ЭСБЕ/Обувь

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Обувь
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Нэшвилль — Опацкий. Источник: т. XXIa (1897): Нэшвилль — Опацкий, с. 593—598 ( скан ) • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : НЭС


Обувь. — О. должна не только защищать ногу от холода, пыли и мокроты, но и делать для неё нечувствительными неровности, в то же время ничем не стесняя свободу движений, кожную испарину и т. д. и не изменяя естественной формы стопы и пальцев. Как внешняя форма О., так и качество материала, из которого она изготовляется, в значительной степени зависят от культурного развития народа, от местных обычаев, от климатических условий страны и от специального значения ее в том или другом случае. Этим и объясняется, что многие виды обуви имеют лишь ограниченное распространение, хотя хорошо приспособлены к известным внешним обстоятельствам (валяные сапоги северян, лапти русских крестьян, опанки южных славян, деревянные сандалии альпийских горцев и т. п.). Повсеместным распространением в цивилизованном мире пользуются только башмаки и сапоги, — а между тем именно эта форма О., больше других подвергаясь влиянию моды, сплошь и рядом не удовлетворяет вышеназванным требованиям и часто навлекает на себя справедливые нарекания с точки зрения гигиены. Особенное значение хорошая О. имеет для войска и главным образом для пехоты. Выдающиеся военачальники во все времена обращали специальное внимание на солдатскую О. (Юлий Цезарь, маршал Саксонский, герцог Веллингтон, генералы Радецкий, Скобелев, Драгомиров и др.). Поводом к этому служат частые заболевания ног у солдат, ведущие к массовому выбыванию их из строя, и притом в самое критическое для армии время — в начале походов и т. п. По исследованию Брандта фон-Линдау, из 600000-ной германской армии (пехоты), в первые же дни после мобилизации, становятся негодными к исполнению своих обязанностей, из-за болезненного состояния ног, не менее 30000 человек; из-за этих же страданий, в Германской империи, из рекрутов 1876—79 гг. было отпущено 50763 человек, т. е. 31‰ всех лиц, подвергшихся медицинскому осмотру, и до 143‰ всех объявленных не годными к военной службе. Подобные же указания о состоянии ног у рекрутов дают и австро-венгерские статистические летописи: в 1870 г. из 277972 забракованных рекрутов 41817 имели испорченные и искалеченные ноги, в 1876 г. из 414732 забракованных было отпущено из-за ног не менее 53221 человек; вообще негодными, благодаря ножным страданиям, в Австро-Венгрии можно считать 100‰ всех лиц, подвергающихся медицинскому осмотру при приеме в войска. Больных ногами в германских войсках около 15%; в одной прусской армии за один год бывает больных ножными язвами почти 6500 человек, причем эти язвы происходят главным образом от давления О. — узких сапог и проч. Во французской армии из 100 пехотинцев в течение первых дней похода 25—30 человек заболевают ногами. Войска Североамериканских Штатов, при начале междоусобной войны, в первые 14 дней лишились половины своего состава из-за тесной О., отчего даже, временно был прекращен поход. О заболеваниях ног в русской армии, приобретаемых вследствие неудобной О., не имеется никаких положительных данных, но не подлежит сомнению, что и русский солдат страдает от «казенного» сапога. В одном из приказов генерала Скобелева говорится: «первое, что при невнимании становится негодным в походе это — сапоги, и тогда здоровый, крепкий, храбрый солдат становится также негодным». Человеческая стопа состоит из 26 костей (см. фиг. 1), которые по форме могут быть разделены на две различные группы: а) задний отдел стопы или «пятка»; она состоит из 7 коротких и плотных костей, до такой степени тесно связанных между собой, что движение между отдельными костями весьма ограничено; б) средний отдел или так называемая «плюсна» стопы и в) передний отдел или «пальцы»; эта группа составлена из 19 продолговатых, цилиндрических и трубчатых костей, причем кости плюсны, хотя и связаны между собой, но все же расположены сравнительно свободно, а кости пальцев представляют наиболее подвижную часть стопы.

Фиг. 1. Скелет стопы.

