ЭСБЕ/Литовская литература

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Литовская литература
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ледье — Лопарев. Источник: т. XVIIa (1896): Ледье — Лопарев, с. 809—812 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Литовская литература, как и прусская (см.), возникла в эпоху реформации в прусской Литве и была до конца XVIII века исключительно духовного содержания. С 1547 до 1701 гг. по исчислению Станкевича («Bibliografia Litewska», Краков, 1889) Л. книг издано всего 59, из них 24 для протестантов-лютеран в Кенигсберге, 8 для кальвинистов в Вильне, Кейданах и Лондоне и 27 для католиков в Вильне. По вычислению Балтрамайта в книге «Список литовских и древнепрусских книг с 1538 по 1891» (СПб., 1892) до 1701 г. Л. книг вышло не более 50. История Л. письменности и языка до недавнего времени мало была известна, потому что Л. литературные памятники уже в XVII в. кем-то уничтожались; из вышеупомянутых 59 книг многие до сих пор совсем не найдены, многие другие имеются в одном только экземпляре. Литовские книги 1547—1601 гг. изданы исключительно природными литовцами, получившими высшее образование в Кенигсберге и Вильне. Первый Л. писатель был Марцин Мажвид или, по латинскому произношению, Мосвидиус. Как он, так и следующие за ним писатели — Варфоломей Виллент, издатель малого Лютерова катехизиса и евангелий 1579 г., и Ян Бреткун (1535—1602), известный проповедник, переводчик протест.-лютер. библии, издатель Л. молитвенников и др. — говорят о существовавшем еще в их время открытом идолопоклонничестве литовцев: почитании святых рек, деревьев, змеев и ужей, приношении жертв Перкуну, житному духу Лаукосаргус, скотскому богу Земепатис, призывании Айтвара, всякой чертовщины. То же подтверждает и Даукша в объяснении первой заповеди в катехизисе 1595 г. Иезуитам-проповедникам в конце XVI в., Веге и Иерониму Книсшусу, пришлось срубать стародавние дубы, почитаемые литовцами, и тушить священные огни. Даукша (см. X, 159) впервые выдвинул вопрос о народности литовцев и важности их языка для национального развития. Отнять от народа язык его — это, по словам Даукши, все равно что с неба снять солнце, разрушить мировой порядок, уничтожить жизнь и славу. Даукша не возбраняет своим землякам изучение чужих языков — особенно польского, который литовцу вследствие унии сделался почти родным, — но не допускает презрения родной речи. Издатель Л. катехизиса 1605 г. упростил орфографию, выбросив в особенности массу знаков для обозначения носового произношения, долготы гласных и ударения, применявшихся Даукшею; точно так же поступал и Конст. Ширвид (1564—1631), проповедник в Вильне. Ширвид был первый на Литве лексиколог; он издал в 1629 г. латино-польско-литовский словарь, который впоследствии много раз был переиздаваем и обрабатываем. В Пруссии в это же время на поприще Л. литературы подвизались Лазарь Зенкшток (1562—1621), издатель духовных песен, энхиридиона и воскресных евангелий (1612), и особенно Даниил Клейн, автор Л. национальной грамматики (1653) и издатель книги духовных песен (1666). В 1673 г. вышло «Compendium grammaticae lit.» Фeoфила Шультца. К кальвинской литературе принадлежат катехизис 1598 г., виленская постилла Якова Моркуна 1600 г., богослужебные книги кейданского издания 1653 г., библия Хилинского 1660—1663 гг. Язык кальвинских изданий отличается отсутствием диалектических оттенков. Вследствие общения с кенигсбергским унив. и знакомства с лютеранскими изданиями кальвинисты впервые выработали язык письменности, более всех диалектов примененный к выражению разнообразных культурных и религиозных понятий. Католическая литература, сначала приближавшаяся к той же цели, быстро обособляется в угоду центру литовской контрреформации, Вильне, и виленскому, или восточнолитовскому, наречию. В 1701 г. вышел кальвинский Новый Завет, чем знаменуется новый период Л. письменности XVIII в., или период Доналейтиса (см. XI, 11). До 1801 г. издано около ста Л. книг. В Пруссии вышли басни Эзопа в переводе Г. Шульца, полный перевод лютеранской библии (2 изд. 1755), новые издания книги духовных песен 1736, 1740, 1752 и 