ЭСБЕ/Малороссы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Малороссы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Малолетство — Мейшагола. Источник: т. XVIIIa (1896): Малолетство — Мейшагола, с. 484—485 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Малороссы (в антр. отнош.), или южно-русы, — одна из трех русских народностей, превышающая, по численности, в 4 раза белорусов и уступающая в 21/3 раза великорусам. Некоторые видят в М. потомков древних полян, угличей, тивердов, древлян и других южно-русских племен; но, по-видимому, большинство этих племен исчезло еще в начале русской истории, подвергшись разорению и смешению с тюркскими кочевниками (половцами и др.), а затем страна была опустошена монгольско-татарским нашествием, причем все оставшееся население бежало на запад. Здесь, в Галиции и на Волыни, и сложилась, по-видимому, малорусская народность (Малая Россия), выступающая уже отчетливо, с особенностями своего языка, в XIV в. отсюда она заселила, мало-помалу, все Приднепровье, дав начало различным украинским говорам. Сперва были заселены более безопасные северные пределы — от Припяти и Стыри до Киева, вся нынешняя Черниговская губ. на юг от Десны и сев. часть Полтавской. Эта северная полоса украинского наречия граничит с областью полесских говоров, с припятским Полесьем и Залесеньем, население которых, по языку, представляет переходы от малорусского наречия к белорусскому — на З и от малорусского к великорусскому — на В. В XVII в. притеснения польского правительства и панов, а также войны, имели следствием массовое переселение М. за Днепр, в Полтавскую и далее, в Харьковскую и Воронежскую губ., а также заселение Подольской губ. В XVIII в., с завоеванием Новороссийского края, М. распространяются и по губ. Херсонской, Екатеринославской и Таврической, переходят в 1792 г., в лице черноморских казаков, на Кубань, проникают затем в Ставропольскую губ., даже за Волгу и в Сибирь. В физическом отношении М. представляют, в общем, отличие от белорусов и великорусов средней России, прежде всего, по своему росту, который, в среднем (по данным о воинской повинности в империи за 1874—83 гг.), на 1—4 см выше. Хотя такие же величины среднего роста встречаются и в некоторых великорусских уездах, но в Малороссии нет малых величин (163—162 см), довольно распространенных в уездах средней России. Дальнейшее отличие составляют: больший процент темноволосых (60—70%), темноглазых (хотя нередки также и голубоглазые) и смуглокожих, сравнительно с бело- и великорусами и особенно с поляками; несколько большая длина ног (особенно бедер). Голова, абсолютно и в отношении к росту невелика (как и вместимость черепа), лоб и нос тоже, тогда как нижняя треть лица имеет, сравнительно, большие размеры; по форме — преобладает голова короткая и широкая (брахицефалия), в несколько большей степени, чем у поляков и великорусов; замечаются иногда довольно высокие, выступающие скулы и широкое межглазничное пространство (несколько плоское переносье). По словам г. Гильченка, некоторые из размеров головы и лица весьма близко подходят к соответственным размерам то иранцев (осетин и др.), то тюрков (напр. крымских татар). Не подлежит сомнению, что малороссы должны были воспринять в себя немало крови древних тюркских народов южной России — во всяком случай более, чем великорусы, которые зато ассимилировали многие финские народности. Антропологическое различие проявляется, отчасти, и в темпераменте, и в характере, на которые, впрочем, могли еще иметь влияние окружающая природа и весь ход истории, иной, чем на севере. Как бы то ни было, М. отличаются от великорусов многими чертами своего умственного и нравственного склада, своим отношением к религии, к женщине, к семье, к собственности и т. д. (ср. ст. Великорусы). Они имеют особый (мужской и женский) костюм, их селения (из хат) представляют иной вид, волы у них часто имеют большее значение, чем лошадь, их «громада» не то, что великорусский «мир», их песни, думы, поговорки, сказки проникнуты иными чувствами, мыслями и воспоминаниями. С развитием культуры эти различия отчасти сглаживаются, и хотя М. даже в своих отдаленных, сибирских колониях долго сохраняют свои особенности, тем не менее, проведение жел. дорог, развитие городской жизни, умножение фабрик и заводов, всеобщая воинская повинность, школа и т. д. оказывают постепенно свое влияние и ведут к утрате многих самобытных и оригинальных черт.

Ср. Diebold, «Ein Beitrag zur Anthropologie der Kleinrussen» (Дерпт, 1886); Чубинский, «Труды экспедиции в Юго-западный край» (т. VII); Mayer и Kopernicki, «О населении Галиции» (в «Трудах Краковской Академии»); Эркерт, «О малороссах Харьковской губ.» (в «Изв. Кавк. отд. И. Р. Геогр. Общ.», VII, 1882—83); Иков, «Заметки по кефалометрии белорусов, сравнительно с велико- и малорусами» (в «Днев. Антр. Отд.», 1890, вып. IV); Kopernicki, «Characterystyka fizyczna Goraliv-ruskich» (Краков, 1889); Д. Анучин, «О геогр. распределении роста мужского населения России по данным о всеобщей воинской повинности за 1874—83 гг.» (СПб., 1889); Н. Гильченко, «Кубанские казаки» («Труды Антрополог. Отдел. Общества Любителей Естеств.», т. XVIII, вып. 2, Москва, 1895).

Д. А.