Взаимное расположение всех этих костей обусловливает внешнюю форму стопы. Нормальную, здоровую ногу, скорее всего можно найти у маленьких детей, еще не носивших О., или же у взрослых, никогда не носивших тесной О. и привыкших или ходить босиком, или носить О. мягкую, не производящую никакого насилия над стопой. Такая нога отличается главным образом следующими свойствами:

1) Общее расположение костей должно быть веерообразное, т. е. нога, начиная от пятки и кончая верхушками пальцев, должна постепенно расширяться; оси пальцев должны служить продолжением их плюсневых костей, и пальцы, вследствие этого, должны иметь стреловидное направление. Особенное значение это имеет для большого пальца, положение которого играет важную роль при ходьбе: при обыкновенной ходьбе поднятие стопы с почвы совершается не разом; прежде всего приподнимается пятка; затем постепенно, по направлению сзади кпереди, поднимаются и остальные части стопы, причем последняя, перед окончательным снятием её с почвы, упирается еще некоторое время на большой палец, вершина которого приподнимается последней. Но «развертываться» правильно стопа может только в таком случае если продольная ось большого пальца, будучи продолжена кзади, проходит через середину пятки (так называемая Мейеровская линия), т. е. если действительно большой палец, по отношению к внутреннему краю стопы, имеет стреловидное направление. Мейеровская линия представлена на прилагаемой фиг. 2, изображающей стопу почти нормальной ноги, а также и на фиг. 3, снятой с хорошо сохранившейся стопы двухлетнего ребенка.

Фиг. 2. Форма почти нормальной стопы взрослого человека.
Фиг. 3. Хорошо сохранившаяся стопа 2-летнего ребенка.

Прибавим, что по исследованиям доктора Приклонского, из 374 детей возраста 3—10 лет у 210 (56%) большой палец оказался в стреловидном направлении по отношению к внутреннему краю стопы, и что у редко носящих сапоги ткачей одной из подмосковных мануфактур такое положение большого пальца было встречено иногда еще в возрасте 60 лет, тогда как у носящих тесную О. воспитанников одной военно-фельдшерской школы правильное положение большого пальца составляло редкость.

2) Стопа должна быть в состоянии выдерживать и правильно распределять тяжесть тела, что достигается особым расположением костей двух задних отделов стопы (пяточных и плюсневых), имеющих, в архитектурном отношении, форму полукупола или, точнее, полуовоида. Если смотреть на стопу с внутреннего ее края, то можно заметить, что линия ее продольного разреза образует свод, упирающийся о почву двумя точками (см. фиг. 4), — задним бугром пяточной кости (а) и головкой плюсневой кости большого пальца (б).

Фиг. 4. Внутренний край свода стопы.

Этот свод на тыле стопы постепенно склоняется кнаружи, так что у наружного края средней части стопы он опять упирается на почву головкой 5-й плюсневой кости; наивысшая точка поперечной дуги соответствует головке таранной кости, составляющей ключ свода (в). Главными точками опоры свода служат: задний бугорок пяточной кости, головка I-й плюсневой и отросток V-й плюсневой костей. Если представить себе обе стопы человека параллельно и смежно друг с другом, то тяжесть тела будет распределяться по куполу, образующемуся из двух стоп; купол же лучше выдерживает давление тяжести, нежели плоская поверхность.

3) Стопа должна обладать известной эластичностью — это качество стопы достигается тем, что отдельные элементы ее связаны между собой хотя и весьма прочно, но в то же время довольно подвижно. Таким образом, стопа, с одной стороны, легко прилаживается к неровностям поверхности, по которой идет человек, а с другой — уменьшается и становится безвредной сила ударов, получаемых при столкновении ноги с почвой.

Свою нормальную форму и природные свойства человеческая стопа может сохранять только в таком случае, если она не будет изменена неподходящей О., если не будет оказано над ней никакого насилия. Между тем обычная обувь культурного человека нисколько не соответствует естественным потребностям стопы, сильно изменяет ее природную форму, делает ее источником страданий для человека и часто затрудняет ее нормальные, физиологические, отправления. Разительным примером того, насколько форма стопы изменяется под влиянием несоответственной О., может служить изуродованная нога китаянок, носящих чересчур короткую и тесную О. с самого раннего детства (фиг. 5); здесь пяточная кость не только суживается и удлиняется, но и изменяет свое положение настолько, что в конце концов длинная ось ее стоит вертикально; вместе с тем поднимается и свод стопы, а плюсневые кости и фаланги искривляются и последние походят на когти.

