ЭСБЕ/Патрициат

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Патрициат
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Патенты на изобретения — Петропавловский. Источник: т. XXIII (1898): Патенты на изобретения — Петропавловский, с. 20—22 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Патрициат — в средние века встречается в различных значениях. a) В римско-византийскую эпоху патриций был высоким сановником империи. К I в. до Р. Х. родовой П. страшно поредел, главным образом вследствие гражданских войн. Последний удар нанесен был ему Августом, который присвоил себе право наделять кого угодно достоинством патриция. Когда в IV в. было закончено здание римской империи и учреждена «священная иерархия», организованная по двойному принципу разделения должностей и чинов, П. стал чем-то вроде пожизненного личного дворянства, которое давалось высшим сановникам, но не переходило по наследству. Вместе с консулами, префектами, главнокомандующими конных и пеших войск и семью высшими чинами придворного и центрального ведомств, П. составляли по табели рангов I-й класс Illustres, титуловались excellentissimi и по чину стояли выше всех. По закону Зенона никто не мог получить ранга П., не быв раньше консулом, префектом или магистром. В позднейшую византийскую эпоху табель о рангах сильно изменяется. В Х в. Константин Багрянородный различает: 1) чины (άξιώματα), соединенные с инсигниями и пожизненные — например консул, префект, патриций; и 2) должности (οφφίκια, άρχαί), которые подданные получали и теряли по указу императора. Титул слагался обыкновенно из соединения чина с должностью — напр., πατρίκιος καί στρατηγός τοϋ θέματος. Так как патрициат стал раздаваться весьма щедро, то место его в «табели» понизилось: в XI в. патрициат занимает только 11-е место среди 12 сенаторских степеней, носители которых составляли синклит. В готской и франкской придворно-административных системах, созданных по образцу римской, титул П. также сохранился. В последние годы существования Западной империи идея императорской власти была еще настолько сильна, что Стилихоны, Рицимеры, Оресты и другие представители военной силы довольствовались получением dignitatis insignia (знаков достоинства) и определенного положения в рядах «священной иерархии». Даже варварские короли добивались римских и византийских титулов. Инвеститура из рук носителя верховной универсальной власти должна была создать в глазах римского населения легальную почву для узурпации варварских королей, но в сущности еще более усложняла их отношения к различным элементам населения и к императорскому двору. Прежде чем сделаться королем Бургундии, Гундобальд едет в Рим и получает от Олибрия титул патриция. Начальник наемных дружин Одоакр, отославший в 476 г. регалии Западной империи в Константинополь, просит и получает от императора Зенона право на управление Италией и титул П. Теодорих Великий, не заключивший до завоевания Италии определенных условий с Зеноном, никак не мог получить из Константинополя титула, необходимого для теоретического оправдания его власти: Италия в глазах строгих легитимистов была тогда не государством, а лишь географическим термином. Это дало впоследствии Юстиниану I возможность обращаться с готскими королями, как с узурпаторами. Еще в 787 г. лангобардский герцог Беневента просит у византийского царя титула патриция, чтобы сделаться стратегом фемы, в состав которой должно было войти его герцогство и дукат Неаполь. Получали сан П. и сарацинские эмиры, и печенежские ханы. См. Burckhardt, «Die Zeit Constantins des Grossen» (2-е изд., Лейпциг, 1880); E. А. Stückelberg, «Der Konstantinische Patricial» (Базель и Женева, 1891; труд далеко не удовлетворительный); Th. Mommsen, «Abriss des röm. Staatsrechts» (в «Handbuch der deutsch. Rechtswissenschaft», изд. Binding’ом, I, Лейпциг, 1893); E. Herzog, «Geschichte und System der röm. Staatsverfassung» (1887—91); Heinemann «Der Patriciat der deutschen Könige» (Вольфенбюттель); Willems, «Le droit public romain» (4-е изд., 1888; есть русский перев.). Хорошие указания можно найти в первых трех главах I т. у E. Lavisse et A. Rambaud «Histoire générale du IV siècle à nos jours» (П., 1893; рус. перев. Неведомского, M., 1897). Для позднейшей византийской эпохи особенно важны A. Rambaud, «L’empire grec au X siècle» (П., 1870); H. Скабаланович, «Византийское государство и церковь в XI в.» (СПб., 1884).

