ЭСБЕ/Лессинг, Готгольд-Эфраим

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лессинг
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ледье — Лопарев. Источник: т. XVIIa (1896): Ледье — Лопарев, с. 595—598 ( скан ) • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ADB : Britannica (9-th) : Britannica (11-th)


Лессинг (Готгольд-Эфраим Lessing) — знаменитый немецкий писатель, род. 22 января 1729 г. в верхней Лузации, в гор. Каменце; происходил из саксонского рода и был старшим сыном очень образованного пастора. Учился в мейссенской школе, потом в лейпцигском университете, где вместо богословия, к которому направлял его отец, занимался философскими, математическими и отчасти естественными науками; в то же время он учился фехтовать, ездить верхом, рисовать и сильно увлекся театром. Знакомство с актерами и известной директрисой театра, Нейбер, дало ему смелость самому работать для театра; его юношеская комедия «Молодой ученый» была поставлена на лейпцигскую сцену; она написана еще по рецепту Готшеда (см.), и в ней только по отдельным штрихам можно узнать будущего реформатора немецкой драмы. Не лучше и другие драматические опыты этого периода, но анакреонтические стихотворения, тогда же написанные Л., не лишены энергии и красоты. Переехав в Берлин, Л. скоро приобрел литературное имя благодаря редкому, особенно в то время и в Германии, соединению многосторонней учености и крупного литературного таланта; все, о чем бы ни писал он, было запечатлено правдивостью, чистотой и силой. В споре швейцарцев с Готшедом Л. стал на сторону первых, и Готшед скоро почувствовал силу ударов молодого критика. В 1750 г. Л. пришлось вступить сперва в близкие, потом в неприязненные отношения с Вольтером, слава которого должна была укрепить Л. в его намерении оставаться только литератором, между тем как темные стороны характера великого писателя не могли не отразиться на отношении Л. к господству французского вкуса. Вокруг Л. группируется литературный кружок, независимый не только от готшедианцев, но и от швейцарцев, и не желающий безусловно восторгаться Клопштоком. С 1753 г. Л. уже издает собрание своих сочинений и в 1755 г. заканчивает драму: «Мисс Сара Сампсон», к созданию которой давно готовился изучением английской литературы. Хотя действие в этой пьесе происходит еще не на немецкой почве, она представляет крупный шаг вперед в развитии немецкой и вообще новой национальной драмы, знаменуя сближение театра с жизнью и открытое восстание против господства французской условности. Вместо александрийского стиха — здесь проза обыденной речи, вместо царей и героев — обыкновенные смертные; это первая драма в современном значении этого слова. Около года Л. живет в Лейпциге, в ближайшем общении с поэтом Эв. фон-Клейст (XV, 352), на которого имел благотворное влияние. В мае 1758 г. Л. снова переселяется в Берлин и там вместе с своими друзьями, Мендельсоном и Николаи, начинает с 1759 г. издавать «Литературные письма» (Briefe, die neueste Litteratur betreffend). Здесь Л. является вполне самостоятельным и высокоталантливым критиком. Он требует верной природе и национальной немецкой поэзии, указывает на Шекспира, как на величайшего драматурга, развенчивает условную франц. трагедию, требует внимания и уважения к народной песне и к старым, несправедливо забытым поэтам. Литер. письма имели большой успех, но самому Л. они скоро прискучили: ему надо было только высказать свои общие взгляды, а чинить суд и расправу над новыми книжками было дело для него слишком мелкое. В 1760 году он занимает в Бреславле место секретаря или правителя дел у ген.-губернатора. Л. остается в Бреславле 5 лет и, несмотря на массу дела и развлечений, успевает написать два разнородных, но почти в одинаковой степени великих произведения: первую истинно национальную нем. «высокую» комедию, «Минна фон Барнгельм, или солдатское счастье», и рассуждение «Лаокоон, или о границах живописи и поэзии». «Минна ф.-Б.» — вполне немецкая пьеса не только потому, что действие происходит в Германии во время 7-летней войны, но и потому, что она вся проникнута чисто немецким добродушием и все характеры ее, от лукаво-добросердечной героини до туповатого, но честного Юста, — чисто немецкие, разумно идеализированные характеры. «Лаокоон» (см. XVII, 340) является рядом поправок и дополнений к бессмертным трудам Винкельмана (III, 419) и вместе с тем представляет крупный шаг вперед в развитии художественной критики произведений новой поэзии, которую он навсегда очистил от дидактическо-описательных поэм. Под влиянием работ Винкельмана и «Лаокоона» в школах северной и средней Германии увеличено было число уроков греч. языка и чтение Нового Завета заменено изучением классиков, через что закончился богословский период в протестантской педагогии и начался