Фиг. 5. Скелет стопы китаянки.
Фиг. 6. Нормальная стопа и неправильно выкроенная подошва.

При таких условиях человек вынужден ходить как на ходулях; о нормальном развертывании ноги при ходьбе не может быть речи, а вся стопа поднимается разом; кроме того, тяжесть тела распределяется на значительно меньшую площадь, чем при нормальной стопе, а вследствие этого походка лишается твердости и эластичности. Но и обычная европейская О. (башмаки, полусапожки, сапоги) сильно грешит против нормальной формы стопы, и притом преимущественно, и прежде всего, неправильной выкройкой подошвы, представляющей фундамент башмака или сапога. Обыкновенно подошва выкраивается симметрично по обеим сторонам средней линии, так что один и тот же башмак может служить как для правой, так и для левой ноги (так изготовляются обыкновенно башмаки для женщин и детей); но даже в таком случае, когда подошва выкраивается «по ноге», асимметричность ее является, в сущности, кажущейся, так как на самом деле и передняя часть подошвы и пятка скроены симметрично к средней оси и вся асимметричность подошвы заключается в том, весьма второстепенном обстоятельстве, что мостик, соединяющий обе названные части, образует небольшой угол кнаружи. При таком способе выкраивания подошвы внутренний край сапога получает закругление, тогда как внутренний край нормальной стопы представляется прямолинейным, соответственно «Мейеровской» линии. Прилагаемая фигура (фиг. 6) — представляет отношение между нормальной стопой и неправильно выкроенной подошвой; последняя обозначена пунктиром.

Фиг. 7 и 8. Изуродованные, вследствие ношения неправильной обуви, пальцы.

Подобная О. влияет гибельно на весь остов стопы. Конечно, нога, как мягкая часть, в особенности в детском возрасте, мало-помалу уступает давлению и принимает более или менее форму О., но при этом страдают не только мягкие части, но и скелет стопы. Прежде всего и сильнее всего поражаются пальцы, которые надвигаются друг на друга: большой палец, вместо прямого, принимает косое направление, с обращением его верхушки кнаружи, тогда как плюснево-фаланговый сустав его выгибается кнутри, нередко сильно утолщается и получает вообще безобразную форму, причиняющую много хлопот как «хозяину», так и сапожнику; другие пальцы искривляются разнообразно, смотря по форме сапога: весьма часто маленький палец представляется совершенно изуродованным, приплюснутым и прижатым к четвертому пальцу или надвинутым на него. Вообще форма пальцев настолько изменяется, что вся совокупность их, образующая на неиспорченной ноге неправильный четырехугольник (ограничиваемый с двух сторон наружным и внутренним краями пальцев, с третьей стороны — дугообразной линией, соединяющей свободные концы пальцев, а с четвертой — линией, проходящей через основания первых фаланг), представляет на изуродованной обувью ноге треугольник, вершину которого образует смещенная кнаружи верхушка большого пальца. Чем уже носок сапога, тем значительнее перемещение последних. Фиг. 7 и 8 показывают ноги, на которых пальцы, не имея достаточно простора в О., вытеснены из своего нормального положения кверху, книзу и в сторону, перекрещиваясь самым разнообразным образом. Неизбежными последствиями такого изуродования пальцев являются более или менее глубоко сидящие мозоли, воспаления в находящихся под мозолями слизистых сумочках, нарывы, переходящие иногда в хроническую фистулезную язву, врастание ногтей с его последствиями, воспаление надкостницы, нередко переходящее на кость и причиняющее образование экзостозов; кроме того, между прижатыми друг к другу пальцами застаивается ножной секрет, от которого мацерируется и слущивается эпителий, образуя затем ссадины, язвы и нарывы. О частоте всех этих страданий дает приблизительное понятие следующая табличка, составленная по данным Брандта фон-Линдау и Приклонского.

В % всех
исследованных
Мозоли на подошве у основания большого пальца, были найдены:
у фабричных рабочих 30
у солдат 50
Мозоли на бугре пяточной кости:
у солдат 37
Мозоли на сгибе стопы:
у солдат 95
Фистулы слизистой сумки мозолей 12—53
Выступание основания большого пальца кнутри:
у фабричных рабочих 2
у солдат 23
у воспитанников фельдшерской школы 18
Врастание ногтей 41—90
Язвы на подошве и между пальцами 12—58
Потная нога 58—63

Всего реже упомянутые патологические изменения встречаются, очевидно, у фабричных рабочих (ткачей), редко носящих тесную О.; у детей же этих рабочих ноги, за немногими исключениями, оказались хорошо сохранившимися.

