ЭСБЕ/Мюссе, Альфред де

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Мюссе
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Московский Университет — Наказания исправительные. Источник: т. XX (1897): Московский Университет — Наказания исправительные, с. 373—374 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : Britannica (11-th)


Мюссе (Alfred de Musset) — знаменитый франц. поэт (1810—57). С детства обнаруживал крайнюю нервность, доводившую его до припадков. Он изучал сначала юриспруденцию, потом медицину, но скоро бросил занятия и отказался от всякой профессии. Первые стихотворения М. написаны под влиянием романтич. «cénacle», в котором царствовали тогда Гюго, Виньи, Сент-Бев, Шарль Нодье и братья Дешан. Но влияние романтической школы было преходящим в творчестве М. Он заплатил дань увлечению Испанией условной живописностью шелковых лестниц и потаенных входов в «Don Paez» и «Contes d’Espagne et d’Italie», но вскоре стал позволять себе иронические выходки против романтиков («Ballade à la lune») и окончательно порвал со своими первыми учителями в «Pensées secrètes de Raphael». После романтич. периода наступил второй, отмеченный разочарованностью и скептицизмом: к нему относятся драматические поэмы: «La Coupe et les Lèvres» и «A quoi revent les jeunes filles», а также «Namouna». В первой из этих пьес намeчена любимая идея Мюссэ, что разврат бесповоротно губит душу и делает невозможным возвращение к чистотe юношеских чувств; в «Namouna» сказывается легкомысленная философия разочарованного светского жуира, очень остроумная и блестящая; «A quoi revent les jeunes filles» — поэтический «marivaudage», где легкая скептическая улыбка автора придает грустный оттенок наивной поэзии сюжета. Характер поэзии М. совершенно меняется в 3-м периоде его творчества, когда, после легкомысленного разгула первой юности, он узнает первую глубокую любовь, сделавшуюся роковой для всей его жизни. В 1833 г. он встретился впервые с Жорж Санд — и дарование его вполне окрепло, под влиянием страдания и страсти. Во всех документах, относящихся к истории этой связи, рисуется неровность характера М., его капризы, припадки ревности, чередующиеся с периодами обожания; но главная причина печальной развязки любовной драмы заключается в том взвинчивании своих чувств на недосягаемую высоту, которым оба были постоянно заняты. Жорж Санд первой надоела эта метафизическая любовь и она оставила М. для ничтожного доктора Паджелло; М. продолжал томиться жаждой неземных ощущений и всю жизнь не мог излечиться от своей amour-passion. Вся дальнейшая поэзия М. отражает ощущения его разбитой любви: «Rolla», «Les Nuits», «Lettre à Lamartine», роман «Confession d’un enfant de siècle», все драмы проникнуты личными настроениями, придающими творчеству Мюссэ обаяние искренности. Непосредственность передачи ощущений обусловливает другое свойство поэзии М.: он рисует всегда себя — и та двойственность, которая проникала все его существо, отразилась и в его поэзии. Он был страстным обожателем чистой любви, но, раз окунувшись в волны порока, ища забвения, не мог смыть с души пятна позора, падал все ниже, поднимаясь все выше мечтами. Таковы же все его герои: власть разврата над душой человека — постоянная тема всех его драматических произведений, из которых особенного внимания заслуживают «Lorenzaccio», «Caprices de Marianne», «Fantasie», «On ne badine pas avec l’amour» и др. Дeйствие держится в них большей частью на границе идиллического и трагического; под прикрытием легкого юмора, М. затрагивает самые тонкие струны душевной жизни. Грация диалога и поэтичность отдельных женских фигур отводят этим утонченным психологическим анализам совсем особое место среди пьес нового французского театра. Отчаяние раздвоенной души выражено с необычайной силой и страстностью в «Rolla». В душе самого М. жили два человека, которых он изображает или двумя (как в «Caprices de Marianne»), или в одном лице циника самоубийцы, полного презрения к себе. Ту же двойственность своего «я» М. рисует и в «Nuit de Décembre». Он внес во французскую поэзию струю индивидуализма, сказавшуюся в умении обнажать страдания души. В противоположность другим современным ему французским поэтам, М. не отличается блеском и колоритностью стиха и богатством рифмы. Стих его, в общем, бледный, незвучный — но временами он поднимается на высоту истинной поэзии и выливается во вдохновенной, глубоко поэтичной форме: таков знаменитый конец «Nuit de Mai», где идет речь о самоотвержении пеликана, таковы стансы «Lucie», отдельные эпизоды в «Lettre à Lamartine», «Souvenir» и некоторые мелкие стихотворения. Внутреннее содержание поэзии М. имеет еще большее значение: он отразил сложность и противоречивость душевной жизни современного человека, отразил ее глубоко и правдиво, будучи сам настоящим enfant du siècle; поэтому он нам так близок и понятен, со своими переходами от высшего идеализма к воспеванию мимолетных удовольствий, со своей смесью пессимизма, цинизма и безграничной нежности души. Эта близость к душевной жизни своего века сделала М. одним из тех любимых поэтов, которых не только читают, но много раз перечитывают и знают наизусть. Ж. Леметр издал «Theatre de A. de M.» (1891). См. о М.: Paul de Musset, «Biographie» (П., 1877); Еm. Montégut, «Nos morts contemporains» (П., 1883); Sainte-Beuve, «Portr. contemp.» (II); Taine, «Hist. de la litt. angl.»; Брандес (V т. «Hauptstromungen»); Uifalvy, «A. de M.» (1870); Lindau, «A. de M.» (Б., 1876); Oliphant, «A. de M.» (Л., 1890); A. Barine, «A. de M.» (П., 1893, в коллекции «Grands ecrivains francais»); Soderman, «A. de M.» (Стокгольм, 1894).

