ЭСБЕ/Лубоеды

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лубоеды
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 58—62 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Лубоеды (Hylesinini) — особая группа жуков из семейства короедов (Scolytidae), заключающего в себе еще три группы, или подсемейства: заболонники, или сколиты (Scolytini), собственно короеды — Tomicini, и Platypini. Семейство короедов состоит из 140 видов европейской фауны, а всего описано их более 750 видов. Они относятся к группе 4-суставных жуков (Tetramera) и примыкают в ней очень близко к семейству долгоносиков (Curcuilionidae), с которыми иные авторы соединяют их в одно семейство Rhynchophora. Самые крупные из короедов едва достигают 8 мм в длину, самые мелкие не больше 1 мм. Тело их цилиндрическое, реже овальное, черного или бурого цвета, реже серого с желтоватым рисунком. Головка круглая, более или менее втянутая в грудной щит, иногда с зачаточным хоботком. Последний признак соединяет Л. с группой Cossonidae (из долгоносиков), на которых Л. очень похожи и общей формой тела. Усики булавовидные, часто коленчатые, со жгутиком и стебельком; глаза плоские. Грудной щит такой же ширины, как надкрылья. Голени к вершине расширяющиеся, с одним или несколькими зубчиками на внешнем краю. Личинки очень похожи на личинок долгоносиков, желтовато— или розовато-белые, с хорошо обособленной бурой головкой, безногие, согнутые на брюшную сторону и сильно суживающиеся к заду. Все короеды питаются растениями и преимущественно древесными породами, почему Латрейль назвал это семейство Xylophaga. На травянистых растениях живут следующие виды: в стеблях Delphinium, Euphorbium и др. развиваются все виды рода Thamnurgus; Hylastinus trifolii Müll. развивается на корнях Trifolium pratense, и Cryphalus jalappae Ltzn. — на корнях Jalappa. Один вид, Coccotrypes dactyliperda Eichh., живет в плодах Areca catechu. Все прочие короеды развиваются под корой или в древесине ствола, ветвей и корней, не трогают только листьев, плодов и цветов, между тем как долгоносики нападают и на эти части деревьев. Одно из биологических отличий между долгоносиками и короедами заключается в том, что самка короедов при откладывании яиц втачивается сама в тот предмет, куда кладет яйца, напр. под кору, между тем как самка долгоносиков остается при этом всегда снаружи и проделывает хоботком для яиц дырочки (исключением в этом случае являются некоторые Cossonidae). Относительно выбора пищи и места обитания большинство короедов специализировалось весьма определенно. Главная масса их, более 60 видов, сосредоточивается на хвойных породах, меньшее число — на лиственных; из последних короеды никогда не были находимы на европ. видах Salix, Rosa, Rubus, Caragana, Robinia и Vitis; из хвойных же все по крайней мере европейские виды подвергаются их нападениям. Есть виды, которые живут исключительно на корнях, наприм. Hylurgus ligniperda и некоторые Hylastes — на хвойных; другие живут только в толстой коре стволов, таковы: Dendroctonus micans, крупные виды Tomicus, Myelophilus piniperda и др. — на хвойных породах и крупные виды Scolytus — на лиственных; наконец, третьи попадаются исключительно под тонкой корой ветвей и молодых стволов, таковы: мелкие виды Tomicus и Scolytus, Carphoborus и т. д.; наконец, два рода: Xyleborus и Trypodendron гнездятся только в древесине. Большая часть видов короедов размножается только на определенных древесных породах, причем под словом порода приходится подразумевать иногда род растений, в других случаях часть его, а иногда целое семейство или даже более обширную группу; Scolytus destructor Ol., нападающий на берест (Ulmus campestris), размножается столь же успешно на ильмах (Ulm. montana) и вязах (Ulm. effusa). Tomicus longicollis Gyllh. нападает только на те виды сосны, которые имеют длинную и мягкую хвою, каковы Pinus laricio, halepensis и др. Л. ясеня — Hylesinus fraxini и oleiperda нападают также и на других представителей сем. Oleaceae — масличных, к которому относится ясень, каковы сирень и бирючина. Фруктовый сколит (Scolytus rugulosus Koch.) найден размножающимся почти на всех европ. представителях сем. Pomaceae и Amygdaleae. Короеды обыкновенной сосны Myelophilus piniperda и M. minor, также Tomicus 6-dentatus, 4-dens и др. не трогают обыкновенной ели (Picea excelsa), но размножаются