Такое же неблагоприятное влияние, какое на форму и на отправления стопы обнаруживает О. с неправильно выкроенной подошвой, оказывает и чересчур короткая О., а равно и О. с чрезмерно высокими каблуками (или с так называемыми «внутренними» каблуками), перемещающими центр тяжести тела, изменяющими нормальное положение стопы и дающими постоянный повод к соскальзыванию её вперед: в таком случае верхушка большого пальца, как самого длинного (по крайней мере, обыкновенно), упираясь об носок сапога, испытывает постоянное давление в направлении спереди кзади, передающееся плюснево-фаланговому суставу, усиливающее уклонение этого сустава от прямой линии и содействующее его выгибанию в сторону.

Обычная наша О. неблагоприятно влияет и на форму свода стопы; и в этом приходится винить главным образом неправильную выкройку передка сапога, который, благодаря симметричной форме «правил», на которых вытягивается кожа, получает крышеобразный вид, причем наивысшая линия свода (конек крыши) пролегает по середине его. Между тем у человеческой стопы наивысшая линия свода проходит не по середине, а по внутреннему краю его (см. выше). Вследствие этого сапог неизбежно жмет ногу на месте головки таранной кости (в подъеме), так как эта последняя в сапоге приходится на внутреннем скате передка. Гибельные последствия узкий в подъеме сапог может иметь во время зимних походов: на Шипке, в декабре 1877 г., военным врачам приходилось делать десятками ампутации голени в день, вследствие отморожения не пальцев, а подъема стопы, так как солдаты были вынуждены разрезать в подъеме чересчур узкие сапоги, которые не надевались на теплые портянки. Кроме того, давление, производимое неправильно выкроенным передком сапога на тыл ноги, может вызывать «опрокидывание» свода кнутри, а вместе с тем и опускание его, т. е. образование плосконожия, встречаемого приблизительно у 6% солдат. При этом стопа теряет свойство рессоры и передает всему организму каждый получаемый ею толчок, не ослабляя его; походка при плоской ноге становится тяжелой, с волочением ног, что и служит причиной скорой усталости при ходьбе. У солдат с подобным страданием развивается сильное нервное раздражение как местное, так и во всем организме, которое увеличивается тем больше, чем более жестка почва, по которой идут войска. Относительное плосконожие, по-видимому, может развиваться и у тех, кто очень часто ходит босиком и у кого обувь не поддерживает свода стопы. Неприятное давление на ногу производит и крепкий, чересчур высокий задник, слишком плотно прилегающий к пятке. Он натирает кожу на месте прикрепления Ахилловой жилы и на наружной лодыжке, а потому у людей, вынужденных много ходить, как, например солдат, на этих местах весьма часто встречаются волдыри, мозоли и ссадины, делающие человека неспособным к походу.

Чтобы сохранить, по возможности, естественную форму ноги и не нарушить ее функций, О. должна быть по форме и отдельным очертаниям подобна правильно сформированной стопе и, кроме того, должна быть приготовлена из мягкой и гибкой кожи. Подметка такой О. выкраивается так, чтобы большой палец мог занимать на ней свое стреловидное положение и не уклонялся бы верхушкой кнаружи. Ширина подметки равняется самому широкому поперечнику передней части ноги во время ступания, а длина ее, вследствие увеличения размеров стопы во время хождения, должна быть несколько больше расстояния от пятки до конца большого пальца. Форма и контуры ее должны соответствовать контурам неиспорченной правой и левой ноги (каждой в отдельности), причем две подметки, положенные рядом, друг около друга, соприкасаются своими внутренними краями везде, за исключением места, соответствующего изгибу свода стопы. Для выкраивания такой подошвы надо помнить, что центр пятки и продольная ось большого пальца лежат на одной прямой линии, которая, таким образом, является основой для начертания подошвы. Длину стопы, от заднего края пятки до верхушки большого пальца, наносят на прямую линию (ab, фиг. 9); затем на заднем конце этой линии отмечают центр пятки (c), нанося на ней половину длины последней (cd); таким же образом на переднем конце этой линии отмечают длину большого пальца (ef), считая от верхушки его до заднего края мякиша, т. е. до плюснево-фалангового сочленения, чем определяется место наибольшей ширины стопы; на этом месте (в пункте f) проводят линию (hd), перпендикулярную к длинной оси сапога и пересекающую ее под прямым углом; затем на эту вторую линию наносят размер самой широкой части стопы и притом так, чтобы на внутреннюю от неё сторону приходился лишь небольшой обрезок (fd), соответствующий половине ширины мякиша большого пальца, остальная же часть ширины стопы (fh) находилась бы кнаружи от продольной линии; наконец, для того, чтобы сапог вышел не слишком коротким, несколько удлиняют продольную ось его (на толщину большого пальца), и затем параллельно последней, начиная с внутреннего конца поперечной линии (т. е. с точки d), проводят новую линию, обозначающую внутренний край передней части подошвы (di).

