ЭСБЕ/Лопари

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лопари
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 1—2 ( скан · индекс )


Лопари, лапландцы — народ финского племени, живущий в северных округах Швеции, Норвегии, Финляндии и в Кольском уезде Архангельской губернии. Всего их насчитывается около 25000: около 15000 в Норвегии, более 6000 в Швеции, около 1200 в Финляндии и около 2000 — в Кольском у., особенно в северо-западной его части. Сами себя Л. называют саме, самелатс; некоторые полагают, что с этим прозвищем стоит в связи и финское название Финляндии Суоми, а равно и Сум древней русской летописи; иные производят от того же корня и название самоедов. Судя по некоторым данным начальной русской летописи и хорографическим названиям, есть основание полагать, что Л. распространялись некогда на Ю. до Ладожского озера. В Швеции и Норвегии они также жили в древние времена южнее, чем теперь; на это указывают, между прочим, находимые вне области нынешнего жительства Л. «лапландские могилы». По данным языка, Л. принадлежат к финнам, и притом к западным, т. е. стоят ближе всего к тавастам и корелам, хотя язык их представляет и многие особенности, между прочим, много слов, заимствованных из древнего скандинавского и даже готского языка, что указывает на их продолжительное сожительство уже в древние времена рядом с германскими народностями. Язык Л. разделяется на несколько наречий, довольно сильно различающихся одно от другого. Лопари относятся к племенам малорослым; средний рост мужчин — около 150—155 см, т. е. очень низкий, вследствие чего многие из них не принимаются на военную службу. Сложения они сухощавого, кожа часто морщинистая; некоторые исследователи, напр. Вирхов, видят в них признаки некоторого вырождения или несовершенного развития. Тем не менее, грудь у них развита хорошо (окружность груди значительно превышает величину полуроста), и они, в общем, народ здоровый и крепкий. Голова у них короткая и широкая (брахицефалы), нос умеренный, иногда плосковатый или вздернутый, переносье довольно широкое, скулы развитые; кожа нередко смуглая, волосы прямые, большею частью черные или темно-каштановые, глаза в большинстве случаев тоже темные, черные или карие. Шведские и норвежские Л. (наши их называют фильманами) представляют некоторое отличие от русских: они в среднем несколько ниже ростом, голова у них шире, цвет кожи, волос и глаз темнее, тогда как среди русских лопарей часто встречаются особи более высокого, среднего роста, менее широкоголовые, с волосами светло-каштановыми или русыми и с серыми или даже голубыми глазами. По-видимому, шведско-норвежские Л., живущие более сплошной массой и более многочисленные, лучше сохранили отличительные черты своего типа, чем русские. Русские лопари — православные, шведско-норвежские — лютеране; первые большей частью безграмотны, у последних грамотность все больше развивается. Первоначально лопари жили по образу дикарей каменного века; весьма вероятно, что Feuni Тацита, не знавшие металлов, добывавшие себе пропитание охотой и пользовавшиеся стрелами с каменными и костяными наконечниками, были именно Л. Знакомство с металлами и разные другие культурные усовершенствования заимствованы Л. от финнов. Впрочем, в быте Л. и до настоящего времени сохранилось много первобытного. Летом, занимаясь ловлей рыбы по рекам, озерам и берегам моря, они живут в примитивных шалашах (вежах, котах); на зиму они переселяются в погосты и живут в деревянных избах (тупах, пыртах). Кроме рыболовства и звероловства, Л. занимаются также оленеводством, которое у фильманов развито более, чем у русских лопарей. Оленями пользуются Л. и для переездов, запрягая по одному в небольшие лодкообразные саночки (кережки). В новейшее время Л. стали держать и рогатый скот, а также переходить к земледелию или огородничеству, поскольку оно возможно в их холодной стране. Костюм Л. сохранил некоторые оригинальные черты, особенно у женщин, что выражается, главным образом, в головном уборе, имеющем у фильманок вид шлема с загнутой наперед верхушкой. Было высказано мнение, что Л. принадлежат к племенам исчезающим и постепенно вымирают, но более обстоятельные статистические наблюдения не подтверждают такого взгляда; хотя прирост населения у Л. и не велик, но все — таки превышает смертность. Численность настоящих Л. уменьшается, однако, от смешения с окружающими их народностями, вследствие чего получаются смешанные типы, усваивающие нередко и язык другой народности. Л. — народ смирный, робкий, честный, веселый, гостеприимный, кроткий в семейной жизни, сострадательный к бедным, почтительный к старшим; среди них почти не бывает преступлений. Подвергаясь с давних пор эксплуатации со стороны своих соседей, не скрывающих часто своего к ним презрения, и ведя жизнь исполненную лишений, обид, бедности, Л. усвоили себе, однако, и некоторые менее привлекательные качества — отсутствие энергии, леность, упрямство, подозрительность, неопрятность, страсть к вину, обман в торговле. По словам священников, Л. «в вере тверды, часовни и храмы посещают», но эта вера, особенно при безграмотности, выражается большей частью лишь в исполнении обрядов, рядом с которым уживаются масса языческих суеверий, верование в различных божеств и духов и особенно в колдунов (нойд), которые соответствуют прежним шаманам и до сих пор имеют влияние в народе. Народное творчество Л. имеет по преимуществу эпический характер; весьма распространен эпос животный (сказки) и мифологический (сказания о солнцевых сыновьях, о дочери солнца, о подземном царстве и т. д.). Есть остатки и исторического эпоса (предание о разрушении Печенгского монастыря, сказания о чуди, о богатырях). Лирика Л. бедна, но вообще Л. довольно склонны к поэзии, и самые обыденные явления в их скудной впечатлениями жизни слагаются иногда в бывальщины и песни. См. Н. Харузин, «Русские Л.» (М., 1890 в «Изв. Общ. люб. естеств.», LXVI); его же «К вопросу о двух типах Л.» (в «Дневнике Антр. отдела Общ. люб. ест.», 1890); Кельсиев, «Отчет о поездке к Л.», в «Изв. Общ. люб. ест.» XLIX); Düben, «Om Lapland och Lapparne» (Стокгольм, 1873; в извлечении — в «Congrès intern. des sc. géographiques», 1876); Ecker, «Lappland u. die Lappländer» (1878); Mantegazza, «Un Viaggio in Laponia» (1884); Koechlin-Schwartz, «Un touriste en Laponie» (1882).