на кавказской (Р. orientalis). Все виды родов Scolytus, Hylesinus, Phloeothribus, Ernoporus, Taphrorychus и др. живут только на лиственных породах; Phloeosinus — на туе, кипарисах и можжевельнике; Myelophilus, Hylasles, Tomicus, Pityophthorus, Cryphalus и др. — на прочих хвойных; виды трех родов Dryocoetes, Xyleborus и Trypodendron живут одни на лиственных, другие на хвойных породах, напр. Dr. villosus на дубе, а Dr. autographus — на ели; наконец, один вид, Xyleborus Saxeseni, размножается в древесине всяких древесных пород. Иногда еловый короед — типограф, Tomicus typographus, нападает на сосну или дубовый сколит, Scolytus intricatus, на вяз — но это случаи заблуждения инстинкта или результат отсутствия необходимой породы; потомство этих пионеров, а часто и они сами погибают на вновь занятых ими породах; с большим успехом большой сосновый Л., Myelophilus piniperda, воспитывает иногда свое потомство на елях, примешанных к сосне; но и в этом случае еще ни разу не было наблюдаемо, чтобы такое явление принимало сколько-нибудь значительные размеры и т. п. Географическое распространение короедов находится в тесной связи с распространением питающих их древесных пород. Постоянное нахождение данного вида короеда в какой-нибудь местности служит указанием на то, что в этой местности растет и соответственная питающая его древесная порода, но нельзя сделать обратного заключения; напр. северная граница распространения фруктового сколита (Sc. rugulosus) не доходит до Петербурга, между тем рябина и боярышник, на которых он способен размножаться в Средней и Южной России, не только доходят до Петербурга, но и распространяются значительно севернее; то же самое относится и к ильмовым сколитам. В этих примерах сев. граница области распространения насекомого отстает от той же границы питающего растения; то же отношение наблюдается и при вертикальном распространении в горах. В некоторых случаях, однако, обе границы могут почти совпадать. Почти вся жизнь короедов проходит внутри дерева, в темноте; на свет они появляются только в период роения и перелета от места рождения к вновь занимаемому дереву. Сделав в коре входное отверстие, жук протачивает через кору входной канал, доходящий до самых сочных и жизненных тканей дерева, до луба и верхних слоев заболони, где и кладет свои яйца. Для помещения их короеды вытачивают особые ходы, довольно разнообразной, но постоянной и характерной для каждого вида формы. Немногие виды, каковы, напр., Dendroctonus micans Kug. и Tomicus laricis L. на елях и соснах, заканчивают входной канал неправильной полостью, в которой и кладут яйца кучкой; вышедшие из яиц личинки увеличивают эту полость, подъедая кругом всю кору сплошь — такие ходы называются семейными. Более определенную форму имеют ходы Cryphalus на хвойных; здесь самка также кладет яйца кучкой в неправильной полости под корой, но личинки выедают уже каждая свой особый ход и лучеобразно расходятся во все стороны (см. фиг. 1 табл.). Новое усложнение мы встречаем у Dryocoetes autographus, самка которого вытачивает под корой небольшой продольный канал и кладет в нем кучку яиц; затем продолжает канал дальше, кладет другую кучку яиц и т. д. Большинство короедов кладет яички по одному. Входной канал, идущий обыкновенно через кору наклонно, снизу вверх, продолжается под корой в цилиндрический канал такого же диаметра, как толщина тела выточившей его самки. По обе стороны канала самка вытачивает по мере его удлинения небольшие ямки, кладет в каждую по яичку, залепляет его опилками или буровой мукой, выгрызает ямку для следующего яичка и т. д., пока истощит весь запас своих яиц; этот канал называется маточным ходом. Большинство короедов выкидывает из маточных ходов наружу всю буровую муку, что обыкновенно исполняет самец, который остается при самке до конца кладки яиц и по временам оплодотворяет ее. На протяжении маточного хода многие короеды вытачивают через кору наружу еще 2 или 3 отдушины, лежащие открыто, а не в щелях коры, как это бывает с входными отверстиями. Наиболее простой — продольный маточный ход, идущий по дереву снизу вверх (см. ф. 2 табл.). Такие ходы делает большинство сколитов и хвойных Л. Здесь выкидывание буровой муки из ходов не представляет никаких затруднений при стоячем положении дерева. На лежачем же дереве эти короеды делают все-таки продольные ходы, но