ЭСБЕ/Парфия и Парфяне

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Парфия и Парфяне
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Оуэн — Патент о поединках. Источник: т. XXIIa (1897): Оуэн — Патент о поединках, с. 912—915 ( скан ) • Другие источники: БЭАН : РСКД
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Парфия и Парфяне. Парфия (ή Παρθία, Παρθυαία, Παρθυηνή, Parthia), в широком значении слова, обнимала громадное пространство Западной Азии от Евфрата на З до Арахозии на В и от Каспия на С до Красного моря на Ю. В ее состав, как Imperium Orientis, входили 18 провинций: 11 на С и 7 на Ю. П. в узком смысле — область к ЮВ от Каспийского моря, граничившая на Ю с Караманией, на В с Арией, на З с Мидией. Это — малоплодородная страна, покрытая горами или песчаными пустынями. В политическом отношении собственная Парфия распадалась на следующие части: 1) Комисена (Κομισηνη) на СВ с главным местечком Tagae (Ταγαί). 2) Парфенона (Παρθυηνή), на Ю, с городом Гекатомпилом (Έκατόμπυλος) — столицей П. и резиденцией Арзакидов. 3) Хоарена (Χοαρηνή), на границе Мидии, с городом Апамеей (Άπαμεία ή πρός ΄Ραγαίς). 4) Апаварктикена (Άπαυαρκτικηνή), к В от Хоарены. 5) Табиена (Ταβιηνή), южная часть П., в Караманской пустыне. Кроме Гекатомпила, известны следующие резиденции Арзакидов: Экбатаны, Селевкия и Ктезифонт (два последние города — к С от Вавилона, на р. Тигр).

Н. О.

Вследствие потери государственных анналов П. и специальных сочинений греко-римских писателей, источником наших сведений о П. служит то, что говорят о ней вскользь классики (напр. Юстин) или восточные писатели (особенно Моисей Хоренский), да монеты. Храбрые парфяне неохотно переносили владычество ассириян, мидян и персов, а затем македонян, и неоднократно пытались добиться самостоятельности, особенно во время осады Дарием Вавилона. В македонскую эпоху П. управлялись сатрапами Амминапом, природным парфянином, Фратаферном, персом и др. Побывав в руках Евмена и Антигона, П. перешла к Селевкидам, против которых восстали в 250 г., воспользовавшись войной Антиоха II с Египтом и отпадением Бактрии. Царем был провозглашен Арзак, возводивший свой род к Ахеменидам. Он был убит в дальнейшей борьбе за независимость Парфии. Преемнику его, Тиридату I, помогла распря Селевка II с Антиохом Иераном; с помощью скифов-дахов он в 240 г. разбил сирийского наместника, освободил Парфию от греков и даже покорил плодородную Гирканию. Продолжавшиеся смуты в царстве Селевкидов дали ему возможность обратить внимание на внутреннее устройство нового государства. Резиденцией был сделан Гекатомпил. Преемник его, Артабан I (с 211 г.), вторгся в Мидию, но встретил энергичный отпор со стороны Антиоха III, явившегося с 100 тыс. пехоты и 20 тыс. конницы. Отчаянная защита парфян в этой неравной борьбе доказала Антиоху невозможность уничтожить их государство, и он заключил союз с Артабаном, причем последний отказался от Мидии. Преемники Артабана первое время не могли собраться с силами для новой борьбы, но с началом новых смут в Сирии выступает на сцену шестой арзакид, Митридат I, которому удалось (150—140) возвести государство на высокую степень могущества, покорить Мидию, Атропатену, Элимаиду, Месопотамию, Вавилонию, Армению в разрушить Бактрийское царство. Димитрий II, пытавшийся остановить его успехи, попал в плен и содержался в Гиркании. Царь выдал за него дочь и думал при его помощи завладеть царством Селевкидов. Этой же политики держался и преемник его Фраат II, война которого с Антиохом VII кончилась, после многих неудач полной победой и покорением Селевкии. В 129 г. Фраат сам погиб в войне со скифами; та же участь постигла и его преемника, Артабана II, и только Митридату II Вел. удалось смирить скифов и даже образовать особую сатрапию Сакастену. Влияние парфян в Армении и Сирии в это время было очень сильно. К этому же времени относится первое соприкосновение их с Римом. Недовольный завоеваниями Митридата