Много мелких стихотворений из А. де М. переведено в русских журналах 1840-х и последующих годов. А. Фетом переведена поэма «Дюпон и Дюран» («Рус. Вестник», 1881, кн. 11), П. Козловым — «Ива» («Русская Мысль», 1884, кн. 1) и «Намуна» (там же, кн. 1); есть еще перевод «Намуны» Д. Минаева, «Отеч. Записки», 1876, кн. 10); Н. Минским — «Лючия» («Загранич. Вестник», 1882, кн. 5); Н. Облеуховым — «Ночи» (М., 1895); Н. Грековым — «Ролла» (М., 1864); А. Мысовской — «Октябрьская ночь» и др. стихотворения в «Пантеоне Литературы» А. Чудинова (1888, кн. 7 — 8 и 12). Переведены также комедии и пословицы М.: «Осел и Ручей» (М., 1862), «Любовь и ревность» («Отеч. Записки», 1857, т. 59), «Пари» (М., 1892), «Нужно, чтобы дверь была отворена либо затворена» (СПб., 1848). Русской актрисе М. А. Каратыгиной франц. публика обязана появлением А. де М. на сцене: она впервые в СПб., в свой бенефис, поставила перевод пословицы М. — «Un caprice» («Женский ум лучше всяких дум», «Библиотека для Чтения», 1837); несколько лет спустя, по совету Каратыгиной, эту пьесу поставила на Михайловской сцене г-жа Аллан, которая в ней же дебютировала перед парижанами (в Comédie Française), до того не видевших пьес М. на сцене. Из романов и рассказов М. переведены: «Исповедь сына века» (СПб., 1871), «Сын Тициана» (М., 1894), «Фредерик и Вернерета» («Современник», 1847, кн. 3) и др. В конце 1896 г. живой интерес во франц. журналистике вновь возбудили отношения Жорж Санд к А. де М. и д-ру Паджелло; по этому поводу появилось много статей и в русских газетах и журналах. Ср. Г. Брандес, «А. де Мюссе» («Русская Мысль», 1886, кн. 7) и Ап. Григорьев, «А. де Мюссе. Критический очерк» («Драматический Сборник», 1860, кн. 5).