направляют их или к комлю, или к вершине, смотря по тому, какой конец лежит выше; при горизонтальном положении дерева ходы направляются безразлично, одни к вершине, другие к комлю; входной канал на лежачем дереве всегда образует угол с маточным ходом, так как сохраняет свое направление снизу вверх. По этим признакам можно определять, когда было поточено дерево короедами, до рубки его или после рубки, что имеет значение в деле контроля лесной администрации. Вылупившиеся из отложенных яиц личинки протачивают каждая свой особый личинковый ход, который в начале бывает узеньким, а потом, по мере роста личинки, расширяется. Личинковые ходы идут по дереву продольно и поперечно и окружают постепенно маточный ход со всех сторон (ф. 3 табл.). Следующая форма маточных ходов — поперечные двухсторонние; они свойственны лиственным Л. (Hylesinus) и Myelophilus minor Hrt. на сосне: здесь от входного канала, идущего снизу вверх, начинаются два маточных хода, направляющихся поперечно (горизонтально — на стоящем дереве) и образующих фигуру скобки; личинковые ходы идут от них продольно вверх и вниз (фиг. 4 табл.). На лежачем дереве входной канал образует острый и тупой углы с ветвями маточных ходов, а скобки могут быть обращены в разные стороны. Более сложную форму ходов представляют собственно короеды (Tomicini), два вида Scolytus: ensifer Eichh. (ф. 9) и pygmaeus Fbr. и некоторые Л. (напр. Phloeosinus); все они замечательны, между прочим, еще в том отношении, что живут полигамно. У этих видов входной канал, вытачиваемый самцом, вводит в особую камеру под корой, случную камеру, куда к самцу приходят 2, 3 и более самок, оплодотворяются им, и затем каждая начинает точить от этой камеры особый маточный ход; самец по временам посещает своих самок и вновь их оплодотворяет, ради чего ему приходится из каждого маточного хода вытаскивать буровую муку, скопляющуюся позади самок. У мелких видов рода Tomicus, каковы chalcographus L., bidentatus Hbst. и др., живущих в тонкой коре еловых и сосновых вершин, от одной камеры расходятся лучеобразно от 3 до 8 маточных ходов. У более крупных видов, каковы typographus L., 6-dentatus Baern. и др., живущих в более толстой коре, идут от одной случной камеры 2 или 3 маточных хода: 1 кверху и 1 или 2 — книзу. На задней части тела этих короедов, особенно самцов, находится довольно глубокая впадина (см. ф. 5 и 10), окруженная зубцами и волосками; этой впадиной жуки пользуются, как тачкой, для вытаскивания в ней буровой муки. На стоячем дереве входной канал входит в случную камеру всегда снизу, и прямо над ним начинается верхний маточный ход; идущие книзу маточные ходы начинаются от нижней стороны случной камеры, по обе стороны входного канала, так что в него свободно сыплется буровая мука из верхнего хода (не засоряя нижние) и через него же выкидывается она самцом из нижних ходов. На лежачем дереве входной канал, сохраняя свое направление снизу вверх, входит в случную камеру сбоку; маточные ходы, оставаясь продольными и не засоряясь мукой один из другого, могут отходить по 4 и даже по 6 от одной случной камеры. О ходах и развитии короедов, живущих в древесине (Xyleborus, Trypodendron и Platypus), см. Плоскоходы. Часто жуки, вылетевшие в середине или в конце лета, вточившись в кору, делают в ней разнообразно извивающиеся ходы (минирные), наполненные буровой мукой, и никогда не кладут в них яиц. Такие ходы делают лиственные Л., напр. Hylesinus fraxini на ясенях, ф. 6 и 7, причем сначала они нападают на ветви, потом на стволы и здесь точат более поверхностные ходы в мертвой части коры, только слегка задевая живую ее часть, отчего на таких местах образуются впоследствии наплывы, вроде наростов; на зиму жуки делают такие же ходы в комлевой части дерева и в коре верхних корней. Некоторые Tomicus, наприм. typographus и 6-dentatus, развившиеся в конце лета, также проделывают часто минирные ходы; подобным образом и сосновые Л. — Myelophilus piniperda и minor. Развитие короедных выводков продолжается у большинства видов около 6—8 недель; в таком случае некоторые виды успевают иногда вторично размножиться в то же лето; к числу таких принадлежат некоторые сколиты, наприм. Geoffroy и multistriatus на берестах и многие виды Tomicus на хвойных, напр. typographus и 6-dentatus; другие же, как, напр., все Л., во вторую половину лета не размножаются; наконец, у