ЭСБЕ/Лопиталь, Мишель

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лопиталь, Мишель
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 7—8 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Лопиталь (Мишель de L’Hospital или L’Hopital, 1507—1573) — французский госуд. человек, юрист и поэт, происходил из третьего сословия, изучал право в Тулузском, потом в Падуанском университете был проф. гражданского права в Падуе. В Италии под влиянием Помпонацци и Макиавелли сложились политические взгляды Л. и та религиозная терпимость, представителем которой он был всю жизнь. Л. был религиозный человек, проникнутый монархическими чувствами. Король — слуга отечества; от него исходит благосостояние народа путем справедливости, гуманности и терпимости ко всяким мнениям; для государства поэтому вредно преследовать еретиков; вопросы государств. деятельности — вне религиозных споров. Для того времени это были новые взгляды, и про Л. говорили: «человек ученый, но истинный атеист». В 1535 г. Л. возвратился во Францию и занял место в парижском парламенте. В 1560 г. он был назначен канцлером и старался положить конец религиозным раздорам. В блестящей речи перед парламентом (5 июля 1560 г.) Л. начертал программу своих действий. Мира можно достигнуть путем уступок и соглашений; необходимо вызвать к деятельности Генеральные штаты, давно уже не собиравшиеся, и национальный собор. С целью ослабить католическую партию и подорвать власть Гизов были созваны в Фонтенебло нотабли (октябрь, 1560) и решено собрать Генеральные штаты. В первом же собрании Генеральных штатов в Орлеане Л. постарался примирить партии, образовав правительство из Гизов и принца Конде. «Забудем, — говорил Л. депутатам, — эти дьявольские клички партий — лютеранин, гугенот, папист; пусть у всех будет одно имя — христианин». Издан был целый ряд манифестов, которыми запрещались религиозные распри, возвращались конфискованные имения и повелевалось освободить всех заключенных протестантов (Ordonnances d’Orleans). Против Л. были Гизы, духовенство и парламент, не утверждавший эдиктов Л. Это не мешало Л. улучшать финансовое состояние страны и приводить в порядок управление. Многие из его распоряжений по судебной части имели силу до самой революции. Он строго разделил власти судебную, военную и административную и старался ограждать труд и торговлю. 9 сентября 1561 г. в Пуасси был устроен торжественный религиозный диспут между католиками и протестантами (Карл Гиз и Беза). Л. произнес горячую речь в пользу обеспечения гугенотов законными правами, но соглашение не состоялось, и отношения между враждующими партиями крайне обострились. В том же году вопрос о необходимости терпимости был решительно поставлен на собрании Генеральных штатов в Понтуазе. Эдиктом 1561 г. Л. заменил смертную казнь за ересь изгнанием. С целью точнее определить условия терпимости и легализировать положение протестантов созвано было собрание в Сен-Жермене, с участием представителей от всех парламентов. Л. подробно развил мысль о необходимости свободы совести, и результатом собрания явился замечательный эдикт Л. под именем январского, или толерантного (17 января 1562 г.). По этому эдикту протестанты получили право отправлять свое богослужение только вне городов. Парламенты обязывались защищать их. Кальвинистам запрещено было собирать синоды, консистории, установлять статуты и т. д. Это была лишь ограниченная терпимость, но и она была непривычна для того времени. Едва начались религиозные войны (1562), как на Л. посыпались отовсюду обвинения. Папа Пий IV признал его еретиком и грозил послать на костер, католики называли его атеистом, гугеноты обвиняли его в нерешительности. Общим недовольством воспользовались Гизы. Образовался триумвират (герцог Гиз, Монморанси и Сент-Андре) с целью противодействовать политике Л. Ему пришлось отступить перед грубой силой, и «новый Катон» сложил с себя власть, не переставая, однако, проводить реформы в судебном ведомстве (Муленские ордонансы 1566 г.). Восторжествовавшая реакция заставила его окончательно оставить дела; он удалился в свое поместье Vignay, «оплакивая печальную участь Франции» (1568). Варфоломеевская ночь страшно потрясла его, и он через полгода умер. Высокая политическая честность, ум и благородство Л. оценены всеми историками. Особенно любили Л. французские мыслители XVIII века, когда многие его проекты впервые были осуществлены. Л. страстно любил латинскую поэзию и писал таким выдержанным стилем, что современники называли его «вторым Горацием». После его смерти остались поэтические произведения на латинском языке, речи, мемуары и несколько рукописей юридического и публицистического характера. Латинские соч. Л. впервые издал Pibrac в 1585 г.: «Epistolarum seu Sermonum libri Sex». Главные из соч. Л., изданных в 1824—25 г.: «Harangues et remonstrances», «Six livres d’épîtres suivis d’épitaphes», «Mémoire adressé á Charles IX», «Traité de la réformation de la justiice», «Testament» (любопытное автобиогр. соч.). См. Gaibert, «Eloge historique de M. de L’Hospital» (П., 1777); Villemain, «Vie de L’Hospital» (1827); Taillandier, «Nouvelles recherches historiques sur L’Hospital» (П., 1861); Dupré-Lasal, «M. de L’Hospital, avant son élévation au poste de chancelier de France» (1875); Geuer, «Die Kizchenpolitik L’Hospitals» (1887). По-русски небольшой, прекрасный биографический очерк проф. Лучицкого: «Мишель Лопиталь» («Киевские универс. известия», 1870, 10).

П. К—ский.