гуманистически-научный (лучшие издания «Лаокоона», считающегося классическим произведением и по языку — R. Boxberger, Лпц., 1879; W. Cosack, Б., 1882, 3 изд.; по-русски точный перевод, с обширным комментарием, Е. Эдельсона, Москва, 1859). В 1765 г. Л. вернулся в Берлин, а через 2 года, после нескольких неудачных попыток устроиться в столице Пруссии, с удовольствием принял предложение нескольких любителей национального искусства, задумавших устроить в Гамбурге образцовый немецкий театр, при котором Л. предстояло быть драматургом и критиком. Предприятие вскоре распалось вследствие неспособности предпринимателей и неподготовленности актеров и публики; но благодаря ему появилось на свет периодическое издание Л. «Гамбургская Драматургия» (1-й вышел 1 мая 1767 г., последний 19 апр. 1768 г.; лучший русский пер. — И. П. Рассадина, М., 1883), которое справедливо считается основой великой литературной реформы — падения псевдоклассицизма. В этих листках, проникнутых единством идеи и соединенных потом в целую книгу, Л. вполне убедительно доказывает, что французская, тогда повсеместно господствовавшая теория драмы слаба прежде всего в том, в чем она считает себя особенно сильной: франц. трагики и их последователи только воображают, что они следуют примеру древних и правилам Аристотеля; на самом деле они держатся мелочей, все же существенное оставляют в стороне. У греков драма национальна и соответствует духу времени, у французов она не национальна и с духом времени общего ничего не имеет; в этом отношении Шекспир несравненно ближе к Софоклу, нежели французские классики, изображающие не действительную, а условно-красивую, небывалую жизнь; трагическое должно возбуждать не удивление, как у французов, а сочувствие, как у Софокла и Шекспира. В истории немецкой литературы «Гамб. Драм.» имела огромное значение: без нее был бы не понят и даже невозможен театр Гете и Шиллера. В том же 1768 г. Л. принимается за «Письма антикварного содержания», в которых он развенчивает немецкую официальную науку в лице профессора Хр. Ад. Клотца, которого он окончательно добил в монографии: «Как древние представляли смерть» (1769). — Л. шел уже 40-й год, а он при всей своей литературной известности не имел определенного общественного положения, в котором теперь нуждался больше чем когда-либо, так как полюбил вдову своего гамбурского приятеля, Еву Кениг. Герцог брауншвейгский предложил ему место библиотекаря в Вольфенбюттеле, «не столько для того, чтобы библиотека извлекала пользу из Л., как для того, чтобы Л. извлекал пользу из библиотеки»; он охотно согласился и переехал в Вольфенбюттель в 1770 году. Но жалованье его было так ничтожно, а дела его невесты — так расстроены, что ему еще долго пришлось оставаться женихом. В 1775 году Л. побывал в Вене, где был принят с большим почетом; в том же году ему удалось осуществить свою давнишнюю мечту — вместе с принцем Леопольдом Брауншвейгским он побывал в Италии. В 1776 г. он женился, а через полтора года снова был одинок на свете: жена, обещавшая ему счастливую и покойную старость, скончалась от родов (о ней см. Thiele, «Eva Lessing. Ein Lebensbild», Галле, 1881, a также «Briefwechsel zwischen Lessing und seiner Frau», изд. v. Schöne, Лпц., 1870). В Вольфенбюттеле Л. сначала почти исключительно был занят разбором библиотеки и изданием рукописных находок: уже в 1770 г. он издал считавшиеся потерянным трактат Беренгария Турского против Ланфранка; в 1772 г. напечатал стихотворения Андрея Скультета. В том же году он печатает и ставит на сцену (в Брауншвейге) трагедию «Эмилия Галотти», сюжет которой он сам определяет, называя пьесу «мещанской Виргинией». «Эмилия Галотти» является живым и высокохудожественным дополнением и иллюстрацией к Гамб. Драматургии: всякая сцена подвигает действие вперед и тесно связана с предыдущей и последующей, всякий отдельный момент вытекает из характеров действующих лиц, которые определяются не словами, а самим действием; характеры, а не слепой фатум, управляют ходом пьесы, а так как всякий характер (как и в жизни действительной) заключает в себе и дурное, и хорошее, то зритель, не зная исхода столкновения, все время находится в напряжении и под влиянием основных трагических чувств — страха и сострадания. Сострадание возбуждают не только героиня и ее несчастный отец, благородный детоубийца, но и эгоистичный, испорченный лестью и своеволием принц и даже сам Мефистофель пьесы, Маринелли, которые никак не рассчитывали на такой исход задуманного ими дурного дела. В этом живом сострадании к несчастиям и даже порокам человечества и заключается гуманизирующее значение трагедии. С 1774 г. Л. издает «Отрывки неизвестного». Автором их впоследствии оказался умерший в 1768 г. немецкий деист Герм.