третьих развитие выводков совершается почти год — таковы, например, Scolytus Ratzeburgii Jans. на березе, Sc. Kurschi Skal. на вязах, Hylesinus oleiperda Fbr. на ясенях и других. По отношению ко времени весеннего вылета короеды разделяются на рано- и позднороящихся; к первым относятся, напр., сосновые Л., Myel piniperda и minor, и ясеневый Л. Hyl. fraxini, лёт которых начинается уже в марте; поздно начинается лёт (в мае) у Scolytus Ratzeburgii, Kirschi, у Hylesinus oleiperda и др.; период роения продолжается до 2 месяцев. Размножение короедов наиболее успешно совершается на больных деревьях, особенно на свежих срубленных и ветровальных. При нападении на сочные, здоровые деревья короеды и выводки их погибают, по крайней мере пионеры, заливаемые соками дерева; на вполне усохших деревьях выводки их также погибают, ибо питание их совершается главным образом на счет соков дерева. На слишком сочном дереве ходы пролагаются преимущественно в мертвой части коры и только слегка задевая живые части; если в это время условия роста дерева улучшатся, пойдут, например, дожди после засухи, то части, пораженные жуками и личинками, быстро восстановляются, мёртвая кора вдоль маточного хода растрескивается, внешние, более поврежденные и отмирающие слои ее отшелушиваются вместе с личинковыми ходами; если же условия роста ухудшаются, то личинки врезывают свои ходы глубже и, перерезав все соконесущие сосуды, скоро доводят дерево до усыхания. Предварительное подтачивание побегов и веточек на вершинах, производимое многими короедами с осени, тоже содействует немало ослаблению и заболеванию деревьев, на которых позднее, весной, те же короеды более успешно пытаются размножаться. Массовое и опустошительное размножение короедов в лесах наблюдалось большей частью после какого-нибудь предварительного бедствия, обусловившего возможность появления больного леса на больших пространствах; так, напр., после опустошительного размножения монашенки в 50-х годах в Пруссии и соседней России сотни тысяч десятин еловых лесов, поврежденных гусеницами этой бабочки, не поправились после исчезновения ее, а погибли от короедов — типографа, халькографа и др.; лесные пожары создают особенно благоприятную почву для размножения короедов, как это было, напр., в конце 60-х годов в курляндских сосновых лесах перед размножением большого и малого Л., стенографа и др. на протяжении более 8000 дес.; ураганы и бури, расшатывающие леса на больших площадях, вызывают то же явление, особенно в еловых лесах.

У нас, начиная с начала прошлого десятилетия, наблюдалось массовое и все возраставшее размножение еловых короедов и Polygraphus в лесах многих губерний: в Казанской губернии, например в 1893 году общая площадь зараженного короедом елового леса определялась в 250000 десятин. Наиболее вредными в лесоводстве считаются следующие виды короедов. В спелых и приспевающих сосновых лесах: Myelophilus piniperda L. и Tomicus L., гнездящиеся в толстой коре стволов, Myelophilus minor Hrt. и Tomicus acuminatus, 6-dentatus Boern., нападающие на вершины и ветви тех же деревьев; на деревья жерднякового возраста и более молодые нападают мелкие виды Tomicus, каковы bidentatus Gyllh., 4-dens Hrtg. и Carphoborus minimus Fbr. В старых еловых лесах наиболее вредны: Tomicus typohgraphus L., Polygraphus pubescens Bach. и Dendroctonus micans Kug. — живущие в толстой коре стволов и Tomicus chalcographus L., нападающий на вершины и ветви. В лиственных лесах чаще других вредят: Scolytus Ratzeburgii Jans. — на березах, Scolytus destructor Ol. и multistriatus Marsch. — на вязах и берестах, Scolytus intricatus Koch. — на дубах (см. Сколиты); на ясени нападают: Hylesinus fraxini Pauz., crenatus Fbr. и Phloeotribus caucasicus Reitt. В лесу всегда встречается еще целый ряд короедов, которые размножаются только на отмирающих частях деревьев, каковы Ernoporus tiliae Panz. на липах, Phloeophthorus rhododactylus на елях и т. д. Древесина источенных короедами деревьев немедленно после вылета короедов начинает синеть и гнить, почему из таких деревьев уже не вырабатывают строевого и поделочного леса, да и дрова из них получаются наихудшего качества. В садоводстве наиболее вредны Scolytus rugulosus Koch. и pruni Rtzb., гнездящиеся под корой фруктовых деревьев, и один вид из плоскоходов (см.) — Xyleborus dispar Fbr., живущий в древесине.

