ЭСБЕ/Малярия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Малярия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Малолетство — Мейшагола. Источник: т. XVIIIa (1896): Малолетство — Мейшагола, с. 511—514 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Малярия (от malus aër, mal’aria, испорченный воздух) — перемежающаяся лихорадка, болезнь, характеризующаяся, в типичных случаях, появлением лихорадочных приступов с ознобом, жаром и последующим обильным проливным потом. Вслед за таким приступом наступает безлихорадочное состояние (апирексия), и затем снова, через определенный промежуток, новый приступ, и так дело продолжается до того момента, когда, под влиянием или лекарственного лечения, или удаления заболевшего из зараженной местности, приступы прекращаются и больной выздоравливает; в худших случаях развивается тяжелая картина болотного худосочия (палюдизм). В 1880 г. Лаверан нашел в крови особенного паразита, так наз. «hematozoaire du paludisme», который под разными названиями [1] известен у различных исследователей. В. Данилевский склонен считать их одним паразитом, меняющим свою внешнюю форму только благодаря тому, что он встречает различную почву для своего развития в организмах хозяевах. С практической стороны все-таки удобно различать три главных формы: 1) амебоидную [2] (haemamoeba), которая встречается во всех случаях болотного заболевания, 2) полулунную, или laverania, — в 24%, и, наконец, 3) биченосную — ок. 20% (см. рис. 1 и 2). Все эти паразиты живут в крови животных и встречаются, или свободноплавающими в кровяной плазме, или же обыкновенно внедряются в красные кровяные тельца и, живя за счет их, разрушают их белковое красящее вещество — гемоглобин — и превращают его в меланин. Появление нового поколения чужеядных обыкновенно совпадает с новыми лихорадочными приступами; промежуток между ними стоит в связи с жизнью паразита, и для одной формы необходим двухдневный срок, для другой больший. Полулунная форма встречается гораздо реже, и еще реже биченосные формы. Этому последнему виду Данилевский дал название polimitus и считает его вполне сходным с тем паразитом, который был найден им у птиц. В последнее время Грасси нашел амёб и полулунные формы в носовой слизи здоровых птиц, которые были, опыта ради, поселены в болотных выраженных местностях. Пагубное действие паразита, попавшего в кровь, выражается в разрушении красных кровяных шариков, вследствие чего наступает обеднение крови, или малокровие, которое растет с каждым новым приступом. Особенно резко это влияние паразита сказывается в случаях болотного худосочия, без лихорадочных приступов. 1. Полулунные тела.
1. Полулунные тела.
Распадение красных кровяных шариков и превращение гемоглобина в темный пигмент — меланин — может вызывать, кроме того, в различных участках тела закупорку сосудов. Паразиты, выделяя ядовитые продукты, производят еще и отравление организма и вызывают лихорадочное состояние. Темные случаи заболеваний, с крайне неправильным течением, удавалось распутывать только благодаря микроскопическому исследованию крови; в настоящее время принято считать те формы малярии, при которых в крови находят полулунные формы, за заболевания упорные и долго продолжающиеся, и если в крови находят сегментационные формы, то с громадной вероятностью можно говорить, что приступ ожидается в недалеком будущем. 2. Биченосные тела по Лаверану.
2. Биченосные тела по Лаверану.
Эти микроскопические исследования вполне устанавливают распознавание, что в тяжелых формах может спасти жизнь больному. При введении крови от больных М. под кожу или внутрь вены здоровым людям получаются типические приступы перемежной лихорадки; период инкубации при этой заразной болезни продолжается от 6 до 12 дней. По типу лихорадки, М. разделяется на перемежную (интермитирующую), послабляющую (ремитирующую), постоянную и, наконец, злокачественную (пернициозную); безлихорадочные формы распадаются на болотную кахексию и скрытую (маскированную) лихорадку. Перемежную лихорадку в нашем климате приходится наблюдать наичаще; М. же с послабляющим или постоянным лихорадочным течением встречается у нас редко, в тропических же странах обыкновенна. Лихорадки с правильными перемежками, кратными к 24 часам (напр. через 48, 72 часа и т. под.), носят название типозов, наоборот, неправильные послабляющие или постоянные — носят название тифозов. Приступ (пароксизм) характеризуется быстрым нарастанием температуры тела до 40 и выше градусов; на этой высоте темп. держится некоторое время, и затем она падает с обильным потом, продолжающимся от 2-х до 4-х часов; в общем весь приступ тянется от 6 до 10 часов. Лихорадки злокачественные и осложненные заболеванием различных внутренних органов встречаются, по преимуществу, в тропических странах, хотя и в нашем государстве на Кавказе, в Закаспийском крае — наблюдаются подобные заболевания. Особенно заслуживают внимания лихорадки с поражением нервной системы, нередко, в короткий срок, ведущие к смертельному исходу; заболевания со стороны легких в виде воспалительных процессов — пневмонии и со стороны желудочно-кишечного канала в виде разнообразных расстройств, в частности, дизентерии нередки. Послабляющие болотные лихорадки также изнуряют больных и тянутся от нескольких дней до нескольких недель. К скрытым лихорадкам принадлежат различные формы нервных расстройств, наичаще невралгии надглазничные, лицевые, межреберные, головные боли, в суставах и т. п. При болотном худосочии, развивающемся таковым с самого начала болезни или же наблюдающемся как переход из др. форм, замечается резкая общая худоба, землистый цвет лица, одутловатость лица, увеличенный живот, в крови резкое уменьшение красных кровяных шариков и увеличенное число белых; выраженное малокровие со всеми его признаками обычная картина у таких больных. Паразиты в крови преимущественно полулунные и реже амебоидные. Температура у такого рода больных обыкновенно ниже нормы, и только под конец болезни может присоединиться неправильного типа лихорадка, обусловливаемая каким-либо другим страданием, наичаще бугорчаткой.