1781 гг. Доналейтис (1714—80) из Гумбиннена применил гекзаметр в своей поэме «Четыре времени года» и издал басни. Филипп Руиг (Ruhig) и Готлиб Мильке трудились над исследованием Л. языка; первый собирал песни и издал (1745) свои наблюдения и (1749) словарь Л. языка, последний пересмотрел и вновь издал словарь Руига с предисловием знаменитого Канта. Кант выражает мнение, что прусско-Л. яз. заслуживает быть сохраненным как отличное средство к развитию и просвещению Л. народа и вместе с тем как материал для древней истории передвижения народов. В XIX в., до 1891 г., издано около 1200 книг, брошюр и газет. Первые сорок лет нашего столетия составляют эпоху влияния литовцев, получивших высшее образование в Вильне и увлекавшихся, как Пашкевич и Станевич, наречием и этнографическою стариною Жмуди. На рубеже XVIII—XIX столетий стоит с своими литературными трудами А. Дроздовский (см. т. XI, стр. 182), издатель катехизиса Беллармина (впервые изд. в 1677 г.), руководства для литовского песнопения во время воскресных обеден (1790) и сборника песен светских и духовных собственного сочинения (1814). В 1816 г. епископ И. А. Гедройц издает перевод Нового Завета (см. VIII, 233). В эту эпоху достигла особенной популярности песнь про Бируту и Кейстута, сочиненная Валиновичем и исправленная Пашкевичем (см. «Varpas», 1894, 8). Сим. Станевичем изданы были в 1829 г. жмудские дайны и грамматика Л., или жмудского, языка, а также (1823) «Рассказы из истории Ветхого Завета» с приложением жмудско-польского словаря. Каетан Незабитовский (1824) издал в послесловии к жмудской азбуке первый опыт литовской библиографии в польской передаче, перепечатанный в «Dziennik’е» виленском того же года (ср. Stankiewicz, «Bibliografia lit.», стр. VIII). Дионисий Пашкевич издал стихи о родном дубе Баублисе, письмо к Тадэушу Чацкому и «Жмудско-литовский мужик». В 1832 г. Каликст Коссаковский издал в Вильне грамматику жмудского языка. Литературная деятельность Довконта (см. X, 838) составляет особую петербургскую эпоху Л. литературы, или Довконтовскую. Одновременно кс. Леон Монтвид переиздает (1845) проповеди Ширвида 1629 г., Л. Ивинский выпускает с 1846 г. календари, Юрий Ляхович составляет на чисто жмудском наречии католический катехизис (1847), новую азбуку (1840) и «Проводник в жизнь вечную» (1849). См. очерки Вольтера: «Litauische Schriftsteller des XIX J.», в «Mitteilungen d. Lit.-liter. Gessellschaft», т. III, стр. 101, 260, 451 и сл. С 1850 г., когда M. Волончевский (см. VII, 83) делается тельшевско-жмудским епископом, переселяется в мст. Ворни и расходится с Довконтом, начинается эпоха новой, весьма плодовитой клерикальной литературы, обнимающая годы 1850—64. Издаются молитвенники, псалмы, евангелия в исправленном виде, книжки смешанного духовно-светского содержания (Осип Полангенский), книжки для детей. Одновременно с жмудским литературным движением в Сувалкской губ. сынтовский кс. Татаре начинает издавать новые молитвенники и книги полусветского содержания («Pamokslai iszminties ir teisibes», 1851), написанные местным веленско-владиславовским наречием. Акиелевич, известный под псевдонимом Хлоп Мариямпольского у., издает новую азбуку и объяснение Молитвы Господней; после 1863 г. он поселяется в Париже и делается представителем партии объединения Литвы и Польши. Из современников Волончевского над собиранием этнографических, диалектологических и лексических материалов трудились проф. Угянский в Казани и братья Юшкевичи. В общем большинство литовских писателей до 1864 г. увлекается чистотою жмудского наречия и является крайними пуристами. Довконт создает даже особую ореографию; в новом издании его «Древностей» и «Жмудской истории», вышедшем в Сев. Америке, пришлось текст его рукописи переделать согласно ныне принятому литовскою интеллигенцией правописанию. На восточнолитовском наречии в это время писали Балевич, издатель Л. перевода описания виленской Кальварии (1857), Р. Яссикевич, составитель проповедей на воскресные чтения евангелия (1855—59), и К. В. Войцеховский, издатель польско-литовского элементариуса (1862). В Пруссии после Доналейтиса Л. литература привлекает к себе внимание