Меры борьбы: 1) Своевременная уборка из леса больных деревьев, напр. обожженных или наголо объеденных, раньше, чем на них поселятся и размножатся короеды. 2) Выборка свежезараженных короедами деревьев и ошкуривание их, т. е. снятие с них коры, раньше вылета жуков; тонкие деревья при этом сжигаются. 3) Раскладывание и своевременное ошкуривание приманочных, ловчих деревьев; с осени или зимой срубают несколько здоровых деревьев и, очистив их от ветвей, оставляют лежать в лесу до весны; тогда на них нападают короеды и кладут под кору их свои яйца; когда из всех яиц вылупятся личинки, кору счищают и все выводки короедов погибают; если имеют дело с теми видами короедов, которые размножаются дважды в лето, то в начале лета выкладывают вторую партию ловчих деревьев и ошкуривают их в конце лета. Ср. Erichson, «Systematische Auseinandersetzung der Fam. d. Borkenkäfer» («Wiegman’s Archiv», II, 1836); Perris, «Histoire des insectes du pin maritime» («Ann. Sc. Ent. Fr.», 1852, 1856 и 1862); Ferrari, «Die Forst— und Baumzuchtschädlichen Borkenkäfer» (1867); Chapuis, «Synopsis des Scolytipes» (Льеж, 1867); Eichhoff, «Die europäischen Borkenkäfer» (1881); Pauly, «Allg. Forst— und Jagdzeitung» (1888—1889); «Frstl. naturwiss. Zeitschr» (1892); Reitter, «Bestimmungs Tabelle der Borkenkäfer» (Брюнн, 1894); Линдеман, «Монография короедов России» (1875); Linderman, «Beitrage zur Kentniss d. Borkenkäfer Russlands» («Bull. Mosc.», 1875—79, 1882—84). Шевырев, «Практическая энтомология. Короеды» (1887); его же, «О ходах короедов» («Труды Русск. энтом. общ.», 1888, стр. 21 проток.) и в «Лесном журн.» (1890); его же, «Отчеты по насекомым степн. лесничеств» (1890—93). См. также соч. Ratzeburg’a, Altum’a, Judeich, Nitsche и Nördlinger, приведенные в ст. Вредные насекомые.

Приложение[править]

ЛУБОЕДЫ и КОРОЕДЫ.
Рис. 1. Маточный (а) и личинковые ходы (Cryphalus spiceae Rtzb.). Рис. 2. Маточный ход с яичными камерами и началом личинковых ходов (Scolytus multistriatus Marsch.), внизу входной канал. Рис. 3. Ходы (Scolytus rugulosus Koch); a — маточный ход, b — личинковые ходы. Рис. 4. Ходы (Hylesinus crenatus Fbr.); a и b — правая и левая ветви маточного хода, c — личинковые ходы. Рис. 5. Ходы (Tomicus 6-dentatus Baern.); a — входной канал, b — маточные ходы, c — личинковые ходы, d — отдушины, e — колыбельки с летными отверстиями. Рис. 6. Стволик ясеня, поврежденного ходами (Hylesinus fraxini); вверху расщеплен для показания колыбелек в древесине, внизу видны на коре поперечная трещина вдоль маточного хода и летные отверстия. Рис. 7. Hylesinus fraxini Panz. Рис. 8. Hylesinus vittatus Fbr. Рис. 9. Scolytos ensifer Fichh.; левее самка, правее самец. Рис. 10. Задняя часть тела (Tomicus 6-dentatus Baern.).