b) В Провансе и Бургундии от римской эпохи сохранились П., соединявшие военную, судебную и административную власть, подобно графам, но в более значительных районах. См. H. G. Gengler, «Germanische Rechtsdenkmäler» (Эрланг., 1875); G. Waitz, «Deutsche Verfassungsgeschichte» (3-е изд., т. 2, 1888); Fustel de Coulanges, «Histoire des institutions politiques de l’ancienne France» (2-е изд., П., 1887).

c) В византийской Италии П. получает совершенно реальное содержание. После завоевания Юстинианом I остготского королевства для управления страной присылали из Константинополя сановника, которому подчинялись суды, администрация, войско, финансы, дипломатия, общественные работы и даже церковные дела. Полный чин его был patricius (et) exarchus (Italiae), с титулом excellentissimus; резиденция его была в Равенне (см. Равеннский экзархат). У Павла Дьякона в переписке и житиях пап сановник этот часто титулуется patricius Italiae, patricius Romanorum и просто patricius. Постепенно итальянцы и их соседи привыкли соединять с П. понятие о высшем легальном правителе Италии. Опасность со стороны лангобардов, арабов и позже франков привела к дроблению П.-экзархата на самостоятельные части, организованные в интересах самозащиты. Сицилия с середины VII столетия получает особого патриция. Впервые упоминается особый, независимый от Равенны патриций и дука Рима, Стефан, в 739 г.; он же был и последним римским П., назначенным из Константинополя. Вероятно, к этому времени и Неаполь был обращен в дукат-П. Развитие областного управления в восточных и западных землях Византийской империи шло одинаковым путем; и здесь, и там военный режим сменил гражданский; чем были стратеги в восточных фемах империи, тем были патриции Равенны, Рима, Сицилии, Неаполя и т. д. Лучшее сочинение о византийской Италии — Ch. Diehl, «Etudes sur l’administration Byzantine dans l’exarchat de Ravenne, 568—751» (П., 1888). Кроме того, см. L. M. Hartmann, «Untersuchungen zur Geschichte der byzant. Verwaltung in Italien, 540—750» (Лейпциг, 1889); H. Cohn, «Die Stellung der byzantin. Statthalter in Ober- und Mittelitalien, 540—751» (Б., 1889). Печати патрициев — у С. Schumberger, «Sigillographie de l’Empire Byzantine» (П., 1884). См. также в греч. и лат. словарях Дюканжа слова patricius и πατρίιος. У Лависса и Рамбо (см. выше) — т. I, стр. 204—273 (в русск. перев. т. I, стр. 236—265).

