ЭСБЕ/Перов, Василий Григорьевич

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Перов, Василий Григорьевич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Патенты на изобретения — Петропавловский. Источник: т. XXIII (1898): Патенты на изобретения — Петропавловский, с. 349—350 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС


Перов (Василий Григорьевич) — один из лучших русских живописцев новейшего времени, род. в Тобольске 23 декабря 1833 г. Окончив курс в Арзамасском уездном училище, был отдан в художественную школу А. В. Ступина в Арзамасе. Находясь в ней, кроме копирования оригиналов, стал впервые пробовать свои силы в композиции и в живописи с натуры и написал, между прочим, картину «Распятие» (находится в церкви села Никольского Арзамасского уезда). В 1853 г. поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где имел наставниками М. Скотти, А. Мокрицкого и С. Зарянка. В 1856 г. за представленный в императорской Академии художеств этюд головы мальчика получил малую серебрянную медаль. За этой наградой последовали другие, присужденные ему Академией: в 1858 г. — большую серебрянную медаль за картину «Приезд станового на следствие», в 1860 г. — малую золотую медаль за картины «Сцена на могиле» и «Сын дьячка, произведенный в первый чин», в 1861 г. — большую золотую медаль за «Проповедь в селе». Означенные четыре произведения П. и написанные им вскоре после того «Проповедь в селе» (находится у К. Солдатенкова в Москве), «Сцена на могиле» (в Третьяковской галерее в Москве) и «Чаепитие в Мытищах» (там же), будучи выставлены в Москве и Петербурге, произвели огромное впечатление на публику и выказали художника остроумным жанристом-сатириком, прямым наследником П. Федотова, не менее его наделенным тонкой наблюдательностью, глубоко вникающим в русскую жизнь, умеющим особенно ярко выставлять на вид ее темные стороны, но несравненно более искусным в рисунке и технике, чем автор «Сватовства майора». Получив вместе с большой золотой медалью право на поездку в чужие края за казенный счет, П. отправился туда в 1862 г., посетил главные художественные центры Германии и провел около полутора лет в Париже. Здесь он делал этюды с натуры и написал несколько картин, изображающих местные типы и сцены уличной жизни («Продавец статуэток», «Савояр», «Шарманщик», «Нищие на бульваре», «Музыканты и зеваки», «Тряпичники» и пр.), но вскоре убедился, что воспроизведение незнакомых, чужеземных нравов не дается ему столь же успешно, как изображение родного русского быта, а потому с разрешения Академии в 1864 г. возвратился в Россию до окончания срока своего пенсионерства. Поселившись снова в Москве, П. принялся работать в том же направлении, на которое выступил в начале своей артистической карьеры, и в период времени с 1865 по 1871 гг. создал ряд произведений, поставивших его не только во главе всех бывших доселе русских жанристов, но и между первоклассными живописцами подобного рода в Европе. В этот период из-под его кисти вышли такие бесподобные картины, как «Очередная у фонтана», «Монастырская трапеза», «Проводы покойника» (находится у К. Солдатенкова), «Тройка» (в Третьяковской галерее), «Чистый понедельник» (там же), «Приезд гувернантки в купеческий дом» (там же), «Учитель рисования» (у наследн. Д. Боткина), «Сцена у железной дороги» (в Третьяковской галерее), «Последний кабак у заставы» (там же), «Птицелов» (там же), «Рыболов» (там же), «Охотники на привале» (там же) и некот. другие. Четвертая и шестая из этих картин доставили художнику в 1866 г. степень академика; за «Птицелова» в 1870 г. он получил звание профессора. Однако рядом с такими замечательными произведениями порой являются у П. картины, странно задуманные и неудачно исполненные, например «Божья Матерь с Христом у житейского моря» и «Выгрузка извести на Днепре». Кроме того, он пристращается к портретной живописи, для успеха в которой хотя и обладал необходимой наблюдательностью и способностью схватывать человеческие характеры, но не имел вполне жизненной палитры, и которая во всяком случае не составляла его главного призвания. Среди написанных им портретов многие замечательны в отношении лепки, экспрессивности, передачи индивидуальных черт в изображенных лицах, но лишь некоторые отличаются свежестью и естественностью колорита. Лучшие в их числе — портреты А. А. Борисовского, В. В. Бессонова, А. Ф. Писемского, А. Г. и Н. Г. Рубинштейнов, М. П. Погодина, Ф. М. Достоевского и купца Камынина. Получив в 1871 г. место профессора в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и примкнув около того же времени к Товариществу передвижных художественных выставок, П. в первые последовавшие за тем годы продолжал писать портреты и жанровые картины в прежнем роде, которые надо признать вообще уступающими его предшествовавшим работам; чем далее, тем все сильнее и сильнее увлекался он более возвышенными, по его мнению, задачами — пытался быть живописцем религиозных и аллегорических сюжетов («Христос в Гефсиманском саду», «Снятие с креста», «Распятие», «Весна» и др.) и наконец пристрастился к темам из отечественной истории («Плач Ярославны», «Первые русские христиане», «Поволжские хищники», «Пугачевцы», «Никита Пустосвят»). В этих последних произведениях П. еще просвечивает его талант, но уже не так ярко, как в былое время; за ними нельзя не признать некоторых достоинств, но вообще они слишком изысканны по композиции, мелодраматичны и свидетельствуют, что в создании их участвовал больше ум, чем художественное чувство их автора. Под конец своей жизни П. пустился в литературу и напечатал в газете «Пчела» за 1875 г. и в «Художественном журнале» Н. Александрова за 1881—82 гг. несколько не лишенных занимательности рассказов из быта художников и свои воспоминания. Он умер от чахотки в селе Кузминках, неподалеку от Москвы, 29 мая 1882 г. Ср. Д. Ровинского и Н. Собко, «Василий Григорьевич П., его жизнь и произведения» (СПб., 1892).

А. С—в.