ЭСБЕ/Мобилизация поземельной собственности

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мобилизация поземельной собственности
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Михаила орден — Московский Телеграф. Источник: т. XIXa (1896): Михаила орден — Московский Телеграф, с. 562—566 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Мобилизация поземельной собственности — есть процесс перехода земельной собственности от одного лица к другому на почве такого строя поземельных отношений, при котором отчуждение, раздробление и концентрация, залог и наследование земельных владений совершается свободно, без ограничений со стороны общественной власти. В древности М. земельной собственности почти совершенно отсутствовала, так как на землю смотрели не как на товар, а как на незыблемое основание хозяйственного благополучия рода. В качестве родовой собственности земля должна была постоянно оставаться во владении рода, члены которого получали лишь временное право пользования ею. Когда позднее из родовой поземельной собственности выработалась общинная, члены общины точно так же не могли свободно распоряжаться землей, а имели лишь право пользования. В Средние века, с возникновением феодализма, земля продолжает сохранять характер неподвижной (иммобилизированной) собственности. Предоставление королем поземельных участков феодалам соединялось с целым рядом правомочий верховной власти: феодалы поэтому не могли распоряжаться землей по своему произволу; лен нельзя было отчуждать (кроме немногих исключительных случаев), нельзя было раздроблять, отягощать долгами, завещать по произволу; он переходил по определенному порядку наследования к сыну, вместе с политическими правами. Поземельные участки крестьян не подлежали их свободному распоряжению, потому что предоставлялись им феодалами лишь в наследственное пользование под условием несения известных повинностей и платежей; в особенности было запрещаемо раздробление крестьянских участков в видах сохранения их платежеспособности по отношению к помещику, а позднее — и по отношению к государству. Понятие личной поземельной собственности начинает вырабатываться во второй половине Средних веков; в связи с этим начинает появляться, хотя в очень слабой степени, М. поземельной собственности; так, напр., в конце Средних веков в некоторых местностях с особо плодородной почвой и интенсивной культурой дробление земельных владений стало допускаться в известных пределах. Однако только в XVIII веке вырастает потребность освобождения земли от всех средневековых стеснений. Первым государством, покончившим с неподвижной и связанной земельной собственностью, была Франция; постановлениями учредительного собрания 4 августа 1789 г. были отменены все феодальные отношения, все крепостные повинности и ограничения и провозглашен принцип свободного оборота земельной собственности. Освободительное движение, поддерживаемое литературой, распространилось на весь континент и привело к половине XIX века к полному почти осуществлению идеи свободной и неограниченной поземельной собственности. Литература первой половины XIX в., защищавшая М. земельной собственности, высказывала в пользу ее следующие аргументы: свобода оборота в сфере земельных отношений должна привести к тому, что земля будет находиться в руках наиболее способных, знающих и склонных к земледелию лиц; она даст всякому желающему, в том числе мелкому ремесленнику, сельскому рабочему и т. п., возможность покупать и прикупать небольшие участки земли и тем приобретать более обеспеченное и более высокое социальное положение; далее, повышение интенсивности земледельческой культуры может сопровождаться при свободе земельной собственности необходимым уменьшением размеров земельных владений; возможность отчуждения части поземельных владений позволит приобретать нужный оборотный капитал или расплачиваться с тяготеющими на имении долгами. Все это наилучшим образом будет содействовать прогрессу сельского хозяйства, увеличению производства и дохода. Вообще, по мнению представителей этого направления, при неограниченной свободе распоряжения землей личный интерес каждого земельного собственника подскажет ему такой образ действии, какой будет наиболее выгодным для всего общества. В Великобритании, где еще с Средних веков силою законов и обычаев почти вся земля была обращена в фидеикомиссы (см.) и стала переходить по наследству в полном составе к старшему сыну, писатели, стоявшие за свободу поземельной собственности, направили главные свои усилия на выяснение вредных результатов этой системы, вследствие которой прогресс земледельческой культуры останавливается, сельское население уходит в города или эмигрирует за границу, исчезает важный в социальном отношении класс мелких самостоятельных землевладельцев-крестьян (Милль; Кобден, Торнтон, Кэй, Бродрик, Фоулер и др.).