Географическое распространение М. — М. встречается почти во всех частях земного шара и была известна уже давно. В Кап-Косте (в Африке) в 1824 г. из 225 ч. англичан погибло от М. 224 человека; на Кавказе местные войска в некоторых зараженных участках (местах стоянок) в 3—4 года совершенно вымирали. Обычно зараза гнездится в болотистых местностях. К числу таких следует отнести Пинские болота в Западном крае Европейской России, Венгерскую низменность (среднее течение Дуная и Тиссы), нижнее течение Дуная и его дельту, Понтийские болота в Италии, долину реки По, остров Сардинию, во Франции низовья южных рек и зап. побережье. Чем больше орошение страны, тем больше шансов на появление М.; так, Швеция больше страдает от М., чем соседняя Норвегия; менее орошенный вост. берег Апеннинского п-ова страдает меньше, чем западный; наоборот, на Американском материке более страдают вост. побережья, что объясняется гидрографией страны. В пределах России заражены М.: левый, более низкий берег Поволжья, дельта Волги, бассейн р. Дона и его притоков, Бессарабская губ., Крым, Кавказ, преимущественно долины по его горным рекам, Закаспийский край, губернии: Пермская, Вятская, Астраханская и др. Из стран вне европейского материка особенно губительны для европейцев Ост-Индия, Китай, Индокитай, о-в Мадагаскар, Мозамбик, Алжир, в Америке — Бразилия, о-в Ямайка; зап. берег Африки — самое убийственное место на земном шаре по М. Но эта болезнь может гнездиться и на высоких местах, лишь бы существовали условия, благоприятствующие для развития специфической заразы: плохо дренируемая местность, застаивающаяся вода, обилие органических веществ, поддерживающих гниение, и тепло. Вест-Индские гористые острова, каковы Тринидад, Табасо, равно и плоскогорья Кастилии, высоты Кипра, Цейлона, Сицилии известны своими лихорадками. На происхождение М. оказывают влияние и другие моменты. К числу их следует отнести прорытие каналов; такова эпидемия, наблюдавшаяся в Париже среди рабочих в 1811 г. при прорытии канала св. Мартина; земляные работы в севастопольских траншеях сопровождались громадным числом больных М.; прорытие туннелей и устройство железных дорог особенно в зараженных болотной миазмой местах, каков Панамский перешеек в Средн. Америке, уносило массу жертв; то же самое можно сказать про укладку газопроводных и водопроводных труб, при которой раскапывается загрязненная уличными отбросами почва. Наводнения и последующее высыхание почвы, затопленной водой, не раз служило источником больших эпидемий; в таких случаях на появление эпидемии оказывает влияние колеблющийся уровень вод, освобождающий на известное время почву с большим содержанием органических веществ, способных к гниению. Вследствие разнообразных местных условий напряжение М. в различных районах падает на разные времена года. Так, в Швеции наибольшее количество больных приходится на март, апрель и май, в Риме — с июля по октябрь, в Мадриде и Алжире — с августа по октябрь, в Сенегамбии — в ноябре и декабре. По данным Скворцова, в европейских округах России наибольшая заболеваемость приходится на весеннее время, в апреле и мае; гораздо меньше осенью, еще меньше зимой, когда поверхность одета снежным покровом. На Кавказе maximum падает на конец лета и осень, увеличение больных М. весной стоит в связи с влажностью почвы, вследствие таяния снега и весеннего половодья. Кроме почвы и влажности ее на распространение заразы болотной лихорадки имеют значение воздушные течения — ветры; миазма током воздуха может быть легко снесена на другое место, и при остановке кораблей у таких зараженных побережий было замечено, что удаление судов на 100 фт., а иногда на 1000 и более от берега не гарантировало экипаж от заболевания. Лес может задерживать распространение заразного начала, уничтожение же лесов способствует развитию М. Наблюдение показывает, что малярийная зараза гнездится в нижних слоях атмосферы, непосредственно граничащих с почвой, и очень невысоко поднимается вверх; иногда живущие в нижних этажах болеют М., а в верхних нет; обычай переселяться в горы на время максимального распространения эпидемии в таких местах очень распространен. Возраст и пол не оказывают на проявление М. никакого