ЭСБЕ/Ордын-Нащокин, Афанасий Лаврентьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ордын-Нащокин
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Опека — Оутсайдер. Источник: т. XXII (1897): Опека — Оутсайдер, с. 123—124 ( скан ) • Другие источники: НЭС : РБС : Britannica (11-th)


Ордын-Нащокин (Афанасий Лаврентьевич) — ближний боярин, один из предшественников Петровской реформы. Сын небогатого псковского помещика, обученный своим отцом языкам немецкому и латинскому и математике, О. начал свою блестящую дипломатическую и административную деятельность еще при Михаиле Федоровиче. В 1642 г. он ездил на шведскую границу для осмотра и исправления пограничной линий по pp. Меузице и Пижве и для принятия, на основании столбовского договора, пограничных земель, неправильно захваченных шведами. Уже тогда о нем говорили в Москве, что он знает «немецкое дело и немецкие нравы». В самом начале царствования Алексея Михайловича О. обратил на себя внимание молодого царя своей распорядительностью во время псковского бунта (1650). С открытием шведской войны он, будучи друйским воеводой, показал себя отличным полководцем и дипломатом; сильно восставал против грабежей русских войск и особенно казаков, которые не щадили даже своих и тем отвращали ливонцев от русского подданства; настаивал на полном преобразовании войска и замене дворянской конницы «новыми конными и пешими полками»; убедил курляндского герцога Иакова признать покровительство России и заключил с ним договор (1658), за что пожалован в думные дворяне и сделан шацким наместником. Высоко ценивший его службу царь Алексей писал ему: «а служба твоя забвенна николи не будет». Почти единоличными трудами О. было заключено перемирие со шведами (1658 г.), сохранившее за Россией все завоевания ее в Ливонии. Важнейшим делом О. Нащокина было заключение андрусовского мира 3 января 1667 г., который даже поляки приписывали уму и стараниям О. «Гремевшая в Европе слава тринадцатилетнего перемирия, которого желали все христианские державы», говорит один современник-поляк, «воздвигает Нащокину благороднейший памятник в сердцах потомков». Он был пожалован званием ближнего боярина и дворецкого и получил в управление посольский приказ, с титулом «царственные большие печати и государственных великих посольских дел оберегателя»; затем ему были вверены смоленский разряд, малороссийский приказ, чети новгородская, галицкая и владимирская и некоторые другие отдельные управления. Состоя в 1665—66 гг. воеводой во Пскове, О. ввел ряд реформ в городском управлении (самоуправление, выборное начало), допустил беспошлинную торговлю с иностранцами, устроил торговые компании и вольную продажу вина. Хотя все эти нововведения продержались там очень недолго, но взгляды О. на торговлю нашли применение в «Ново-торговом уставе» и в устройстве торговых дворов для беспрепятственной торговли в Швеции и России. Он способствовал учреждению почты в Курляндию и Польшу, сделал безопасным путь в Москву для среднезиатских купцов, установил, посредством перевода векселей, заграничный денежный курс на Россию; с его именем связывается также распространение и улучшение садоводства в России и устройство кораблей на Западной Двине и Волге. Несмотря на безграничное доверие к нему царя, О. приходилось вести постоянную борьбу с канцелярской рутиной дьяков и с противниками-боярами (Б. М. Хитрово, И. Д. Милославским и друг.); тем не менее, он успел сделать многое для улучшения международных сношений (между прочим, завел газеты-куранты) и отстоял в 1670 г. Киев, который, по андрусовскому договору, был приобретен Россией всего на 2 года. В 1672 г., как бы уступая свое место новому царскому любимцу, А. С. Матвееву, Ордын-Нащокин удалился в Крыпецкий монастырь, постригся здесь под именем Антония и много занимался делами благотворения. Умер в 1680 г., однажды только, за год до смерти, потревоженный светским делом — ведением переговоров с польскими послами. О.-Нащокин был самым образованным и передовым человеком своего времени (в чем согласны почти все иностранцы), постоянно указывавшим на неотложность реформ, совершенных впоследствии Петром Вел.; он был тверд в своих убеждениях, весьма деятелен и совершенно неподкупен. Подробная биография его написана В. Иконниковым («Русская Старина», 1883, №10 и 11); новейшие данные см. во II т. «Актов Московского государства». Сын его Воин, получив образование под руководством иноземцев, начал службу в посольском приказе, но в 1660 г., недовольный московскими порядками, убежал за границу, «уворовал, презрев неизреченную к нему милость великого государя». Побывав в Германии, Франции, Голландии и Дании и прослужив несколько лет у польского короля, он в 1665 г. вернулся в Россию, с соизволения государя, разрешившего ему жить в отцовской деревне. Через год он был сослан в Кириллов-Белозерский м-рь, «под крепкое начало», и освобожден только по заключении андрусовского договора. В 1678 г., будучи стольником, послан был воеводой в Галич-Костромской. Умер, не оставив потомства. См. «Записки отделения русской и славянской археологии Имп. археологич. общества» (т. II); «Чтения Моск. Общества Ист. и Древн. Росс.» (1885, кн. II); ст. В. Иконникова в «Русском Архиве» (1806, № 12); ст. Эйнгорна в «Вестнике Европы» (1897, № 2).