таких лингвистов, как Болен, Нессельман, Бецценбергер. Иоанн Реза, директор пасторской семинарии в Кенигсберге, издает между 1816 и 1824 г. «Историю перевода Л. библии», деревенский эпос Доналейтиса в немецк. переводе, древние Л. народные песни, басни, новое исправленное издание лютеранской библии. Фриц Келх (1801—1877) известен как издатель первой прусско-литовской газеты и множества благочестивых брошюр духовного содержания. Деятельность Гизевиуса (см. VIII, 662), Фрд. Куршата (см. XVII, 113) и пастора Рудольфа Якоби тесно связана с историею Л. грамматики и филологии. Жмудская история Довконта читается ныне уроженцами восточной Литвы с трудом, но для новейшей литературы сочинения его представляют истинный образец чисто литовской дикции. Эпоха 1865—1883 гг. есть время контрафакции молитвенников, изготовленных в Тильзите с надписью «дозволено цензурою» и перевезенных в Россию в виде контрабанды. В 1865 г. Имп. академия наук издала под редакц. А. Шлейхера «Donalaitis Litauische Dichtungen», а в 1807 г. — Л. народные песни Ив. Юшкевича в русской транскрипции и с русским переводом Л. текста. В 1880—82 гг. казанский унив. издал Л. народные песни Антона и Ив. Юшкевичей и их же описание веленской свадьбы. Последнее сочинение — образец художественного и точно этнографического изображения свадебного ритуала — занимает в современной этнографической литературе выдающееся место. К. Олехнович в 1861 г. издает басни и анекдоты из Л. жизни, последователь Волончевского в деле народного обучения, нынешний епископ А. Барановский — поэму «Оникштенский бор», Иосиф Желвович — перевод басен Крылова. В 1883 г. воспитанник московского унив. д-р И. Басанович основал Л. журнал «Аушра» («Заря») — первое периодическое издание, служащее интересам молодой литовской интеллигенции. Аушристов поляки окрестили литвоманами и усмотрели в этой новой заре Л. письменности отщепенство от истого польского католицизма. Причина тому, что Л. литература с 1865 по 1882 г. мало служила общественным интересам Литвы в пределах бывшего великого княжества и почти ограничивалась изданиями научного содержания, заключается в том, что в 1861 г. состоялось высочайшее повеление все казенные издания на Л. и жмудском наречиях печатать непременно русскими буквами, а также принять особые меры к составлению и изданию Л. грамматики и литовско-русского и русско-литовского словарей. Только в 1880 г. для Имп. академии наук исходатайствовано было высочайшее соизволение на печатание ученых трудов по Л. языку учено-латинским алфавитом, с тем, однако, чтобы подобные издания не были распространяемы в массе литовского населения сев.-зап. края. См. «СПб. Ведом.» (1887 г., № 314), «Русская Жизнь» (1898, № 60 — «Литовский язык и русский шрифт»), «Моск. Сборник» С. Шарапова, 1887 — «Латинство в Западном крае». С 1870 по 1887 г. было выпущено в виде исключения, с разрешения цензуры, только 15 изд. на Л. и жмудском наречиях, печатанных латино-литовским шрифтом. В 1877 г. вышли в СПб. календарь Л. Ивинского и рассказы П. Вилейшиса. В 1879 г. разрешен жмудский молитвенник, одобренный митрополитом Фиялковским (см. «Виленский Вестник», 1887, № 246—248: «Об алфавите для Л. письменности»). В Пруссии Л. газеты существовали уже с 1832 г.; в последнее время несколько Л. газет основано в Сев.-Американских Штатах. С 1832—1895 г. всего изд. до 34 газет; они печатаются большею частью латинскими буквами. Главные Л. периодич. издания. 1) «Келейвис» («Странник», с 1849 по 1880 г.) ныне изд. под загл. «Тильзитский Странник» — орган прусско-литовский, консервативно-религиозного направления; 2) вышеупомянутая «Аушра» (1883—86); 3) «Vienybe Lituwniku» («Объединение»), изд. с 1886 г. в Сев. Америке в Плимуте; 4) «Varpas» («Колокол»), с 1889 г.; 5) «Apzvalga Zemaicin ir Lietuwos» («Обзор») с 1890 г., в Тильзите; 6) «Nauja Lietuwiszka Ceitunga» («Новая Л. Газета»), с 1890 г., в Тильзите; 7) «Lietuva» («Литва») с 1892 г., в Чикаго); 8) «Эхо» («Garbas»), с 1894 г., в Шенандоа (Сев. Америка); 9) «Бостонский литературный журнал» («Bostono lietuviszkas laikrasztis»), с 1895 г.; 10) «Ukinikas» («Xoзяин»), с 1890 г.; посвящен интересам земледелия.