влияния, но зато все ослабляющие моменты, каковы: усиленный умственный и физический труд, сильные психические потрясения, походы, война со всеми ее лишениями, у женщин период менструаций и беременность предрасполагают к заболеваниям М. Многие наблюдатели — Наркс, Буден и др. — указывают на возможность заражения при употреблении воды, взятой из зараженной местности, но наибольшее число людей заболевают через посредство дыхательного аппарата, и почти все исследователи указывают на то, что «достаточно проехать через болотно-миазматическое место, чтобы заболеть». Малярийные заболевания в средней полосе России не представляют той опасности, которая наблюдается от этой инфекции в южных, тропических странах или же местах оседлости заразы. Статистика показывает, что в Севастопольскую кампанию от тифа умерло 9900 чел., а от болотной инфекции 12900 чел. В последнюю Русско-Турецкую войну лечилось в различных больничных учреждениях от перемежных лихорадок 54,2% всего состава войска, число же заболевавших надо считать еще большим. Смертность на 1000 заболевавших равнялась 5,56; причисляя сюда случаи болотного худосочия и заболевания различных внутренних органов, смертность доходит почти до той же цифры, какая наблюдалась от ранений, т. е. 8,36. В среднем наше войско дает из года в год около 12% больных, одержимых болотными болезнями. Некоторые места, как, напр., Ижевский оружейный завод, известны своими злокачественными лихорадками. Высокая смертность от М. отчасти стоит в связи со многими условиями, но немалую долю оказывает влияние и самый тип лихорадки, форма малярийной инфекции. Вообще отношение смертности от болотных лихорадок к общей смертности в различных странах весьма различно: в Англии на М. приходится 0,023% всей смерти.; в Финляндии 1,8%; в Риме, Афинах 4,2%; в Алжире 30%; в Вера-Круце 33%; в Ост-Индии 40%. Предупреждающие меры все направлены на осушение болот или затопляемых долин, на дренаж и культуру почвы, так как только при таких мерах резко меняются условия, способствующие разложению органических веществ в почве, что, в свою очередь, создает неблагоприятные моменты для развития специфической заразы. Опыты Рима, Лондона, Бордо и многих других городов вполне подтверждают это. В некоторых местах бывает более удобным превратить болото в озеро, как это было сделано в Голландии. В Италии, Испании и у нас на Кавказе для осушения почвы разводят на ней Eucalyptus globulus и уже получают хорошие результаты. Малярийные местности должны быть кроме того снабжены хорошей питьевой водой. Меры, касающиеся отдельных лиц, сводятся к разумным общегигиеническим советам: здоровое жилище или при отсутствии таковых — житие в верхних этажах, здоровая пища, отсутствие всяких излишеств; на лихорадочный период года следует рекомендовать выселение в места более высокие; кроме того, следует избегать выходить на улицу от заката до восхода солнца. Заслуживает внимания и совет всем новоприбывшим в малярийную местность приспособляться к условиям жизни туземцев, так как наблюдение показывает, что среди туземцев смертность меньше, чем между пришлыми европейцами. Подобные факты указывают на известную способность акклиматизации местных жителей к эндемическим болезням, хотя М. такая болезнь, которая, раз уже перенесенная, способствует при ничтожных нарушениях в режиме к частым возвратам. Необходимо указать еще, что кавказская раса более восприимчива к малярийной заразе, чем раса чернокожих. При лечении обыкновенно употребляют хинин, в острых случаях по преимуществу, в затяжных же случаях имеет большое значение мышьяк. Ср. Эйленбург-Афанасьев, «Реальная Энциклопедия Медицинских Наук» (том II, 308 и слл. сл. «Болотные болезни»); Скворцов, «Курс практической гигиены» (т. I, Варшава, 1884 г., 304 и слл.); В. Данилевский, «Русский Архив патологии, клинич. медицины и бактериологии» (т. I, январь, 1896); Cêlli, «Ueber die Aetiologie der Malaria Infection» («Verhandl. d. X Internat. med. Congresses», Берлин, 1891, Bd. V отд. XV, S. 68) и многие журнальные статьи.



  1. Итальянские ученые называют его Plasmodium malarae, Ослер — haematomonas mal., Мечников — haematophyllum mal.
  2. См. Амеба (т. II, 623).

См. также[править]