ЭСБЕ/Неделимость поземельной собственности

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Неделимость поземельной собственности
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Наказный атаман — Неясыти. Источник: т. XXa (1897): Наказный атаман — Неясыти, с. 829—830 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Неделимость поземельной собственности — заключается в том, что земельные владения не могут быть разделяемы на части и должны переходить к наследникам или покупателям в целом составе. Различается Н. земельной собственности при переходе ее по сделкам между живыми и по случаю смерти. Свойство Н. было присуще почти всему древнему и средневековому землевладению, отличавшемуся связанным характером. С провозглашением свободы поземельной собственности оно было уничтожено и сохранилось в немногих случаях. За последние два десятилетия начинается новое движение в пользу расширения принципа неделимости поземельной собственности, ради предупреждения чрезмерного дробления земли и обеспечения такой величины поземельных владений, которая давала бы владельцу хозяйственную самостоятельность. Неделимость встречается в институтах дворянского землевладения (семейных фидеикомиссах и родовых имениях) и в неделимых участках, где она сохранилась от феодального строя; в новое время она введена в наследственных имениях (Erbgüter), гомстедах (см.) и имениях, наследуемых по порядку индивидуального наследования. Фидеикомиссы во всех странах, где они существуют, по закону неделимы; отчуждение их частей допускается только в случаях необходимости, причем должно быть налицо согласие семейного совета (в Германии), или вырученная от продажи сумма должна быть так или иначе сохранена на пользу семьи (в Англии). В некоторых государствах (преимущественно германских) установлены наименьшие размеры поземельных владений или отдельных их участков (так называемых парцелл), которые уже не могут подлежать дальнейшему дроблению. В Саксонии только 1/3 каждого владения подлежит свободному дроблению, а остальные 2/3 должны оставаться навсегда неделимыми. Минимум парцелл установлен в Бадене, Гессене, Шварцбург-Рудольштате. Крестьянские наследственные имения, существующие (в ничтожном числе) в Баварии и Гессене, переходят по наследству к одному лицу; части их могут быть отчуждаемы только с согласия всех наличных наследников. При системе индивидуального наследования (Anerbenrecht) имение наследуется одним из наследников, который обязывается уплатить прочим сонаследникам известные выделы. Существуют две системы такого наследования: 1) оно наступает всегда при отсутствии распоряжения наследодателя, т. е. при всяком наследовании по закону — в Австрии, Брауншвейге, Шаумбург-Липпе; 2) оно наступает в том случае, если собственник внес имение в особые дворовые списки (Höferolle) — в Пруссии: при этом каждый собственник может свободно распоряжаться своей землей и вычеркнуть ее из дворовых списков. При оценке значения Н. земельной собственности следует различать применение ее при наследовании и в сделках между живыми. Переход земельного владения к одному наследнику без дробления земли в натуре между всеми сонаследниками (как это происходит во Франции и некоторых южных частях Германии) имеет значительные социальные и экономические преимущества. Этим предупреждается чрезмерное дробление (парцелляция) земельной собственности, сохраняется крепкое и состоятельное крестьянство, целесообразное соотношение земли к хозяйственным постройкам и инвентарю, рациональное хозяйство. За последнее время замечается в правительственных сферах и в литературе сильное течение в пользу индивидуального наследования. Для России это движение не имеет практического значения, так как ее населению совершенно чужда идея единоличного наследования; но оно имеет шансы на дальнейшее развитие в Германии, Австрии, Швейцарии и др., где у него часто есть глубокие корни в обычаях крестьянства. Что касается Н. земли при сделках между живыми, то существующие ограничения этого рода являются, по большей части, остатками прежней связанности земли. Там, где они сохранились, они оказывают благотворное влияние, ограждая от чрезмерного дробления поземельной собственности. В местностях, где население привыкло к свободе земельной собственности, нельзя, однако, надеяться на практическую осуществимость принципа неделимости владений, начиная с известного размера.

М. С.