В настоящее время в Л. печати выделились следующие главные направления и литературные партии: 1. Варпиникай, или партия Л. интеллигентов, с органами «Колокол» и «Хозяин». 2. Апжвалгининкай — католическо-клерикальная партия молодых ксендзов, ратующих в своем органе «Обзор» за литовско-национальную политику в делах церковных и освобождение Литвы и Жмуди от церковного полонизма. 3. Шлюпенасы — партия крайних патриотов-литовцев в Америке с антикатолическими обличительными тенденциями. 4. Партия газеты «Vienybe» — умеренно-клерикального направления. 5. В Пруссии преобладают в Л. прессе тенденции консервативные или религиозно-пиестическая. Одна только «Новая Л. газета» заступалась по временам за интересы великолитовские, помещая статьи и патриотические стихи Зауервейна (Сильватикас). В общем, новейшая Л. литература представляет мало оригинального, питаясь по преимуществу переводами с немецкого и польского. Самый выдающийся современный писатель — Aiszbe, который в очерках сувалкского быта выставил типы низшей сельской администрации, лавников, солтысов и войтов (ср. его рассказы «Бричка» и «Наши паны»). В американской газете «Vienybe» печатались в 1891 г. этнограф. статьи Бевардиса: «Куипшки и Куипшкянцы»; там же помещена его поэма «Rudeniop» — одно из немногих Л. стихотворений, изображающих не идиллию леса, лугов и цветов, а горькую повесть людских страданий. Из старых деятелей — так называемых аушристов — кроме Ив. Шлюпаса, продолжают писать Ив. Басанович (род. 1851 в Сувалкской губ.), доктор в Ломпаланке в Болгарии, известный исследованиями по этнографии и археологии Литвы; Довойно-Сильвестрович, неутомимый собиратель народных песен, легенд и материалов для Л. словаря (ср. его стат. в амер. журнале «Apszvieta». 1893, № 10); кс. Ал. Бурба, поэт и даровитый проповедник. Ср. «Л. письменность и писатели» (Liet. Rasztai, Тильзит, 1890); «Apszvieta» (1883, № 14—15, Pro domo sua — статья о Л. движении восьмидесятников-литовцев, воспитанных в спб. и моск. университетах); Szlupas, «Polacy i Litwini», Нью-Иорк, 1888); Jan Witort, «Litwomany» («Lit. Przegląd», Края, 1889); к вопросу об алфавите для Л. жмудских книг в «Журнале Мин. Народн. Просв.» (1888, октябрь); Е. Wolter, «Lit. Schriftsteller d. XIX J.» (1891-93).

