ЭСБЕ/Национал-либералы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Национал-либералы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Маассен — Нямецкий
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Наказный атаман — Неясыти. Источник: т. XXa (1897): Наказный атаман — Неясыти, с. 710—712 ( скан ); доп. т. II (1906): Кошбух — Прусик, с. 248—249 ( скан · индекс ) • Другие источники: НЭС


Национал-либералы — политическая партия в Германии, выделившаяся в 1866 г. из прогрессистской партии (в Пруссии). Когда успехи прусских войск вызвали в народе взрыв энтузиазма, в среде прогрессистской партии многие не могли забыть систематические нарушения конституции, сбор податей, не вотированных парламентом, и прочие нарушения закона, совершенные правительством в предшествующий период конфликта. Они отказались, поэтому, подать голос в пользу так наз. Indemuität, т. е. в пользу освобождения министерства от ответственности за прошлое. Иначе поступила другая часть прогрессистов: с правительственным большинством вотировали Форкенбек, Ласкер, Михаэлис, Унру, Твестен и др. Вскоре после этого 15 прогрессистских депутатов, к которым присоединилось 9 старолибералов (см. XVII, 636), опубликовали манифест, в котором, настаивая на либеральных требованиях своих старых программ в области внутренней политики, обещали свою поддержку внешней политике Бисмарка. Это было первым актом новой партии. Партия присвоила себе сперва название национальной, которым раньше охотно называли себя также старолибералы. В 1867 г., в Ганновере, к слову национальная было прибавлено либеральная, и это новое название скоро было усвоено всей партией. В 1867 г. была выработана первая программа партии, гласившая: «было бы гибельным заблуждением предполагать, что народу нужны представители только для защиты его свободы, единство же может быть достигнуто без нашей помощи правительством». Так как к новой партии примкнула большая часть либеральных элементов в новоприсоединенных провинциях Пруссии (во главе их стояли Микель и Беннигсен), то число её сторонников в прусском ландтаге поднялось, после выборов 1867 г., до 100, а в рейхстаге Северо-Германского союза — до 79. В 1871 г. на выборах в рейхстаг за нее подано 1176000 голосов (28%), в 1874 г. — 1542000 (30%), в 1877 г. — 1604000 (30%); число её представителей в эти периоды равнялось 125, 155 и 128, т. е. она была сильнейшей партией рейхстага. Приблизительно таким же значением пользовалась партия и в ландтагах отдельных германских государств: в прусском, в 1873—76 гг., она насчитывала, например, 182 сторонника. Удовлетворенные в одном из своих главных стремлений — к национальному объединению — национал-либералы естественно стали правительственной партией, поддерживая Бисмарка как в иностранной, так и в экономической и церковной политике (см. Культуркампф); в свою очередь их крупное значение в парламентской жизни Германии в период 1871—77 гг. объясняется поддержкой правительства на выборах. С 1879 г. Бисмарк вступает на путь усиленного покровительства как сельскому хозяйству, так и обрабатывающей промышленности. В национал-либеральной партии, до тех пор фритредерской, обнаружилось разногласие. 17 депутатов рейхстага вышли из ее состава, под предводительством Шаусса и Фелька (Volk), и составили «Либеральную группу». Ее девиз был: Bismark sans phrases. Группа эта очень скоро частью растаяла на выборах, частью вернулась в среду национал-либеральной партии. Вслед за ней, в 1880 г., вышла группа более значительная (15 членов), под предводительством Форкенбека, Риккерта, Бамбергера и Штауфенберга, недовольная именно уступчивостью Бисмарку; к ней принадлежали, по большей части, решительные фритредеры. Она основала «Либеральный союз» или «Сецессию», впоследствии (1884) слившуюся с прогрессистами (см. Свободомыслящая партия). Отсюда начинается новый период в истории национал-либеральной партии, во главе которой становятся Беннигсен и Микель (XIX, 246). До тех пор она хотя и шла рука об руку с правительством, но все-таки сохраняла самостоятельность и нередко заставляла правительство подчиняться ей. Теперь она вполне подчинялась правительству, и впоследствии только однажды высказалась против него по довольно важному вопросу, и то не в рейхстаге. Объясняется это, во-первых, тем, что партия, выделив из своей среды все чуждые ей элементы, стала однороднее, и представляла отныне исключительно интересы крупной обрабатывающей промышленности; во-вторых, тем, что отныне правительство гораздо больше руководствовалось интересами этого класса, чем прежде, жертвуя ему нередко даже интересами поземельного дворянства. Программа национал-либералов 1881 г. говорит о «неизменной верности императору и империи», о сочувствии «развитию имперских учреждений в национальном и свободном направлении», о враждебности «одинаково как радикальным, так и реакционным тенденциям», в особенности социализму, с которым следует бороться не только посредством полицейских мер, но и посредством положительных мероприятий для блага работающих классов. Необходимо сохранять и поддерживать мирные отношения между церковью (здесь разумеются исключительно протестантские церкви) и государством. Отстаивая существующее промышленное законодательство и основанную на нем свободу промышленной деятельности от реакционных поползновений; партия держится убеждения, что противоположные мнения о свободе торговли и протекционизме не могут быть основанием партийной программы; разнообразие местных интересов должно оставлять свободу мнениям в пределах партии. Партия ничего не имеет против возвышения косвенных налогов для удовлетворения потребностей империи. На гейдельбергском съезде южно-германских представителей партии, состоявшемся в 1884 г. по инициативе Микеля, было прямо выражено требование о продлении срока действия закона против социалистов и заявлено, что партия не остановится ни перед какой жертвой для поддержания военного могущества Германии. Как на источник средств для покрытия растущих военных потребностей, указаны налоги на биржевые сделки, на водку и на сахар (XIX, 246). Национализм, таким образом, всецело поглотил либерализм. С тех пор национал-либералы помогли правительству провести колониальную политику, увеличить продолжительность полномочий рейхстага с 3 до 5 лет и т. п. При обсуждении хлебных пошлин партия всегда делилась на две группы, из которых одна, меньшая, вотировала за правительство. Всего важнее для правительства была поддержка национал-либералами его военных требований, в особенности в 1887 и 1893 гг. Их осуществление казалось национал-либералам делом столь важным, что ради него они заключили в 1887 г. картель с консерваторами (XIV, 616), несмотря на то, что он отдавал их почти вполне во власть реакционным стремлениям консервативных партий. Только в 1892 г., когда граф Цедлиц внес в прусский ландтаг свой клерикальный школьный законопроект, национал-либералы высказались против него, вместе со свободомыслящими. Национал-либералы поддерживали Каприви в его торговой политике. В 1892 г. они выставили и провели кандидатуру князя Бисмарка в рейхстаг. Новое направление партии (с 1880) быстро отразилось на числе ее сторонников в народе. Потерявшая значительное число своих полномочий уже в 1878 г., она в 1881 г. получила только 746000 голосов (14%) и провела всего 46 своих кандидатов. Несколько поднялась она в 1884 г., но значительный успех вновь имела только благодаря картелю, в 1887 г., когда собрала 1677000 голосов (22%) и получила 99 полномочий. Затем она вновь начала падать; в 1893 г. за нее подано 996000 голосов (13%) и приобретено ею 53 полномочия. В прусском ландтаге партия имеет (с 1893 г.) 90 представителей. Из этих цифр видно, что национал-либералы не имеют (подобно клерикалам и социалистам) верного контингента избирателей; больше, чем какая бы то ни было другая партия германского рейхстага, они зависят от обстоятельств минуты, в особенности от отношений к правительству. Национал-либеральная партия всегда располагала в парламенте большим числом образованных и даровитых деятелей, как, например, Ласкер, Микель, Беннигсен. Благодаря высокому интеллектуальному развитию немецкой буржуазии, а также её материальным средствам, значительная часть немецкой литературы и науки служат интересам национал-либералов. Чрезвычайно характерными для национал-либералов являются исторические произведения их сторонников: отрекшись от либерализма в практической деятельности, партия по-прежнему проводит старые убеждения при оценке событий прошлого, в том числе и революции 1848 г. В духе национал-либералов разработана «Всемирная история» Вебера; в том же духе писал Бидерман, и даже «Римская история» Моммзена (сторонника сецессии) — в особенности главы о Юлии Цезаре — носит довольно явственные следы национально-либеральных воззрений автора. В том же направлении разрабатывались различные отрасли юриспруденции (Ласкер, Гнейст, Марквардсен и многие др.). Главным органом партии в настоящее время является «Nationalliberale Korrespondenz» (основана в 1874 г.), а также «National Zeitung» (основана в 1848 г.).