Понтийского, Митридат II Парфянский заключил союз с Суллой (92 г.), причем границей между двумя великими государствами объявлен Евфрат. Но римляне не соблюдали этих условий. Несмотря на содействие, оказанное им П. в Митридатовской войне, они воспользовались смутами, последовавшими за смертью Митридата II из-за распрей за престол. Они поддерживали непокорных вассалов эдесского и элимаидского и не возвратили парфянам Армении, которая, отпав и будучи побеждена в союзе с Митридатом Понтийским, была признана римлянами самостоятельной; мало того, они даже присоединили к ней отнятую у П. Кордиэну. Наконец римляне стали обнаруживать намерение превратить Парфию в вассальное государство. Если Лукулл и Помпей хотели этим подвигом укрепить свою славу, то Габиний и особенно Красс руководились и корыстолюбивыми планами, имея в виду парфянские сокровища. Последний, летом 54 г., начал войну вторжением с 11 легионами в Месопотамию, разбил слабые парфянские посты и без труда завладел эллинскими городами, которые охотно сдавались представителям западной культуры. Но Красс не сумел воспользоваться успехом и к зиме вернулся в Сирию, где разграбил храмы в Иераполе и Иерусалиме. Тем временем царь П., Ород I, собрался с силами. Во главе войска был поставлен князь Сурена, а сам царь вторгся в союзную римлянам Армению. Большую услугу оказал П. князь Осроэны, Маану II, предложивший римлянам свои услуги и завлекший их в непроходимые равнины Месопотамии, где при Каррах князь Сурена нанес им страшное поражение; в битве погиб мужественный сын Красса, а сам он был взят в плен и убит. Тем временем, Ород заставил Атавазда Армянского отделиться от римлян и привлек его в свои союзники, женив своего сына Пакора на его сестре. Победа ободрила П.; они снова начали покорение Сирии, чему благоприятствовала борьба Цезаря с Помпеем. Парфяне были на стороне Помпея, боясь мести Цезаря за Красса; Помпей одно время имел даже намерение бежать к ним. После его смерти Лабиэн поступил к парфянам на службу и покорил для них, вместе с наследником престола Пакором, всю Азию вместе с Палестиной, где поддержал Антигона против Гиркана. Поводом к войне были, главным образом, действия Антония, изгнавшего из греческих городов поставленных П. тиранов и нарушившего мир нападением на Пальмиру. Война кончилась успешно для П.; они сделались полными обладателями всего древнеперсидского наследия, от Средиземного моря до Инда. Цезарь собирался в поход против П., но исполнить это намерение выпало на долю Антония, легат которого. Вентилий, в 39—38 г. разбил П. во многих битвах и уничтожил их владычество в Сирии. В войне погиб Лабиэн и пал Пакор, после смерти которого начались неурядицы при парфянском дворе, еще более ухудшившие положение дел. Впрочем, Фраату IV удалось победить Антония (36—33) и восстановить честь своего оружия, отразив вторжение римлян. Деспотизм и жестокость вооружили против него вельмож, которые выставили ему претендента в лице какого-то Тиридата. Последний, захватив сына царя, отправился к Октавиану просить помощи. Фраату удалось добиться возвращения сына только ценой выдачи римских знамен и пленных, отбитых у Красса и Антония; заключив с Римом мирный договор, он должен был отдать в заложники 4 сыновей (9 до Р. Хр.) и признать главенство римлян над Арменией. Эти два обстоятельства надолго определили историю взаимных отношений двух государств. Арзакиды, содержавшиеся в Риме с царской роскошью, служили постоянной угрозой парфянским царям; вельможи, недовольные царем, не раз обращались к Риму с просьбой прислать одного из претендентов. Последние, однако, не могли удержаться на престоле, будучи воспитаны на Западе и чужды местной культуре. Каждый раз подобная попытка ставить П. царей из Рима оканчивалась неудачно. Армения также служила постоянно для П. причиной вражды к Риму. Особенно упорно старался вернуть ее под парфян. верховенство Артабан III (до 42 по Р. Хр.), начавший новую ветвь Арзакидов; он