Регегаузеном (1644) и Адольфи (1685, «Erster Versuch…»). Настоящим основателем национальной Л. грамматики и поэтики был Г. Ф. Штендер (см.), во 2-й полов. XVIII в. В XIX в., до Биленштейна, трудились с успехом Гессельберг и Розенберг. На русском языке И. П. Крауклис издал в Риге: «Руководство для изучения Л. языка. Грамматика» (1868). В 1872 г. вышел в Риге «Л.-немецкий словарь» К. Хр. Ульмана. Из современных грамматиков выдаются И. Вельме, в Москве, своими исследованиями «О Л. причастии» (1885) и «О троякой долготе Л. гласных» (1893); П. Крумберг, «Aussprache lett. Dehnwörter» (1881); К. Мюленбах, по Л. синтаксису («Daži jautajumi par Latw. walodu», 1891); Лаутенбах, Д. Пельц, Каулинь («Mundart von Sausen u. Fechteln») и др. Хорошие диалектологические тексты представляют «Latw. tautas dzeesmas» («Л. нар. песни»), изд. Л. лит. общ. в 1875 г., и образцы говоров в II вып. «Сборника Л. общ.» в Митаве (1893). «Л.-русский» и «Русско-Л.» словари изданы Вольдемаром и И. Сирогисом (СПб., 1873 и 1890). Среди католиков латышей инфлянтских уездов существовало стремление к выработки особого Л. наречия. В 1732 г. в Вильне вышла «Dispositio Imperfecti ad optimum seu rudimeuta gramm. Lotavicae», в которой отмечены особенности диалектов вост.-Л. и зап.-Л. и курляндского. В 1817 г. издана Иосиф Акиелевичем «Gram. Inflancko-łotewska» (Вильно). Ту же грамматику переиздал Т. Коссовский в 1853 г. в Риге. Словарь этого наречия изд. I. Kurmiń, «Słownik Polsko-łac.-lotewski» (Вильно, 1858). Разные сведения по языку и фольклору инфлянтских латышей дает книга Стефании Уляновской: «Lotysze Inflant polskich z gminy Wielońskiej pow. Rzeźyckiego» (Краков, 1891—95). Ср. Э. Вольтер, «Мат. по этн. Л. племени Витебской губ.». Переизданием Л. старопечатных книг занимались Бецценбергер и Биленштейн («Undeutsche Psalmen u. geistl. Lieder Königsberg 1587 zur Feier d. 300 jähr. Jubiläums d. lett-Litt. herausgegeben», Гамбург, 1886; «Der lett. Katechismus v. J. 1586», Геттинген, 1874). Ср. «Rakstu krajums» (сборник, изд. научной ком. рижск. Л. общ., 1876—1895); «Magasin d. lett.-lit. Ges.» (Митава, 1825—1894); «Deenas Lapas peelikums» (этнографическое приложение к газ. «Ежедневный Листок», 1—4, 1891—1894), где помещены важные материалы по словарю и фольклору; G. Baron v. Maneufel, «Inflanty polskie» (Познань, 1879); A. Bezzenberger, «Bemerkungen von Bielenstein über die ethnol. Geografle d. Lettenlandes» (СПб., 1895).