Фиг. 9. Правильная вы­кройка подошвы.

Таким образом получаются все главные точки, необходимые для выкраивания правильной подошвы, которой умелый и сообразительный сапожник легко может придать даже необходимую элегантность. При снятии мерки нужно иметь в виду, что в покойном положении стопы размеры ее бывают несколько меньше, чем при стоянии на ней, когда тяжесть тела заставляет ступню распластываться и принимать, до известной степени, форму плоской ноги. По имеющимся исследованиям, не давшим, впрочем, вполне согласных между собой результатов, стопа, под влиянием тяжести тела, увеличивается в длину, самое меньшее, на 1 мм., иногда до 1 см., а в среднем на 2,5 мм. Увеличение окружности через пятку равняется, в среднем, 5—10 мм., увеличение окружности подъема 5—8 мм., а увеличение окружности в плюснево-фаланговом сочленении 8—12 мм. Свод ноги, в силу давления тяжести тела, понижается на 4,5 мм. Измерения показали, что левая нога большей частью бывает несколько длиннее и шире правой, но что эта разница, в общем, невелика и что колодки для обеих ног, по размерам, могут быть одинаковы без ущерба для сохранности ног. Для определения длины колодки, мерку следует снимать при отвесном положении ноги, когда стопа сдавливается тяжестью тела; относительно же ширины колодки следует руководствоваться главным образом степенью растяжимости употребляемой для постройки передка кожи: чем последняя мягче и растяжимее, тем уже может быть О. без вреда для ноги (в известных пределах); если же кожа довольно твердая, то мерку следует снимать с отягощенной ноги. Для измерения окружности стопы в подъеме, а равно и для определения величины изгиба на внутреннем крае ее, следует брать ногу в висячем положении, т. е. без отягощения, так как нога, находящаяся под давлением тяжести тела, несколько походит на плоскую ногу.

Каблуки необходимы для того, чтобы придать пятке должную опору и упругость; но их следует делать широкими и низкими — не выше 15—20 мм., и они должны подпирать одну пятку. Особенное внимание заслуживает так называемое «стаптывание каблуков», происходящее главным образом тогда, когда, под влиянием неправильного распределения тяжести тела по стопе, свод последней несколько «опрокидывается», с наклонением вершины его кнутри (начало образования плоской ноги). Именно при этих условиях пятка давит на наружную стенку задника и расширяет ее, а вследствие этого сильнее отягощается наружный край каблука и мало-помалу стаптывается (фиг. 10 a, b, c), что, со своей стороны, дает повод к частому и весьма опасному «подвертыванию» ноги, а равно и благоприятствует дальнейшему развитию плоской ноги.

Фиг. 10 (a, b, c). Положение пяточной кости при постоянном стаптывании каблука.

