ЭСБЕ/Максимович, Михаил Александрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Максимович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 442—443 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Максимович (Михаил Александрович) — выдающийся ученый (1804—1873). Учился в Новгород-Северской гимназии и Московском унив., сначала по словесному, потом по естественному факультету. Защитив магистерскую диссертацию «О системах растительного царства», он получил должность адъюнкта. В 1832 г. был командирован на Кавказ, откуда привез богатые коллекции. В 1833 г. был избран профессором ботаники. В это время М. почувствовал упадок сил, тоску по родине и решился перейти в открывавшийся тогда Киевский университет. Назначенный ректором его, он был вынужден занять кафедру русской словесности, по категорическому требованию министра гр. Уварова, который имел в виду политические соображения: желая создать русский университет в ополяченном тогда крае, он считал как нельзя более подходящим для этого деятелем М., который в своих актовых речах проводил именно идею народности. В 1835 г. он сложил с себя звание ректора, а в 1841 г., вследствие усилившейся болезни — и звание профессора; несколько отдохнув, еще два года (1843—45) читал лекции в качестве частного преподавателя. Тогда же он сделался энергичным членом «Временной комиссии для разбора древних актов» и редактировал материалы для ее издания («Памятников»). Поселясь в своей усадьбе «Михайловой горе» (на берегу Днепра, в Золотоношском уезде Полтавской губ.), М. изредка посещал Москву, для свидания с Погодиным, Гоголем и другими московскими друзьями. В 1857 г. он около ½ года заведовал редакцией «Русской беседы» и содействовал возрождению «Общества любителей российской словесности». М. написал множество исследований, рассеянных в различных повременных изданиях и уже после смерти его собранных (далеко не все) в 3-х объемистых томах. До перехода в Киев он напечатал целый ряд работ по естеств. наукам («О системах растительного царства», «Основания ботаники», «Главные основания зоологии», «Размышления о природе», «Книга Наума о великом Божием мире»; последняя представляет собой первый опыт популярного издания для народа; до 1851 г. она выдержала 6 изданий). Главная особенность всех этих прекрасно изложенных трудов — стремление автора к систематизации, в духе тогдашней натурфилософии. М. много содействовал замене иностранной научной терминологии русской. Этнографией М. стал заниматься рано. Уже в 1827 г. он издал «Малороссийские песни» (М., XXXVI, 234), с комментариями; А. Н. Пыпин признает за этим изданием «большую заслугу разумного понимания и исполнения дела». В 1834 г. М. издал другой сборник, под загл. «Украинские народн. песни» (ч. 1, М.), a также «Голоса украинских песен» (25 напевов, положенных на ноты А. А. Алябьевым); в Киеве он начал еще более обширное изд.: «Сборник украинских песен» (ч. 1-я, Киев, 1849). Изучение памятников народной словесности привело М. к исследованию русского (в особенности южно-русского) языка и словесности. Вступительная лекция его и в Киевском университете была посвящена вопросу «О значении и происхождении слова». Плодом изучения его русской речи по сравнению с западно-славянской было «Критико-историческое исследование о русском языке»; сюда же нужно отнести его «Начатки русской филологии». Впоследствии, под влиянием оживления, внесенного в этот вопрос трудами И. И. Срезневского и П. А. Лавровского, М. снова вернулся к исследованиям об исторической судьбе русского языка и происхождении малорусского и выступил горячим защитником существования «южно-русского» яз. и противником мнений своего «северного» друга М. П. Погодина; так возник известный спор между «южанами» и «северянами» о древности малорусского языка, не закончившийся еще и в настоящее время. М. напечатал свои «Филологические письма к М. П. Погодину» в «Рус. беседе» за 1856 г. и «Ответные письма к нему же» в «Рус. беседе» за 1857 г. В области истории русской словесности М. интересовался, с одной стороны, древним периодом нашей словесности, в особенности «Словом о Полку Игореве», с другой — памятниками южно-русской письменности, которые изучал преимущественно с библиографической стороны. Его труды в этой области: «История древней русской словесности», «О народной исторической поэзии в Древней Руси», «Песнь о Полку Игореве», «К объяснению и истории Слова о Полку Игореве», «Книжная старина южно-русская», «О начале книгопечатания в Киеве» и др. Работы по истории древнерусской киевской и южно-русской словесности ввели его и в область древнерусской и южно-русской истории вообще. Здесь он занял еще более видное место, чем в филологии: его по справедливости должно признать патриархом южно-русской историографии. Как южно-русский язык и словесность он выводил из древнерусского языка и словесности, так и южно-русскую историю он генетически связывал с древней киевской, а малорусскую народность — с древними русичами. Этому последнему вопросу отчасти посвящена его статья «О мнимом запустении Украйны в нашествие Батыево и населении ее новопришлым народом», основной вывод которой усвоен и развит новейшими исследователями Малороссии. Работы М. по истории малороссийского казачества отличаются по преимуществу критическим характером. Таковы две обширные его рецензии (в сущности — самостоятельные исследования) на сочинения Н. И. Костомарова (о «Богдане Хмельницком») и В. Б. Антоновича («Акты о казаках»). Важное значение имеют его исследования «О гетмане Сагайдачном», «Обозрение городовых полков и сотен, бывших на Украйне со времени Богдана Хмельницкого», «О Бубновской сотне», «О колиивщине» и множество других, более мелких; тут он является предшественником В. Б. Антоновича и А. М. Лазаревского в разработке истории Правобережной и Левобережной Малороссии; везде у него видны огромная начитанность в источниках и большой критический талант. М. как никто знал Киев, его древности и вообще топографию Южной Руси. Его статьи по этим вопросам составляют особый отдел в собрании его сочинений — 2-й, к которому тесно примыкает 3-й, посвященный археологии Малороссии; здесь особенно выдается статья о стрелах, найденных на Днепровском побережье, в которой он блестяще применил свои способности к классификации, приобретенные благодаря занятиям естественными науками. На старости лет М. сумел понять и оценить и новых работников, войти с ними в духовное общение. Охотно откликаясь на коллективные научные предприятия, он являлся иногда и инициатором их, выступая, напр., редактором-издателем таких сборников, как «Киевлянин» и «Украинец». Пушкин и Гоголь были в восторге от малороссийских песен М.; Гоголь питал к М. истинную дружбу и вел с ним переписку. В 1830 г. М. издал альманах «Денницу», в котором мы находим имена Пушкина (начало «Бориса Годунова»), Веневитинова, кн. Вяземского, Дельвига, Хомякова, Баратынского, Языкова, Мерзлякова, Ив. Киреевского; в 1831 г. появилась 2-я книжка «Денницы», в 1834 г. — 3-я, опять с целым рядом громких литературных имен. М. был не чужд и поэзии: ему принадлежат переводы на малорусский язык псалмов и «Слова о Полку Игореве», а также несколько оригинальных стихотворений на том же языке. По своим убеждениям М. был очень близок к украинофильству на его старой романтической основе, не отделяя, однако, в своем представлении Украйны от всей России. Ср. биогр. и ист.-лит. очерк Пономарева в «Ж. М. Н. Пр.» (1871, окт.); «Биограф. словарь проф. Моск. унив.»; «Биограф. словарь проф. Киев. университета»; «Юбилей М. А. Максимовича» (СПб., 1872, 2-е изд.); Петров, «Очерки истории украинской литературы»; ст. С. Н. Пономарева в «Киевской старине» (1882—84); А. Н. Пыпин, «История русской этнографии» (т. 3).