Установившаяся в течение XIX в. свобода поземельной собственности привела в скором времени к целому ряду весьма важных социально-экономических последствий. Прежде всего, результатом ее явилось раздробление («парцелляция») поземельных владей. Здесь следует различать дробление поземельной собственности, измельчание земледельческих хозяйств и, наконец, раздробление имений на массу небольших участков, лежащих отдельно друг от друга (парцеллы). Этому явлению содействовал раздел поземельных владений в натуре поровну между сонаследниками, развитие промышленности, увеличение спроса на мелкие участки со стороны фабричных рабочих, переход к более интенсивному хозяйству, недостаток эмиграции при быстром росте населения. Раздробление земельной собственности замечается во Франции, Бельгии, Южной и Западной Германии (Вюртемберг, Баден, Вестфалия, Рейнская провинция), в некоторых частях Австрии, напр. в Галиции и Буковине. Статистика движения земельной собственности в Европе находится еще в зачаточном состоянии; мы можем привести только немногие данные о процессе раздробления земли. Так, число земледельческих хозяйств (не владений) в Бельгии изменялось таким образом:

Величина хозяйств Число хозяйств Увеличение в % с
1846 до 1880 г.
в 1846 г. 1866 г. 1880 г.
До 50 ар 247554 312290 472474 191 %
51 ар — 1 гек. 70413 108094 121905 173
1—2 гект. 82550 107531 116187 141
Свыше 2 гект. 172033 216092 200830 117
Итого 572550 744007 910396 159

Что касается Франции, то материалы, которыми обыкновенно пользовались французские писатели для доказательства быстрого измельчания поземельной собственности, не позволяют делать столь решительный вывод. Они представляют нам (и то приблизительно) лишь возрастание числа так наз. côtes foncières с 10 милл. в 1835 г. до 14 ¼ милл. в 1880 г. (см. Землевладение; под с. f. разумеется всякий поземельный участок в отдельной общине, записанный за известным лицом для уплаты поземельного налога). Сильное возрастание числа côtes, обусловливаемое в значительной степени увеличением числа домовладельцев, позволяет заключать о возрастании числа землевладельцев, но только до известной степени. Точные выводы невозможны, ибо неизвестно, сколько côtes в разные годы принадлежали одному и тому же лицу. Исследование 1882 г. дает представление о том, насколько раздроблена земельная собственность во Франции. Из 5672007 землед. хозяйств 2167667 принадлежат к числу очень мелких, с площадью в среднем в ½ гектара. Статистическое исследование движения крестьянской собственности, произведенное в 6 восточных провинциях Пруссии, дало следующие результаты: за 1816—1859 г. вследствие раздробления исчезло 26759 крестьянских лошадных дворов, с площадью в 2150189 моргенов (средняя величина двора = 80 морг.), но в то же время вновь возникло новых 36991 лошадных дворов, с площадью в 1902238 морг. (средняя величина двора = 51 морг.). Итак, при увеличении общего числа дворов как общая их площадь, так и средние размеры каждого значительно уменьшились. В 1865—1867 гг. 4177 лошадных дворов, с площадью в 677912 морг., подверглись раздроблению; число мелких безлошадных хозяйств увеличилось с 687084 дворов до 707390. Когда это прогрессивное дробление поземельной собственности, особенно в местностях, где не развита фабричная или домашняя промышленность, переходит известные границы и создает так наз. «карликовые хозяйства», оно оказывается чрезвычайно неблагоприятным для народного хозяйства (см. Землевладение), создавая вредную чересполосицу, трудность при определении границ, массу судебных споров, потерю земли под дорогами и межами, потерю времени при обработке чересчур мелких или удаленных друг от друга участков. С другой стороны, М. ведет к концентрации земельной собственности, к поглощению мелких владений крупными. Факторами этого процесса являются преимущества крупных хозяйств перед мелкими при некоторых культурах (напр. при возделывании свекловицы, при скотоводстве), стремление крупных землевладельцев (до обострившегося за последнее время сельскохозяйств. кризиса) к округлению своих владений, а также порядок наследования. Особенно ярко проявилась тенденция к концентрации в восточных провинциях Пруссии, в Мекленбурге, в Италии и Испании, в некоторых провинциях Австрии (Кроации, Богемии), кое-где также в Соединенных Штатах (особенно на С. и С.З. от Чикаго до Калифорнии). — В Англии процесс поглощения мелкого и среднего землевладения крупным произошел раньше, в XVII—XVIII вв., и был связан с рядом условий, независимых от М. — По данным переписи 1882 г. каждые 100 гект. сельскохоз. площади распределяются:

На хозяйства
до 1 гект. 1—100
гектаров
10—100
гектаров
Свыше 100
гект.
Вообще в Германии 2,4 25,6 47,6 24,4
В Пруссии 2,2 19,8 46,3 31,7
» 7 ее восточных провинциях 1,7 14,5 41,8 42,0

Отсюда ясно преобладание крупного землевладения в Пруссии. Сопоставление двух американских цензов показывает возрастание крупных хозяйств на счет мелких:

Величина хозяйств Ценз 1870 г. Ценз 1880 г.
Абсолютное
число
хозяйств
в % Абсолютное
число
хозяйств
в %
До 1,2 гект. 6875 0,4 4352 0,1
1,2—4 172021 6,6 134889 8,3
4—8 294607 10,9 254749 6,3
8—20 847614 32,0 781474 19,9
20—40 754221 28,5 1032910 25,7
40—200 565054 20,8 1695983 42,2
200—400 15873 0,6 75972 1,8
более 400 3720 0,2 28578 0,7

Тенденция к концентрации, в свою очередь, влечет за собой ряд вредных социально-экономических последствий (см. Земельные участки и Землевладение). Неограниченное право отягощения земли долгами повело к невероятному росту ипотечной задолженности во всех странах Европы, что создало зависимость землевладельцев от капиталистов и фактически перенесло значительную часть ценности земли в руки последних. Главной причиной возрастания задолженности являются, как это старался доказать еще Родбертус и как это подтвердили позднейшие статистические данные, переходы земли из одних рук в другие по наследованию или на основании договора купли-продажи; в первом случае наследник, принимающий имение, отягощает его долгами для уплаты выделов сонаследникам, во втором — покупатель принимает на себя ипотечный долг в размере недоплаченной цены имения (в Австрии около 4/5 ипотечной задолженности обусловливаются этими причинами, в Бадене — 2/3, в Вюртемберге около 3/4). Пруссии ипотечная задолженность возрастала:

В 1886—87 г. (отчетный год по 1 апреля) на 133,20 милл. марок.
» 1887—88 » » 88, 0 » »
» 1888—89 » » 121,02 » »
В 1889—90 г. (отчетный год по 1 апреля) на 179,13 милл. марок.
» 1890—91 » » 156,37 » »
» 1891—92 » 206,65 » »
» 1892—93 » 208,68 » »
» 1893—94 » 228,29 » »

Всего за 8 лет ипотечные долги увеличились на 1321,36 милл. мар. Точно так же задолженность растет во Франции, Австрии, Италии, России. Итак, М. вела с одной стороны к увеличению безземельного пролетариата, с другой — к установлению зависимости землевладельцев от капиталистов. Эти явления, которые начали обнаруживаться еще в первой половине XIX в., достигли высшего развития к концу 3-й четверти столетия и вызвали огромную литературу, которая доказывает вред М. и необходимость обратиться к ряду мер, в той или иной степени ограничивающих свободу зем. собственника распоряжаться землей. Представители этого направления (Лоренц Штейн, Гирке, Зеринг, Тиль, Шеффле, отчасти Миаковский, Шмоллер, Бухенбергер и др.) доказывали, что земля не может быть приравниваема к движимому капиталу и товарам, а должна в силу своих особенностей иметь особое право. Как основа хозяйственной жизни семьи и источник существования народа, она не может быть предоставлена в полное, произвольное распоряжение отдельных лиц. Назревшая потребность сузить слишком широкие пределы свободы позем. собственности нашла себе выражение в новейших реформах и проектах реформ. Так, возникли ограничения права распоряжения собственников рентных имений в Пруссии, попытки применить американский институт гом-стэдов (см.) на европейском континенте, весьма упорная агитация в пользу ограничения размеров ипотечной задолженности известной частью ценности земли, попытки распространить систему индивидуального наследования (Anerbenrecht) в разных частях Германии и т. д.

В России, в древности, с одной стороны общинно-родовой быт и поместная система, с другой — натуральный строй хозяйства почти совершенно устраняли свободное передвижение зем. собственности из одних рук в другие. Особенно ограничены были права распоряжения княжескими вотчинами (напр. нельзя было продать их чужеродцу, завещать дочери или сестре), родовыми вотчинами, которые должны были оставаться всегда в роде, и поместьями (их нельзя было отчуждать, завещать, закладывать). С Петра Великого позем. собственность дворян (позднее — и других сословий, получивших право владеть недвижимостью) начинает постепенно освобождаться от ограничений оборота. Этому процессу оказала значительное содействие Екатерина II генеральным межеванием и жалованными грамотами. Наибольший толчок развитию М. зем. собственности был дан актом 19 февраля 1861 г., но исключительно в пределах частного землевладения (т. е. 24 % площади Европейской России и ничтожного процента площади Сибири); крестьянские надельные земли, окончательно не выкупленные, не могли быть ни продаваемы, ни закладываемы: государственные земли, как земельный фонд государства, по общему правилу не подлежат отчуждению, наравне с землями городов, церквей и других общественных учреждений. Только со времени освобождения крестьян у нас имеются данные, хотя и скудные, по движению частной поземельной собственности.