d) С 754 г. П. вследствие союза папства с монархией Каролингов превращается в викарную должность, соединяющую в себе известные права на Италию и обязанности охранителя престола св. Петра (patriciatus Romanorum s. sancti Petri). Торжественное помазание Пипина и его семьи Стефаном II соединялось с перенесением П. на франкских королей. Этим принесена была дань традиции и общественному мнению, потому что до тех пор принцип императорской власти в Италии воплощался в равеннском или римском патриции. Пипин и его сыновья стали титуловаться королями франков и патрициями Рима. Карл Великий придавал важное значение П. и распоряжался в Риме, как полный хозяин. Когда во время войны с Дезидерием Карл прибыл в Рим, то папа и сановники (judices), вышедшие ему навстречу, оказали ему такой же прием, как прежним патрициям — экзархам. В смутную эпоху, предшествовавшую перенесению императорского сана на Саксонскую династию, фактическими властителями Рима часто становятся местные магнаты (consules и capitanei). После смерти Оттона III римская феодальная аристократия в лице Кресченциев и тускуланских графов вновь присвоила себе П. и распоряжалась папским престолом. Генрих III, который, по словам Петра Дамиани, «был возведен в сан патриция римлянами» (1046), облекся в инсигнии патрицианской власти: зеленую мантию, перстень и золотую диадему. Низвергая Гильдебранда с папского престола, Генрих IV также ссылался на то, что в 1061 г. депутация от римлян передала ему знаки патрицианского достоинства с просьбой назначить кандидата на вакантный престол св. Петра. Когда на сцену выступил Григорий VII, идея П. уступила место идее «божьего царства» и полновластия «наместника апостола Петра». Однако в силу традиции вопрос о П. и связанных с ним правах еще много раз служил предметом страстного обсуждения в публицистике. В то время, как приверженец Генриха IV Бенцо Альбский развивает теорию наследственного П., оплота королевской власти, григорианец Боницо рассматривает событие 1046 г. как отвратительный акт государственной тирании. По теории империалистов, П. был атрибутом германского королевства, из чего выводились решения проблем об инвеституре и взаимном отношении папы и цезаря. Григорианцам, наоборот, формула ut heres regni, ita heres patriciatus казалась ересью; для оправдания папского цезаризма они придумывают сказку о том, будто Генрих III под влиянием Гильдебранда еще в 1054 г. отказался от «патрицианской тирании». После долговременной борьбы иерократическое начало одолело цезаропапизм; папа, по крайней мере de jure, стал хозяином патримония апостола Петра. Империя для оправдания своих притязаний на Рим ищет опоры в изучении римского права, в новых историко-юридических и государственных теориях, и находит ее в идее о непрерывном существовании державы Константина и Юстиниана. О П. германских королей и императоров нет удовлетворительного специального сочинения. В общих сочинениях вопрос лучше всего изложен у Фикера (Ficker, «Reichs- und Rechtsgeschichte Italiens»), Гизебрехта («Geschichte der deutschen Kaiserzeit», 5-oe изд., 1881) и Грегоровиуса («Geschichte der Stadt Rom im Mittelalter», 1875—82). Кроме того, см. W. Martens, «Gregor VII, sein Leben und Wirken» (Лейпциг, 1894); Martens, «Ueber die Besetzung des päpstlichen Stuhles unter den Kaisern Heinrich III und Heinrich IV» («Zeitschrift für Kirchenrecht», тт. XX, XXI и XXII); Martens, «Die Beziehungen der Ueberordnung, Nebenordnung und Unterordnung zwischen Kirche und Staat» (1877).

e) Особый П. возник в германских городах в XII и XIII в. из свободных местных родов, составивших могущественный правящий класс населения. Бюргерское право было первоначально связано с земельной собственностью в размере одной марки нетяглой земли (proprium non obligatum), обладание которой не стесняло личной свободы владельца; участки эти раздавал основатель города (король, епископ, аббат, граф или др.), но раздача эта (Leihe zu Weichbildrecht) не влекла за собой тех отношений, какие существовали обычно между сюзереном и ленником; участки поступали в полную, неотъемлемую собственность (Grundbesitz zu Weichbildrecht). Потомки старинных городских обывателей, между которыми была поделена вся земля торгового посада, с развитием городского самоуправления получили исключительное право на места в ратуше; от них-то и пошли могущественные патрицианские роды, захватившие первенствующую роль в городской жизни и замкнувшиеся в тесный сословный круг; огромные капиталы и обширная торговля упрочили их положение. Торговые старшины (Schultheisse) и их преемники, бургомистры (Bürgermeister), становятся исполнителями воли П., который стремится расширить компетенцию городского совета и превратить его из органа власти местного сеньора в орган общинной власти. Все остальное население города составляло зависимый, бесправный класс (Schutzbürger, Hintersassen). Уже с XIII в. П. должен был считаться с ремесленными цехами (см.), которые после упорной, подчас кровавой борьбы завоевали себе голос в деле администрации и правосудия. Ср. Roth v. Schreckenstein, «Das Patriciat in den deutschen Städten» (1856); Rud. Sohn, «Die Entstehung des deutschen Städtewesens» (Лейпциг, 1890); E. Kuntze, «Die deutschen Stadtgründungen, oder Roemerstädte und deutsche Städte im Mittelalter» (Лейпциг, 1891); G.-V. Belov, «Die Entstehung der deutschen Stadtgemeinde» (1889); A. Heusler, «Der Ursprung der deutschen Stadiverfassung» (Веймар, 1872); W. Arnold, «Verfassungsgeschichte der deutschen Freistaedte» (Гамбург, 1854). См. также G.-L. v. Maurer, «Geschichte der Staedteverfassung in Deutschland» (Эрланг., 1869—73) и G. Waitz «Deutsche Verfassungsgeschichte» (т. VII).

А. Готлиб.