даже пытался опять напомнить о парфянском владычестве в Сирии и собрать все земли Кира, но был разбит наместником Сирии Вителлием и провел много лет в борьбе с римским претендентом Вононом. Компромисс удалось заключить Вологезу I (63): Армению получит Арзакид Тиридат, но за получением диадемы должен был ехать в Рим, где его короновал Нерон и где по этому случаю были даны блестящие празднества. Нерон пользовался у П. большой популярностью; они даже поддерживали самозванцев, выступавших с его именем. Однако, сохраняли они мир (при Веспасиане соблюдали нейтралитет в Иудейской войне) только вследствие междоусобицы. Их раздражило превращение в 72 г. Коммагены в римскую провинцию, а также отказ в помощи против вторгнувшихся аланов, которые произвели большие опустошения в царстве. Этим объясняется дружба Пакора II с Децебалом и укрепление Ктесифона. Война разразилась в 113 г., из-за армянского престолонаследия, между Траяном и Хосроем. Сначала П. терпели повсюду неудачи: была потеряна не только Армения, но и Месопотамия; из разграбленного Ктесифона похищен золотой трон царей. Однако, в 116 г. стало замечаться недовольство покоренных римским владычеством; начались отпадения и бунты; к тому же осада Траяном г. Атры была крайне неудачна, а болезнь заставила его вернуться в Италию. Адриан заключил с П. мир, признав опять Евфрат пограничной речкой. Но мир был и на этот раз непродолжителен. П. жаловались в Рим на его вассала, иверского царя, наславшего на них аланов, и не получили удовлетворения; точно так же Антонин Пий не возвратил им трона, что обещал Адриан; наконец, армянские дела привели к новой тяжелой войне Вологеза IV (162—66) с М. Аврелием и Люцием Вером. После первых успехов парфян последовал ряд бедствий и поражений: Ктесифон и дворец погибли в пламени; римляне проникли в Адиабену и Мидию и снова завоевали, хотя очень тяжелой ценой, Месопотамию. Попытку вернуть Месопотамию сделал в 196 г. Вологез V; он был отражен Септ. Севером, который еще раз разграбил Ктесифон, но потерпел неудачу при Атре. Последние столкновения П. с Римом относятся ко времени Каракаллы и Макрина. Первый, уничтожив хитростью эдесское и армянское царства, думал то же сделать и с парфянским, и для отвода глаз затеял переговоры о браке с дочерью царя Артабана V; но последний узнал его намерения и победоносно воевал с ним и его преемником, вернув Армению и часть Месопотамии. Таким образом, П. устояли против Рима, но их государство было сокрушено внутренними междоусобиями. В 226 г., после отчаянной, но бесплодной борьбы Артабана с возмутившимся сатрапом стахритов Артаксерксом, главенство П. в Иране было уничтожено сассанидами-персами. Древние рисуют П. необыкновенно воинственным, храбрым, свободолюбивым народом, но полудиким, лукавым и склонным к грабежу и излишествам всякого рода. Главными их занятиями были война и охота; с оружием они не расставались даже во время пиршеств. У них процветали садоводство (особенно близ Ктесифона), скотоводство (особенно разводили знаменитых в свое время коней, на которых П. почти жили и заключали все сделки), торговля. Последняя была довольно оживлена: через страну проходили дороги из дальнего Востока в Римскую империю. П. продавали римлянам кожи, вавилонские ткани, железо, сталь, драгоценные камни, эбеновое дерево, слоновую кость, мази, благовония и особенно шелк, получаемый из Китая. В начале сентября в месопотамской Батне бывала большая ярмарка индийских и вост. товаров; парф. караваны ходили в Пальмиру, Армению, Египет, Палестину. Это и создавало огромные богатства, служившие приманкой для завоевателей. Одежду П. переняли у мидян, точно так же и религия их, по-видимому, была та же, что у персов: они почитали Мифру, поклонялись огню и избегали моря; упоминаются храмы: в Артаксате — богу солнца, в Каррах — луны и др., владевшие большими сокровищами. Очень был распространен сладострастный культ богини плодородия Анаиты, золотую статую которой