Для устранения этого явления, кроме правильной выкройки передка сапога в подъеме, необходимо несколько углубить то место подошвы, на которое приходится пятка; но это углубление не должно превышать 1 сантиметра и наиболее глубокая часть его должна находиться не в центре, а несколько кнутри от него. Лучше всего, если каждый человек имеет свою собственную колодку, приноровленную к индивидуальным особенностям его ноги; в армиях же следует иметь большое число нумеров О., причем должны быть принимаемы во внимание не только средние величины, но и крайние размеры, которые, хотя и встречаются редко, но тем не менее не могут быть упущены из виду. Русское интендантство имеет только 8 образцов колодок, австрийская же армия имеет 15 образцов с двойными нумерами (различный подъем при прочих одинаковых размерах). Из всего сказанного видно, что постройка правильного и не уродующего стопы сапога представляет большие затруднения, потому что здесь, помимо выкройки подошвы, играет очень важную роль и передок, в особенности в подъеме. Гораздо легче сделать хороший башмак или полусапожок (ботинку), с применением обычных в настоящее время вставок из эластической ткани. Для людей, которые много ходят пешком или по своей охоте (туристы), или по обязанности (пехотинцы), весьма удобна низкая О., приспособленная для шнурования; такая О. может быть стягиваема более или менее тесно, смотря по потребности; затем она всегда легко снимается даже в том случае, если нога в ней, после продолжительной ходьбы, несколько опухла; наконец, если она намокнет, то гораздо легче может быть высушена, чем сапоги. При известных условиях, кожу сапога можно было бы заменить плотным парусным холстом, слегка пропитанным дегтем (брезент); непропитанный холст чересчур садится, когда промокает. В других случаях (сухая погода, усиленная ходьба, склонность к ножному поту) можно с пользой употреблять О., верх которой состоит из шерстяной ткани; такая О. нагревает ногу меньше, чем кожаная и лучше последней пропускает испарину, но зато она вбирает в себя много пыли и сравнительно легко промокает. Иногда бывает желательно сделать кожаную О. особенно мягкой и непроницаемой для воды. Для этого существуют различные составы, между которыми пользуется особенно хорошей репутацией смесь, состоящая из 120 частей бараньего сала, 60 частей свиного сала и по 30 частей желтого воска, оливкового масла и терпентина. Но такие мази следует употреблять не чересчур часто, потому что чрезмерное количество сала или масла мало-помалу растворяет и вар, и нить, которой сшита О. Для придания коже сапог водоупорных свойств употребляются и смеси, содержащие каучук в растворе, например: 1 часть каучука растворяют в 5 частях керосина, прибавляют 20 частей парафина, нагревают в течение 12 часов, прибавляют по 5 частей сала и масла и, наконец, столько керосина, чтобы получилась смесь маслообразной консистенции. Общепринятое зачернение кожаной О. не представляет никаких выгод ни в экономическом, ни в санитарном отношении — тем более, что многие из употребляемых для этой цели смесей положительно портят кожу, делая ее жесткой и ломкой. Плохая вакса содержит серную кислоту, содействующую разрушению кожи; примесь патоки или сахара в ваксе дает повод к развитию плесени, от которой страдает кожа, становясь ломкой.

Известное значение в деле сохранения нормальной формы и функции человеческой стопы принадлежит и чулкам или носкам. Употребляемая обыкновенно форма чулка, с коническим, суживающимся с обеих сторон носком, признается неправильной, так как подобные чулки или носки, в особенности у детей, также содействуют искривлению пальцев, как и неправильно построенный сапог или башмак. На этом основании рекомендуются чулки, тупой носок которых, на внутреннем крае, образует более или менее прямую линию и, вследствие этого, не сжимает большого пальца и не уклоняет верхушки его кнаружи. Употребление портянок, вместо чулок и носков, может быть при известных условиях вполне целесообразно; портянки не должны быть изготовлены из твердой материи, делающей жесткие складки. Лучше всего употреблять для этой цели старые бумажные простыни, обладающие необходимой мягкостью.

Литература. H. Meyer, «Die richtige Gestalt der Schuhe» (1858); Otto Brandt v. Lindau, «Des deutschen Soldaten Fuss und Fussbekleidung» (1883); Starcke, «Der naturgemässe Stiefel» (1880); Salquin, «Die militärische Fussbekleidung» (1883); A. Кадьян, «Материалы к изучению архитектуры стопы» (1884); H. v. Meyer, «Statik und Mechanik des menschlichen Fusses» (1886); Schaffer, «Die Hygiene und Aesthetik des menschlichen Fusses» (1886); Яковлев, «К вопросу об О.» (1887); Эрисман, «Курс гигиены» (II, 1887); H. v. Meyer, «Zur Schuhfrage» («Zeitschrift für Hygiene», III, 1887); Таубер, «Основы целесообразного устройства О.» (1889); И. Приклонский, «К вопросу об основах рационального устройства О. и т. д.» (1890).

Ф. Эрисман.