ЭСБЕ/Лопатин, Герман Александрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лопатин, Герман Александрович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кошбух — Лященко. Источник: доп. т. II (1906): Кошбух — Прусик, с. 96—97 ( скан · индекс )


Лопатин (Герман Александрович) — русский политический деятель. Род. в 1845 г в Нижнем Новгороде; кончил курс на физико-математическом факультете спб. университета. В 1866 г. привлекался к каракозовскому делу и просидел в Петропавловской крепости два месяца, но освобожден за отсутствием улик. В 1868 г. арестован по делу кружка (основанного в Москве Волховским), имевшего задачей отправку в деревни учителей и легальных книг. Общество не преследовало никаких противозаконных целей; тем не менее Л. просидел 8 месяцев в Петропавловской крепости и был выслан в Ставрополь-Кавказский, с определением на службу в канцелярию местного губернатора. Здесь Л. удалось преобразовать местную библиотеку и провести вопрос о замене в Ставропольской губернии общинно-захватного крестьянского землевладения общинно-передельным по постановлениям сельских волостных сходов. В конце 1869 г. Л. арестован вследствие его письма, найденного у одного из привлеченных к нечаевскому делу. Л. находился в переписке с Нечаевым и Бакуниным, но разошелся с ними во взглядах и в нечаевском деле участия принять не пожелал. Через несколько недель после ареста Л. удалось бежать с военной гауптвахты. Прибыв в Кадников (Вологодской губернии), где в ссылке жил П. Лавров, Л. тайно увез его в Петербург, а оттуда отправил за границу. Вскоре после того Л. поселился в Лондоне, чтобы быть ближе к Карлу Марксу, с которым находился в дружеских отношениях; там он перевел на русский язык начало 1 тома его «Капитала» (СПб., 1872). Сделавшись членом международного общества рабочих (интернационала), он был избран в генеральный совет его. В конце 1870 г. Л. отправился в Сибирь с целью освобождения Н. Г. Чернышевского, но был арестован. Оправданный судом, он работал по вольному найму в иркутской контрольной палате. Узнав о том, что его вновь собираются арестовать, он летом 1872 г. уплыл на 2-весельной душегубке по Ангаре и, проплыв свыше 1000 верст, вышел на берег в Усть-Тунгузке; оттуда он доехал до Томска, но там был арестован и очутился вновь в Иркутском остроге. Летом 1873 г. он был вызван в суд, но бежал и пробрался в Петербург, а оттуда за границу. В Цюрихе он застал приготовлявшийся к выпуску первый журнала «Вперед», но, вследствие теоретических разногласий с Лавровым, отказался от близкого участия в этом журнале и ограничился помещением биографического очерка умершего перед тем Щапова и заметкой о любопытной секте «Не наших». Следующие 5 лет (1874 — 79) Л. провел за границей. В это время он не принадлежал активно ни к одной из революционных партий внутри России. Несколько раз он ездил под чужим именем в Россию на короткие сроки. В начале 1879 г., когда в революционных кругах идеи народничества стали сменяться идеями народовольчества, которым сочувствовал Л., он вернулся в Россию, но скоро был арестован и весной 1880 г. выслан административным порядком в Ташкент, где занимался в частном банке, затем в Вологду. В феврале 1883 г. он бежал из Вологды в Париж. Сформирование партии Народной Воли (май 1879 г.), ее развитие и главная деятельность имели место в то время, когда Л. сидел в тюрьме и находился в ссылке. В Париже Лавров издавал тогда «Вестник Народной Воли», в котором Л. принял участие. Тяготясь сравнительно спокойной жизнью за границей, он поехал в Петербург, где натолкнулся на Дегаева. Непосредственного участия в деле убийства Судейкина Л. не принял, так как считал невозможным действовать заодно с двойным предателем, но побудил Дегаева исполнить взятое на себя обязательство. В начале 1884 г. Л. отправился в Париж, где формально примкнул к партии Народной Воли и в марте того же года вернулся в Петербург в качестве члена нового исполнительного комитета. Своей задачей он считал собрать разрозненные остатки в сущности уже погибшей партии Народной Воли, изыскивать денежные средства, основывать новые и поддерживать только что возникшие тайные типографии, выпускать № журнала Народной Воли. Дело оказалось неисполнимым: партия Народной Воли оказалась не в состоянии воскреснуть. 6 октября 1884 г. Л. был арестован и посажен в Петропавловскую крепость. В июне 1887 г. он был приговорен к смертной казни, которая была заменена пожизненным заключением в Шлиссельбургской крепости. Там он провел 18 лет. Амнистия 1891, 1896, 1904 гг. не были распространены на него. Его освободил только указ 23 октября 1905 г., при чем, ввиду расстройства этапных путей в Сибири, куда его предполагалось сослать на 4 года, ему было разрешено проживать временно в г. Вильне за поручительством его брата. Л. вышел из тюрьмы больным стариком. Человек очень большой эрудиции, он считался всегда одной из самых крупных интеллектуальных сил русского революционного движения. Во всякой организации, в которую он входил во время кратковременных перерывов между тюремными заключениями и ссылками, он сразу занимал первенствующее место. Он перевел на русский язык «Психологию», «Социологию» и «Этику» Спенсера, 1-й том «Происхождения современной Франции» Тэна, «Спиритизм и аналогичные ему психозы» Карпентера, сочинение Грант-Аллена о Дарвине и несколько других книг по физике, биологии и т. п. См. Р. L. Lawrow, «H. Lopatin» (в «Neue Zeit», 1889). В русских газетах о лопатинском процессе появились лишь небольшие заметки; более полный отчет, под названием «Процесс 21», вышел в Женеве в 1888 г. Речь В. Д. Спасовича, защищавшего в этом процессе П. Ф. Якубовича, напечатана в сборнике: «Семь судебных речей по уголовным делам В. Д. Спасовича. 1877—1887 гг.» (Берлин, 1900).