ЭСБЕ/Лудвиг, Карл-Фридрих-Вильгельм

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лудвиг
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 73—74 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : ADB : BLKÖ


Лудвиг (Карл-Фридрих-Вильгельм) — один из наиболее выдающихся германских физиологов нашего времени (1816—1895). Л. изучил медицину в Марбурге и Эрлангене, в первом был признан доктором медицины и в 1841 г. был назначен прозектором анатомического института. В 1842 г. был утвержден доцентом физиологии, в 1846 г. профессором сравнительной анатомии, а в 1849 г. избран профессором анатомии и физиологии в Цюрихский унив.; в 1855 г. получил приглашение на место профессора физиологии и зоологии в Венской военно-медицинской академии, а в 1865 г. перешел в Лейпциг, на место знаменитого Эрнста-Генриха Вебера, заняв кафедру одной только физиологии, которую и сохранил до последних дней своей жизни. Благодарный Лейпциг поднес ему в день его 50-летнего докторского юбилея звание почетного гражданина. Л. был весьма точным исследователем, придерживавшимся строго физико-химического метода при анализе жизненных явлений, в особенности в области кровообращения, пищеварения, дыхания, мочеотделения и т. д. Весьма выдающееся значение в науке имели: его физическая теория мочеотделения, применение к выяснению многих жизненных явлений теории эндосмоса и эндосмотических эквивалентов; устройство им кимографа (см.) для измерения кровяного давления и масса работ по кровообращению и иннервации сосудов и сердца, сделанных как при помощи кимографа, так и другого изобретенного им аппарата для измерения скорости кровообращения, так наз. часов Л. Кроме того, им впервые было экспериментально доказано влияние нервов на слюноотделение и открыты так называемые слюноотделительные нервы, затем широко развит и усовершенствован метод изучения функций изолированных органов как внутри, так и вне тела; он также изучал газовый обмен крови и лимфы при помощи специально построенного им так назыв. кровяного насоса, и вообще вопрос этот занимал его до последних лет его жизни. Вообще все почти отделы физиологии пищеварения становились предметом его исследований и учеников его; движения кишечной трубки, химические явления пищеварения, явления всасывания из кишечной трубки и дальнейшая судьба переваренных веществ, как пептонов, так и жиров, в крови и теле вообще со строгой последовательностью изучались им и его учениками. Даже учение о рефлексах и раздражительности спинного мозга и вопросы из физиологии органов чувств были подвинуты трудами его учеников. Сверх всего, Л. посвящал немало времени на изучение гистологического строения всех существеннейших органов животного тела. Поистине, приходится удивляться гигантскому труду, осуществленному Л. в течение его 56-летней научной деятельности. Но роль его не ограничивалась только этим: он был, сверх того, и талантливейшим учителем, создавшим обширнейшую школу учеников, из коих большинство занимало или занимает еще кафедры физиологии и других отраслей медицины в университетах всех почти цивилизованных стран. Ему, кроме того, принадлежит честь основания самого образцового в мире физиологич. института в Лейпциге. Замечательно, что Л., вынужденный по самой природе своей специальности прибегать к вивисекциям, был в то же время человеком с очень нежным любящим сердцем: он никогда не допускал никаких бесцельных терзаний животных, был в течение 20 лет председателем Лейпцигского общества покровительства животным и до конца дней оставался членом его. Им написан был «Lehrbuch d. Physiologie des Meuschen» (2 т., Гейдельберг, 1852—56; второе издание этой же книги в 1857—61). С 1866 г. труды его и учеников его помещались в издававшемся и редактировавшемся им издании «Arbeiten aus d. physiologischen Anstalt zu Leipzig», a затем в «Arch. f. Physiologie Du Bois-Reymon». Мало можно найти ученых, оставивших после себя такое богатое научное наследство, как Л., и такую обширную школу учеников, среди которых русские силы занимали чуть ли не первое место.