ЭСБЕ/Местные законы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Местные законы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Московский Университет — Наказания исправительные. Источник: т. XX (1897): Московский Университет — Наказания исправительные, с. 333—335 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Местные законы (М., или партикулярное, право) — в противоположность общему праву, или общим законам, регулируют, в качестве исключения, юридическую жизнь отдельных областей государства или отдельных сословий и классов в известной же местности. Таким образом, особое право Прибалтийских губерний России — М. право по отношению к общему праву России; особые права отдельных сословий в этих губерниях стоят ко всему остзейскому праву также в отношении М. права к общему. Взаимная зависимость прав общего и М. определяется различно, смотря по связи отдельных областей государства с целым и направлению законодательной воли. Иногда М. законы безусловно исключают действие общих (см., напр., ст. XXVII свода гражд. узак. губ. Прибалт., где общие русские законы названы законами «посторонними»); иногда, наоборот, существование общих норм отменяет действие М., где эти последние противоречат первым (таково значение общеимперского законодательства Германии по отношению к партикулярным); иногда общие законы являются вспомогательными по отношению к местным (таково отношение общего римского права к отдельным законодательствам Германии, русского Х т. к законам Бесарабии), или наоборот, М. законы дополняют общие, при недостатке последних и в случаях существования особых не известных общему праву отношений в тех или иных местностях (например институтов германского происхождения, сохранившихся, как исключения из общего правила, в отдельных местностях Германии). Согласно с этим и рост общего законодательства отражается различно на значении М. законов; в первом из названных выше случаев он проходит бесследно для М. законов, если вместе с ним не совершается точно выраженная отмена М. права; в других постепенный рост общего права, наоборот, есть и постепенное движение к ограничению М. законов. Причины, обусловливающие существование М. законов рядом с общими, и характер взаимного отношения тех и других лежат в истории образования права государств, допускающих у себя действие особых М. законов, и в истории право образования вообще. Первые, по большей части — причины политические: 1) местные законы — законы областей, присоединенных к государству и имевших раньше самостоятельную историю; 2) поскольку само государство есть не что иное, как союз государств, М. законы — суть законы отдельных государств, входящих в состав союза; 3) наконец, они создаются для тех или иных областей, в виде исключения из общего правила, по соображениям текущей политики. Пример первого способа образования М. законов дает Россия, в которой, наравне с общими законами империи, действуют особые М. права в Финляндии, Прибалтийском крае, бывших губерниях Царства Польского, Бессарабии и губ. Черниговской и Полтавской. Пример второго рода дает Германия, юридические отношения которой регулируются до сих пор партикулярным правом отдельных государств вместе с общим имперским правом. Пример третьего рода дают различные узаконения, издаваемые, напр., русским правительством для частей империи или групп ее населения, не способных, по уровню культуры, подойти под общие нормы (постановления относительно инородцев и отдельных областей на азиатских окраинах России). Общие условия право образования создают различия в правах отдельных групп населения в одной и той же местности и содействуют сохранению обособленности М. права в одном и том же государстве. Право возникает сперва в отдельных, обособленных группах населения, связанных единством интересов и происхождения; на первых порах развития оно, поэтому, все — право М. С другой стороны, право — не произвольное образование законодателя, а продукт общей культуры народа, его социально-экономического строя, нравственного и умственного развития; местности, стоящие на разных уровнях культуры, не могут подлежать действию общих законов — а поскольку последние распространяются насильственно, они возбуждают неудовольствие населения и являются в его глазах произволом. Право определяет привычки населения, обусловливает его поведение и порядок жизни; замена старых норм новыми выводит его из колеи и часто затрагивает серьезные духовные и имущественные интересы. Сохранение М. права, поэтому, в целом ряде случаев есть признак политической мудрости правительства. Чем ближе, однако, становится культура одной местности к культуре другой, тем более образуется у этих местностей общих интересов и потребностей — а общие условия жизни, материальной и духовной, содействуют и образованию общего права. Рост общего права, поскольку для него существуют необходимые политические условия — общее явление в истории всех европ. государств, начавшейся с раздробленности прав по местностям и народностям и пришедшей в настоящее время к единству (см. Германское право, Французское право, Кодификация). Единству национальности в этом процессе объединения права принадлежит далеко не первостепенная роль; гораздо важнее роль государственного единства. Различие М. и общего права выражается внешним образом в различии источников права. М. право, создаваемое законами, обыкновенно находит себе, даже при единстве законодателя, выражение в особых законодательных актах, отличных от актов общего права. Чем обособленнее законодательство, тем крепче и М. право. Высшее выражение эта обособленность находит в создании особых кодификаций местного права, в отличие от общих законов. Представляя собой право, объединенное в одну систему, и подлежа объяснению и восполнению прежде всего из себя самой, кодификация тем полнее устраняет действие общего права, чем она совершеннее (см. соотв. статью). Такими являются, напр., кодификации остзейского и польского гражданского права по отношению к общим законам Российской империи. Наоборот, объединение законодательных форм проявления прав является и шагом к уничтожению различий между правами. Такое значение имело, напр., включение в 1-ю часть Х тома некоторых постановлений литовского статута (см. соотв. статью), в качестве местных норм для Черниговской и Полтавской губ. Поскольку речь идет о М. обычном праве, его источником являются суды данной местности. Обособленность судов, поэтому, является, в одно и то же время, причиной образования М. права и одним из главных условий его сохранения. Общее право, не находящее себе выражения в общих источниках, на языке юристов называется правом схожим, а не общим в собственном смысле. Пока нет общих источников права, не может быть и речи об образовании общего права на счет М. Существовавшие в Германии М., или партикулярные, права, несмотря на сходство культуры и единство национальности, не могли получить объединения ввиду отсутствия центральной законодательной власти. Общее право (римское) начало образовываться здесь лишь со времени преобразования имперских судов (см. Рецепция римского права); образование Германской империи стало быстро подвигать вперед и процесс объединения партикулярных прав. Основным фактором скорого, сравнительно, и последовательного объединения раздробленного обычного права Франции были также единые суды и единая законодательная власть. При единстве государственного устройства и равенстве культуры различие национальностей не оказывает влияния на процесс создания общего права за счет М. Общее право может, наоборот, служить источником объединения различных национальностей в государственное и культурное целое. Североамериканская национальность выросла прежде всего на почве общего права Англии. Эльзас и Лотарингия, как и ряд прирейнских провинций Германии, имеют близкие культурные связи с Францией также, в значительной мере, благодаря единству права. В парламентских речах при обсуждении нового обще германского гражданского уложения настойчиво, поэтому, подчеркивалось политическое его значение с этой точки зрения.

Литература. Heusler, «Institutionen des deutsch. Privatrechts» (I); Bruns, «Ueber Gegenwart und Zukunft unseres Privatrechts» и «Gemeines Recht» (в «Kleinere Schriften», I); Малышев, «Курс общего гражданского права России» (I, § 20); «Первый съезд русских юристов в Москве в 1875 г.» (М., 1882, стр. 59 сл.).

В. Н.