ЭСБЕ/Обратное требование

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Обратное требование
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нэшвилль — Опацкий. Источник: т. XXIa (1897): Нэшвилль — Опацкий, с. 571—572 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Обратное требование (или право регресса). — Когда кто-либо, действуя по поручению, иной юридической сделке или вообще в интересах другого, несет ущерб в юридических отношениях с третьим лицом, то ему предоставляется право требовать возмещения этого ущерба с того, в чьих интересах совершались юридические действия. Возникая из разных оснований, О. требование связывается со многими юридическими отношениями, в зависимости от которых определяются и условия его допустимости.

В корреальных обязательствах (см.) римское право допускало О. требование только в том случае, если оно обуславливалось существом самой сделки (товарищество, поручение) или налагалось определенным законом или договором. В солидарных обязательствах регресс допускался римским правом принципиально для всех случаев, за исключением солидарной ответственности из деликтов. Несмотря на отсутствие в современном праве деления совокупных обязательств на корреальные и солидарные, римская точка зрении удержана и некоторыми новыми законодательствами (например остзейским, 3340). Другие (прусское), допуская О. требование принципиально, ставят его осуществление в зависимость от состава соглашения и существа сделки, вследствие чего управомоченное на регресс лицо обязывается доказать, что ему это право действительно принадлежит по существу отношения. Дозволяется регресс и при деликтах, совершенных не по умыслу, а по неосторожности. Французское право допускает О. требование принципиально во всех солидарных обязательствах, не исключая и деликтных, и устанавливает предположение об ответственности всех его участников в равной доле, если нельзя доказать иного. К этой точке зрения примкнуло и общегерманское гражданское уложение; римские постановления о деликтах отвергнуты, как «несоответствующие современному правосознанию». Тождественным с французским и общегерманским является постановление нашего законодательства (ст. 648 т. Х ч. 1) о солидарной ответственности за деликты. Об О. требовании из других солидарных обязательств русское право ничего не говорит, за исключением поручительства, при котором, за силой п. 3 ст. 1558, «поручитель, удовлетворивший кредитора, имеет право требовать от должника вознаграждения за понесенные им от того убытки, а равно и следующие ему с заплаченной за него суммы денег проценты». В противоположность римскому, современное право допускает регресс в солидарных обязательствах в силу закона, без особого акта уступки иска со стороны получившего удовлетворение кредитора. В вексельном праве О. требование принадлежит векселедержателю против всех должников-поручителей по векселю, имена которых на нем значатся, в случае непоследовавшего платежа по векселю в условленное время и в условленном месте. Право на О. требование открывается с момента протеста векселя (см.) и направляется против вышеозначенных лиц или в определенном порядке, или по усмотрению векселедержателя. Требование в определенном порядке начинается с последнего индоссанта и идет последовательно от одного надписателя к другому до первого индоссанта, а в переводном векселе — до трассанта (regressus per ordinem, per gradus); но векселедержатель может пропустить нескольких индоссантов (regressus per saltum, springender Regress). В этом случае обойденные индоссанты считаются освобожденными от ответственности. По третьей системе (jus variationis) выбор лиц предоставляется вполне усмотрению векселедержателя: он может идти вверх и вниз по надписям в каком угодно порядке, причем никто из обойденных не освобождается от ответственности. Старые вексельные права (голландский вексельный устав, прусское земское право) придерживались первых двух систем, но неудобства их очевидны: не всегда от воли векселедержателя зависит обращение требования в таком, а не ином порядке; обстоятельства заставляют иногда его предложить уплату одному, вместо другого, вовсе без желания освободить обойденного. Новое вексельное право (германское, французское, английское, бельгийское, швейцарское и т. д.) держится, поэтому, третьей системы. Русское действующее право стоит еще и теперь на старой точке зрения (ст. 620), но закон значительно смягчен практикой и подлежит замене, в новом вексельном уставе, общими постановлениями нового западного права. Сумма О. требования по векселю — та, которая на нем значится, с % просрочки, издержками протеста и другими расходами (почтовые, потеря на курсе и т. д.). Способ удовлетворения в этой сумме при переводных векселях может быть двоякий: а) путем предъявления О. счета, выражающего собой требование возмещения указанных выше издержек и засвидетельствованного маклером или двумя лицами купеческого звания, и б) путем выдачи О. векселя, который, по существу, не отличается от обыкновенного переводного векселя; трассантом здесь является векселедержатель, предъявляющий О. требование, трассатом же — тот должник, которому предъявляется требование; сумма векселя обнимает все издержки О. требования. К О. векселю должен быть присоединен и О. счет. См. Простой вексель, Переводный вексель. Далее, О. требование имеет место вообще во всех отношениях, возникающих из дачи одним лицом поручения, другому на совершение юридических действий с третьими лицами, причем лицо, дающее поручение, обязывается возместить поверенному все издержки, совершенные им в его интересах. См. Доверенность и Поручение. При ассигнации (см.) вопрос об О. требовании вызывает несогласия в законодательствах и литературе: в решении вопроса о том, может ли ассигнатарий самостоятельно требовать судом с ассигната исполнения обещания уплатить по ассигнации, или ему принадлежит лишь право О. требования к ассигнанту, сказывается иногда чисто римская точка зрения, по которой договором устанавливаются отношения только между контрагентами, а не третьими лицами, и обещание уплаты само по себе не имеет силы. Для современного права эта точка зрения не обязательна, и общегерманское уложение совершенно справедливо предоставляет ассигнатарию самостоятельное право требования с ассигната, а не просто право регресса. Что касается О. требования ассигнатария по отношению к ассигнанту, в случае непринятия ассигнатом приказа об уплате, то здесь многое зависит от того, в силу каких отношений между ассигнантом и ассигнатарием состоялась выдача приказа, так как ассигнация самостоятельного значения не имеет и самостоятельного права не обосновывает.

Ответственность за вред и убытки, причиненные деликтом, в некоторых случаях переносится, в интересах потерпевшего, с непосредственных виновников на лиц, обязанных иметь над ними надзор и заботу за правильным исправлением ими своих обязанностей. Так, например, по французскому кодексу отец и мать ответственны за вред, причиненный их детьми, живущими вместе с ними; хозяева и верители ответствуют за своих слуг и поверенных, учителя и ремесленники — за вред, причиненный их учениками и рабочими. Тождественные постановления содержат в себе ст. 686—687 т. Х ч. 1. Общегерманское уложение признает в этих случаях солидарную ответственность лиц, подлежащих ответственности, вместе с непосредственными виновниками, и дает ответственному лицу право О. требования с непосредственного виновника, если ответственное лицо докажет, что с его стороны сделано было все возможное для предупреждения вреда. В русском праве О. требование из деликта допускается только при ответственности за вред, причиненный пароходными и железнодорожными предприятиями. Владельцы дороги или предприятия, уплатившие за вред, причиненный их агентом, имеют право регресса с этого агента (ст. 683). Во всех остальных случаях ответственные лица освобождаются от уплаты, если докажут, что вред причинен без их личной вины. Точно также разрешается вопрос и французским правом.

В. Н.