похитил Антоний и составил себе таким образом состояние. Постоянного войска, по-видимому, не было; не держали парфяне и наемников, кроме царской гвардии. Главной их силой были — конница и стрелки, всегда попадавшие в цель и наносившие смертельные раны. Сражались, стараясь окружить врага, располагая войска полумесяцем; часто обращались в притворное бегство, чтобы затем легче напасть на пришедшего в беспорядок неприятеля. Славились копьеносцы П., наводившие страх своим вооружением; между ними был отряд «неранимых», может быть, соответственно персидским «бессмертным», имевшим вместо знамен изображения драконов. Начинали битву рано утром и редко продолжали ночью; не любили воевать зимой, так как не брали с собой провианта. Это, а также отсутствие флота и пехоты и слабость дисциплины были слабыми сторонами их военного дела. На В государство П. простиралось до Инда и Яксарта. Царство делилось на 18 сатрапий. Царь именовался «царем царей», имел блестящий двор, меняя резиденцию 4 раза в год: в Гекатомпиле, Рагах (весной), Вавилоне, или Селевкии, или Ктесифоне (зимой), в замках Гиркании (летом). Монархия была скорее избирательной, чем наследственной. Провинции управлялись, большей частью, вассальными князьями, которые назывались мегистанами, составляли свиту и совет царя. От вавилонян П. получили в наследство многочисленное еврейское население в Месопотамии; в ассир. провинции Адиабене оно даже составляло вассальное царство, владетель которого перешел в иудейство. В крепостях Наарде и Низибии парфянские евреи хранили храмовую подать, которую периодически отсылали в Иерусалим. Они были верны П., ненавидели римлян за их притеснения в Палестине и пользовались равными правами с парфянами. Иосиф говорит, что иудейскому священнику была поручена охрана экбатанского дворца. Только при Артабане III было неудачное восстание иудеев в Наарде, возмущенных, из-за личных соображений, евреем Анилеем, которого царь назначил комендантом города. В общем, Парфянское царство было второй великой державой времен Римской империи; сфера влияния его охватывала Восток до его крайних пределов. При всем своем консерватизме и национализме оно отличалось (выгодно от Сассанидов) широтой и веротерпимостью, не относясь отрицательно к греческой культуре и христианству, которое стало также проникать через парфянских иудеев. Эдесские вассалы раньше других приняли евангельское учение; на их монетах появляется впервые крест.

Монеты. Парф. драхмы чеканились по образцу селевкидских, с изображением основателя династии сидящим на омфале, с луком в руках. Со времени Митридата I вместо омфала появляется трон, тетрадрахмы обнаруживают больше разнообразия; между прочим, на них изображалась Тиха, с рогом изобилия, и сидящий монарх, Ника, конь или конская голова и т. п. Датированы они по годам и месяцам селевкидской эры. Большой интерес представляют портреты царей. До Орода I встречается исключительно общее династическое имя Арзака, с обычными в это время греческими эпитетами: «Эвергет, Никифор, Феопатор, Эпифан» и т. п. Особенно часто встречается прозвище Φιλέλλην, рассчитанное на греческие города Сирии. С Орода I и особенно с Вонона I рядом с этим появляются и личные имена царей. С Митридата IV греческие легенды уступают место пехлевийским.

Литература. Собрания источников: Longuerue, «Annales Arsacidar.» (Страсб., 1731); Vaillant, «Arsacidarum imperium» (П., 1728). Исторические соч.: Richter, «Histor.-Krit. Vers. über die Arsaciden»; de Sainte-Croix, «Memoires sur le gouvernem. d. Parthes» («Mem. Ac. Inscr.», 48, 755); Gutschmidt, «Geschichte Irans und seiner Nachbarlander» (Тюбинген, 1888); Schneiderwirth, «Die Parter Heiligenstadt» (1874); статья Клесса в Словаре Pauly; Нельдекэ-Гутшмидта в «Брит. Энциклопедии». О монетах: Longperier, «Sur la chron. et l’iconogr. des rois Parthes» (П., 1853); Prokesch-Osten, «Monnaies des rois Parthes» (П., 1874); Gardner, «Parthian Coinage» (Л., 1877).

Б. Тураев.