ЭСБЕ/Период, термин риторики

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Период, термин риторики
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Патенты на изобретения — Петропавловский. Источник: т. XXIII (1898): Патенты на изобретения — Петропавловский, с. 324—325 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Период (περίοδος — путь вокруг чего-либо) — термин риторики и стилистики, значение которого определялось различными формулами, имевшими между собой мало общего. Современная стилистика исключает из области своего исследования искусственные различения, созданные схоластическим мышлением и не имеющие психологических предпосылок. Для нас содержание понятия П. и периодической речи выясняется вполне из противоположения ее речи отрывистой, лаконической, значение которой в современном языке увеличивалось по мере ускорения темпа мысли и усиления заботы к наибольшей ясности выражений. Красота не считается исключительным достоянием речи периодической, как в схоластической эстетике XVIII века, которая, настаивая на слепом подражании классическим образцам, не замечала, что особенно развитая система глагольных и падежных форм и частиц в древних языках дает им исключительную способность к П., которой чужды новые языки. У нас П. — которого вообще не чужда была и древнерусская речь (см. образцы у Буслаева, «Мысли о преподавании словесности») — считался в XVIII в. непременным условием «высокого стиля»; но великолепные периоды «Истории государства российского» могут считаться последней данью, отданной нашей литературной речью требованиям риторики. В «Путешествии в Эрзерум» и «Капитанской дочке» мы имеем уже классические образцы отрывистой речи. В теории, однако, учение о П. продолжает излагаться до наших дней. Риторика и стилистика 20-х и 30-х годов пытались внести новые начала в учение о П., но неудачно. Старые взгляды на П. (напр. Ломоносова или «Руководства к церковному красноречию», 1804 г.) шли вслед за классическими определениями. Аристотель понимал под П. «изречение (λέξις), имеющее в себе начало и конец и известную величину, без труда обнимаемую». По словам Димитрия Фалерийского, «П. есть система стройных частей и членов, приспособленная к подлежащей мысли». Квинтилиан объяснял П. синонимами его: «ambitus, circumductus, continuatio, conclusio». Сообразно с этим наша старая теория П. видела в нем одни художественные цели: «П. есть собрание мыслей, отделенных одна от другой расстановками, искусно размеренными, и таких, которых смысл совершен при последнем отдыхе, где ум и слух другого удовлетворяются» («Руководство к церковному красноречию»). Теория позднейшая внесла в учение о П. несвойственные ему начала. Давыдов, Востоков, Перевлесский видели в П. «внешнее выражение умозаключения», чем отодвигается на второй план его важнейшая сторона — художественное, рассчитанное на эстетический эффект построение, а его исконное двойственное деление (повышение и понижение, πρότασις και απόδοσις) заменяется совершенно чуждым ему тройственным, сообразно трем членам силлогизма. В современных программах преподавания учение о П. относится то к курсу синтаксиса, то к теории словесности и излагается в тех и других учебниках. Старый, эстетический взгляд на П. считается более верным; характерные признаки П. по этому взгляду — синтаксическая сложность, развитость и законченность мысли, ритмическое строение, плавность, ясность. Есть даже попытки определить П. совершенно внешним образом, как «такое сложное предложение, которое составлено искусно, по всем правилам риторической науки» (Яковлев, «Учебный курс теории словесности»). Исчерпывающим сущность предмета можно считать определение Гейнзиуса: «Когда соединим несколько сложных, распространенных предложений в одно целое так, что между начальными и заключительными предложениями будет существовать явное равновесие относительно объема, последовательности отдельных частей и даже ритма, то получим период, т. е. разнообразие мыслей, соединенных в одно целое». Виды П. весьма разнообразны (причинный, условный, последовательный, постепенный, сравнительный, изъяснительный, разделительный, противоположный, уступительный, соединительный, относительный, смешанный и др.), но различать их следует не по союзам, а по внутреннему смыслу. См. «Риторика» Аристотеля (кн. III, гл. IX); Дмитрий Фалерийский, «Περί έρμηνειας»; Дионисий Галикарнасский, «Περί συνθέσεως όνόματων»; Цицерон, «Orator» (LXI, LXVI) и «Brutus» (XLIV); Ломоносов, «Риторика» (§§ 40—47, 176—179, 315—316); Кошанский, «Общая риторика»; Давыдов, «Чтения о словесности»; Говоров, «Несколько слов о периоде» («Филологические записки», 1862—63, вып. IV); Классовский, «Стилистика»; Буслаев, «О преподавании отечественного языка»; Филонов, «Учебник по словесности», где указана литература; Житецкий, «Теория сочинения» (Киев, 1895).

А. Горнфельд.