Как видно из «Образцов инородческой печати Зап. России», Л. книги печатались в XVI—XVII вв. в Вильне, Кейданах и Кенигсберге, в XVIII вв. — также в Тильзите и Супрасли. В XIX в. до 1864 г. встречаются издания кальвинистов (Церауского и др.), печатанные в Митаве, Тильзите, Вильне, Динабурге, Риге, Сувалках, С.-Петербурге. В 1864—94 гг. центр Л. типографского дела и книжной торговли переносится в вост. Пруссию, где в Тильзите, Мемеле, Битенах и Прекуле издаются так называемые контрафакции. С 1885 г. начинают появляться газеты, книги светского содержания и молитвенники в сев.-америк. типографиях. Как выяснено было на первом всероссийском съезде деятелей печатного дела (1895), попытка применить к Л. письменности русский шрифт, продолжавшаяся с лишком 30 лет, на практике не привилась: с 1864 по 1891 гг. русским шрифтом издано всего 25 книг, в том числе буквари, учебники молитвенники и несколько книг научно-этнограф. (сборники песен Фортунатова и Миллера, Юшкевича) и беллетристического содержания (рассказы Л. Толстого); между тем за тот же период времени число Л. книг, газет и брошюр, изд. латинским шрифтом за границею, простиралось до 700. Значительная часть этих заграничных изделий и частью так наз. контрафакций проникла к литовцам бывшего вел. княжества путем контрабанды. В другом реферате того же съезда исчисляется, что Л. молитвенников в роде «Altorius», «Garbe Dievo» или «Balsas balandelis» печатается ежегодно за границею не менее 30000 экз. и продается спекулянтами, считая по 2 рубля за каждый, на 60000 руб., между тем как тот же молитвенник, напечатанный с разрешения русской цензуры, продавался по 30 коп. в переплете (см. «Обзор первой всеросс. выставки печатного дела», № 34, прил. стр. 39 и 51). Если общее число жмудинов и литовцев, обученных русской азбуке, и доходит до 300 тыс., то все-таки 25 изд. русского шрифта не могут выдержать никакой конкуренции с 700 изд. латинского. Весьма знаменательно, что из 25 изд. русского шрифта только одно — школа кройки Лялиса — возникло по частному почину; все остальные — казенные. Следует отметить, что книги, печатанные для удовлетворения интересов обитателей бывшего великого княжества Л., написаны не польскими агитаторами, а природными Л., большею частью уроженцами Сувалкской и Ковенской губ., воспитанными в русских университетах. Другие современные деятели Л. литературы кончили вейварскую учительскую семинарию, марьямпольскую и шавельскую гимназии, а лица духовного звания, как ксендз Бурба и другие, — духовно-католические семинарии в Сейнах, Ковне, Вильне и СПб. Молодая Литва успела: 1) выработать новую общелитовскую орфографию и литературный язык, воздерживаясь как от жмудских, так и от восточнолитовских крайностей в изображении звуков и форм употребляемого газетными писателями Л. языка; 2) выяснить родственные отношения литовцев к этнологически столь близким от них латышам и отделить теоретически интересы Л. интеллигенции от польской (см. статьи газеты «Варпас» за 1891 г.: «Mes ir Lenkai» и др.); 3) расширить народное образование посредством книг, общеобразовательных брошюр, театра (первые театральные пьесы Гужутиса: «Пан и мужик», его сцены из Л. истории 1362 г., или «Egle», театральн. представления в Тильзите и Чикаго) и хороших переводов с иностранных яз. Л. литература перестала проявляться исключительно в молитвенниках и календарях и, несмотря на исключительные и трудные условия сбыта, стала отражением новой европейской образованности. Литературное оживление и национальное возрождение совпадает с началом эмиграции столь неподвижного прежде народа в С. Америку (см. «Труды Варш. Стат. Ком.» вып. 5: «Сравнительная статистика заработков сельского населения в Сувалкской г. и эмиграции в Америку», 1891; «Mitteilungen d. lit. litter.-Ges.» III, стр. 543; «Новое Время», 1887 г. № 4221). Вопреки заявлениям польских патриотов сев.-зап. края (см. Лелива, «Русско-польские отношения», Лпц., 1895, стр. 246), «серый народ» литовских губерний не только говорит своим литовско-жмудским родным языком, сохраняя свои предания, нравы и обычаи и молясь на своем языке, но сумел и сумеет дать своим детям среднее и высшее образование в русских школах и выработать свою областную литературу, служащую, как и русская, выяснению жизненной правды и борьбе с эксплуатацией народной массы.