ЭСБЕ/Леванидович, Саул

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Леванидович, Саул
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Култагой — Лед. Источник: т. XVII (1896): Култагой — Лед, с. 428—429 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ 
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Леванидович (Саул) — богатырь. Под этим именем встречается только в былине № 25 сборника Кирши Данилова, в «Песнях» Киреевского (вып. III, стр. 113—116) называется Сауром Ванидовичем. Содержание обеих былин сходно в основе, но запись Кирши Данилова представляет более подробный, хотя значительно спутанный рассказ о похождениях сына Саула Л., Константинушки. В былине симбирской рассказывается, как князь Саур Ванидович, из Астраханского царства, пошел в поход под три царства: латынское, литвинское и сорочинское. В его отсутствие его жена родила сына-богатыря и на 9-ый год послала его с большим войском к отцу; он выжег царство латынское и полонил литвинское, а затем пошел на царство сорочинское. Когда он подступил к последнему, сорочинские мужики решили выслать на поединок «полоненочка-затюремщичка», который оказывается Сауром Ванидовичем. Саур едет биться, высаживает сына из седла, падает ему на грудь и спрашивает о роде-племени. Когда выясняется, что он бился с сыном, Саур плачет от радости, а сын шлет с гонцом письмо матери, что он выручил родного батюшку. Былина Кирши Данилова подробнее рассказывает о детстве и воспитании Константинушки, отъезде на поиски отца, его подвигах и взятии в плен углицкими мужиками (Углич оказывается здесь не русским, а литовским). Между тем, царь Саул Л., возвратившись в свое царство алыберское, спрашивает жену о сыне и, узнав о его судьбе, едет к Угличу и заставляете выдать ему пленника, с которым и возвращается домой. Для восстановления спутанного содержания средней части былины о Сауле Л. могут отчасти служить сходные мотивы в былинах о Суроге («Сборник» Тихонравова и Миллера, отд. II, №65), Суровене (Киреевский, III, 107—110) и Суровце (там же, 110—112 и IV прилож. XXVII — XXIX). Исследования былины о Сауле Л. принадлежат академику А. Н. Веселовскому и профессору В. Ф. Миллеру. Первый, сопоставляя былину с греческой песнью об Армури, находит в обеих один и тот же план, причем, наша былина, по взгляду Веселовского, дает недостающий конец греческой песни. Благодаря своей обособленности от киевского и владимирского центров, наша былина сохранила в относительной свежести следы своего византийского происхождении, в именах действующих лиц (Левантович от Левона, Константин) и сарацин («Южно-русские былины», III, 1—35). Всев. Миллер («Ж. М. Н. Пр.», 1893, №10), не усматривая столь близкого отношения былины о Сауле Л. к византийской песне, разбирает ее состав в связи с былинами о Суровце, Суровене, Суроге, Иване Даниловиче и Михаиле Даниловиче и приходит к предположению о восточном происхождении ее фабулы. Содержание былины — пересказ, осложненный другими мотивами, широко распространенного на Востоке сюжета о встрече богатырей отца и сына. Саур-Саул называется князем или царем какой-то восточной страны — Астраханской или Алыберской; имя Саур — восточное, до сих пор употребительное, как личное, у татар: саур — значит бык, герой. Предания о каком-то богатыре Сауре ходили в южно-русских степях и прикреплены к некоторым курганам. И богатырь, и его враги (Кулебал, Курган и проч.) носят тюркские имена. Популярный в прежние времена в областях, где русский элемент населения соприкасался с татарским, былины о Сауре, Сауле Л., Суроге, Суровце и проч. не проникли в район живой эпической традиции нашего Севера, в Олонецкую губ., и, записанные в XIX ст., дошли до нас частью перепутанными в содержании, частью в фрагментах.

Вс. Миллер.