Так, материалы, собранные некоторыми земско-статистическими бюро, показывают непрерывное увеличение М.:

Смоленская губ.:

Сычевский у. Гжатский у. Юхновский y. Дорогобужск. у. Духовщинский у.
Число
продаж
Число
дес.
Число
продаж
Число
дес.
Число
продаж
Число
дес.
Число
продаж
Число
дес.
Число
продаж
Число
дес.
За 1871—75 51 8289 58 10359 195 18395 96 23972 82 18859
» 1876—80 45 7203 60 37663 113 14105 106 37897 119 28673
» 1881—85 75 6943 73 51892 239 38834 171 67063 166 36947

Тверская губ.:

Вышневолоцкий у. Бежецкий у.
Число
продаж
Число
десятин
Число
продаж
Число
десятин
1860—65 150 5110 93 4690
1866—70 237 11206 107 4003
1871—75 418 22047 180 11877
1876—80 516 39431 199 16326
1881—85 850 36963 224 16477

По всей Тамбовской губ.

Года Число продаж Число десятин
1866—71 19 7 298627
1872—76 1722 240118
1877—81 2069 244228
1882—86 2697 439382

Процесс передвижения частной зем. собственности сводится к тому, что дворянское землевладение везде более или менее быстро уменьшается в размерах и что на его счет увеличивается землевладение купцов и крестьян. Вот, напр., число десятин поземельных владений этих категорий по земско-статистическим данным.

Нижегородская губ.:

Княгининский у. Горбатовский у. Васильский у. Макарьевский у.
дворяне крестьяне дворяне крестьяне купцы и
мещане
дворяне крестьяне купцы и
мещане
дворяне крестьяне купцы и
мещане
В 1869—70 92189 4106 131294 12392 3848 103973 6329 10280 183729 3022 2550
» 1887 г. 63043 33357 110968 25080 8651 92887 15011 12487 144792 26522 22450

Старицкий у. и Тверской губ.

Дворяне Крестьяне Купцы
1874 102681 44248 8640
1887 61289 73321 21238

Московская губерния.

Соотношение землевладения в %.

Дворяне и
чиновники
Купцы и почет.
гражд.
Крестьяне и
солдаты
Мещане и
цеховые
Разные
1865 92,25 5,32 1,62 0,45 0,36
1876—77 71,67 18158 5,91 1,39 1,45
1885 54,19 29,13 11,20 2,25 3,23

По данным Центр. статистического комитета, сравнительное % соотношение площади землевладения разных категорий владельцев было таково:

Губернии Годы Дворяне Купцы Мещане Крестьяне Остальные
Калужская 1877 71,6 14,6 3,2 10,2 0,4
1887 54,5 17,8 4,5 21,4 1,3
Могилевская 1877 89,6 3,4 3,2 3,1 0,7
1887 82,3 3,6 4,8 8,1 1,2
Оренбургск. 1877 77,7 19,3 0,3 2,0 0,7
1887 56,6 35,4 1,3 6,5 0,2
Полтавская 1877 84,9 4,4 2,4 5,8 2,5
1887 77,9 5,5 3,1 10,5 3,0
Псковская 1877 66,5 9,1 5,9 17,1 1,4
1887 51,6 11,4 7,5 27,4 2,1
Смоленская 1877 79,8 11,0 2,8 5,7 0,7
1887 61,3 17,8 4,5 15,7 0,7
Харьковская 1877 82,1 8,1 2,3 6,6 0,9
1887 70,1 12,3 2,9 13,4 1,3
Херсонская 1877 75,0 12,6 3,0 7,0 2,4
1887 63,0 14,4 5,5 13,8 3,3
Черниговск. 1877 83,2 9,0 2,6 3,1 2,1
1887 68,1 10,9 3,4 14,5 2,6

По-видимому, увеличение площади частного крестьянского землевладения происходит главным образом в среде наиболее зажиточных крестьян. Таким образом, главная тенденция движения частной земельной собственности — из рук дворянского сословия в руки торгово-промышленного. Это подтверждается также данными о возрастании средних размеров частного землевладения по губерниям (в десятинах).

В 1877 г. В 1887 г.
Калужская 99 146
Могилевская 204 221
Московская 115 170
Оренбургская 628(?) 1376
Полтавская 65 81
Псковская 109 130
Смоленская 170 194
Харьковская 123 116
Херсонская 564 575

В то же время эти цифры свидетельствуют о преобладании в России процесса концентрации земельной собственности. См. Неотчуждаемость земель.

М. Соболев.