Литература. K. Walcker, «Kritik der deutschen Parteien» (Лейпциг, 1887; с точки зрения Н.-либеральной); L. Parisius, «Deutschlands politische Parteien» (I вып., Б., 1878; подробная история национал-либеральной партии с прогрессистской точки зрения); Eugen Richter, «Politisches ABC-Buch» (7 изд., Б., 1892; ст. о национал-либералах с точки зрения свободомыслящих); «Konservatives Handbuch» (2 изд., Б., 1894); Patzig, «Die National-liberale Partei 1867—1892» (Лейпциг, 1892, официальное издание партии); «Das Sündenregister der Nationaliberalen» (Б., 1884; анонимная книга, написанная Рихтером, резкий, но богатый ценными фактами памфлет); A. Braun, «Die Parteien des deutschen Reichstages» (Штутгарт, 1893; приведены целиком программы и некоторые прокламации партии; ценные данные из области избирательной статистики; собственные критические замечания автора, сделанные с социалистической точки зрения, поверхностны); «Die Secession» (Лейпциг, 1880; написана Бамбергером). Кроме того, см. исторические обзоры, в особенности Hans Blum, «Das deutsche Reich zur Zeit Bismark’s» (Лейпциг, 1893); Maass, «XXV Jahre deutscher Reichsgesetz­gebung» (Лейпциг, 1892); «Deutsche Parteichronik 1866—90» (Лейпциг, 1890).

Дополнение[править]

* Национал-либеральная партия после 1893 г. стояла приблизительно на одной точке: на выборах в рейхстаг в 1898 г. она получила 971000 голосов (12,5%), и провела 53 своих членов, в 1903 г. — 1313000 (13,8%) и провела 50 своих сторонников; в прусский ландтаг в 1898 г. она провела 75, в 1903 г. — 79 своих членов. В последние годы в Н.-либеральной партии, ранее бывшей фритредерской, усилилось тяготение к протекционизму, как аграрному, так и промышленному. В ее среде осталось несколько фритредеров (Бюзинг), но они не имели влияния, и при обсуждении нового, крайне протекционистского таможенного тарифа в 1902 г. партия почти вся поддержала его. В конце XIX. ст. начали возникать в разных городах Nationalliberale Jugendvereine; в 1902 г. их было 24, с 5000 членов. В национал-либеральном направлении издается в Берлине с 1901 г. «Bibliothek für Politik und Volkswirtschaft», представляющая ряд брошюр и книг по разным вопросам политики. См. «Allgemeiner Delegiertentag der nationalliberalen Partei am 19—21 Mai 1905» (Берл., 1905).