-Самуил Реймарус. Отрывки в целом носят заглавие «Апология разумных почитателей Бога». Гамбургский пастор Гёце выступил против издателя с резким и грубым обличением, на которое Л. отвечал рядом блестящих по форме и прекрасных по содержанию статей под назв. «Анти-Гёце» (1778); полемический талант Л. достигает здесь своего кульминационного пункта. За «Анти-Гёце» у Л. было отнято право издавать без цензуры вольфенбюттельские фрагменты, и ему велено было прекратить полемику. Напечатав последнюю брошюру, «Нужный ответ на совсем ненужный вопрос», и тем удержав за собой поле битвы, Л. переносит полемику в область искусства и в 1779 г. выпускает в свет свою последнюю пьесу, «Натан Мудрый», которую он сам называет «дитятею наступающей старости, рождению которого много помогла полемика». «Натан Мудрый» — превосходное произведение, достойно завершающее гуманно-просветительную деятельность Л. Как драма, «Натан» имеет крупные недостатки: характеры лиц раскрываются не в действиях их, вялых и не всегда последовательных, а в прекрасных и сильных речах (оттого и сам Л. назвал пьесу «dramatisches Gedicht»); но как поэтическая проповедь гуманности и веротерпимости «Натан» — одно из величайших созданий только что заступившего в то время классического периода немецкой литературы. «Натану» предшествовало сходное по идее небольшое произведение «Ernst und Falk, Gespräche für Freimauer» (1778), а последней работой Л. было: «Die Erziehung des Menschengeschlechts» (1780), ряд плодотворных мыслей по философии истории. Л. умер 15 февраля 1781 г. от грудной болезни, которой страдал уже давно. Как характер, Л. представляет из себя идеал немца-протестанта: прямой, безукоризненно честный, трудолюбивый, скромный при своих обширных знаниях, ребенок в практической жизни, беззаветно смелый борец за правду и свободу мысли, он был при этом чрезвычайно живым и разносторонним человеком. Он не был творческим гением, не был глубокомысленным философом и великим ученым — но он великий немецкий литератор, больше сделавший для успехов родной поэзии, философии и науки, нежели многие десятки крупных поэтов и ученых. Правдолюбием, энергией и поразительной ясностью своей художественно-критической проповеди Л. подготовил и отчасти совершил ряд великих реформ в немец. искусстве и науке — реформ, которые жалких учеников и подражателей превратили в образцы для подражания и в всеобщих учителей; а для всего цивилизованного мира Л. дал ряд честных и гуманных художественных произведений. В своих статьях и исследованиях Л. дал блистательный пример объединения науки, искусства и служения благу человечества. Первые издания полного собрания сочинений Л. вышли в Берлине в 1771—1794 гг. и в 1825—28 гг.; первое критическое издание изготовил К. Лахман (Б., 1838—40; новое изд. Лпц., 1853—57). Позднее с пользой работали над критикой и библиографией Л. Редлих и Роберт Боксбергер, в издании Hempel’я (В., 1868—1878). Иллюстрированное издание соч. Л. вышло в Вене в 1883 г., общедоступное — в «National Litteratur» Kürschner’a (томы 58—60, Штуттг., 1883). Из полных изданий новейшее — Görnig’a (Штуттг. 1882—84). Объяснения к соч. Л. — Дюнцера (Йена, 1862—63). Ср. также Hebler, «Lessing-Studien» (Берн, 1862). Первая биография Л. издана его братом Карлом (Б., 1793). Из позднейших лучшая работа — Danzel’я (Лейпциг, 1850; ее дополнил Guhrauer в 1853 и 1854 гг.; новое издание Maltzahn’a и Boxberger’a Берлин 1880—81). Ср. Stahr, «Gotthold-Ephraim L.» (Берлин, 1859, много раз переиздавалась); H. Düntzer, «L.’s Leben» (Лпц., 1882, с массой иллюстраций); E. Schmidt, «L., Geschichte seines Lebens und seiner Schriften» (Берл., 1884); Kuno Fischer, «Gotthold-Ephraim L., als Reformator der deutschen Litteratur» (Штуттгарт, 1881; русский перевод И. П. Рассадина, М., 1882). На русский язык Л. начали переводить еще в прошлом столетии; перев. «Эмилии Галотти» издал Карамзин в Москве в 1788 г., а его переводу предшествовал другой, какого-то П. А. (СПб., 1784). «Молодой ученый» переведен много раньше, в 1765 г., Андреем Нартовым; «Минна ф. Барнгельм» под названием «Солдатское счастье» переложена «на русские нравы» и издана в Москве в 1779 г. (И. З.). «Избранные басни» Л. перевел Василий Папышев в 1816 г. (СПб.). Главные произведения Л., с биогр., изданы под ред. П. Н. Полевого в 1882—83 г. Из русских работ о Л. важнее других ряд статей Н. Чернышевского в «Современнике» за 1856 г. (№№ 10—12) и за 1857 г. (№№ 1, 3, 4 и 6) под загл.: «Л., его время, его жизнь и деятельность»; перепеч. тогда же отдельной книгой; в 1894 г. они перепечатаны в соч. Чернышевского, в отделе «Эстетика и поэзия». Ср. статью П. Боборыкина: «Эфр. Л. и д-р Ретгер как критики сценической игры» («Русский Вестник», 1867, № 7), и «Дидро и Л.» («Отеч. Зап.», 1868, № 1, стр. 147). В «Биографической Библиотеке» Ф. Павленкова книга о Л. написана М. М. Филипповым (СПб., 1891).