ЭСБЕ/Пехлеви

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пехлеви
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Петропавловский — Поватажное. Источник: т. XXIIIa (1898): Петропавловский — Поватажное, с. 504—505 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Пехлеви или пехльви — среднеперсидский литературный язык Ирана, представляющий промежуточную стадию развития между древне- и новоперсидским, но с весьма оригинальными особенностями, вызванными семитическим влиянием. П. был в употреблении при персидской династии Сасанидов (226—651 г. до Р. Хр.), а вероятно, и раньше, и представляет собой своеобразный тип искусственного смешанного языка, дешифрировать который удалось сравнительно недавно благодаря главным образом трудам Haug’a, Mordtmann’a и West’a. Древнейшими следами П. можно считать надписи на иранских монетах III—IV вв. до Р. Хр. (см. Haug, «An introductory essay on the Pahlavi language», Бомб. и Л., 1870; Levy, «Beiträge zur aramäischen Münzkunde Kleinasiens» в «Zeitschr. d. Deutsch. Morgenländ. Gesellsch.», 1861, XV, и его же, «Beiträge zur aramäischen Münzkunde Eran’s und zur Kunde der allern Pehlewi-Schrift», там же, 1877, т. XXI). Надписи эти представляют очень небольшую примесь иранских элементов к семитическому (арамейскому), но тем не менее доказывают существование уже в ту пору смешанного языка, писавшегося арамейским письмом. Название П. сходно с названием страны Пахлава, упоминаемой персидскими и арабскими географами и совпадающей приблизительно с древней Мидией. Согласно общепринятому предположению, самое слово П. (обозначавшее первично, напр., у арабских писателей Х века, «староперсидский» и прилагавшееся не только к языку, но и к разным сторонам быта и истории) происходит от имени народа парфян (pahlava). Семитические составные элементы П. ведут свое начало из арамейских диалектов, обнаруживающихся уже в ассирийских надписях VIII в. до Р. Хр. Рядом с арамейским языком высших классов в народе Ирана продолжали держаться туземные иранские говоры (потомки древнеиранского), которые возобладали при Сасанидах, восстановивших религию Зороастра и национальный строй жизни. Так как Сасаниды имели в составе своей монархии и персов, и семитов, говоривших по-арамейски, то официальные документы (надписи и т. д.) писались частью на арамейском яз. (с примесью персидских слов), частью на среднеперсидском, смешанном с арамейскими словами. Существование разговорного полуперсидского, полусемитического смешанного языка сомнительно. Сношения персов с обитателями семитической низменности, отразившиеся в официальных документах, достигались с помощью искусственной системы письма, читавшейся каждым народом на свой лад. Оба рода П. встречаются вместе на двуязычной надписи близ Персеполя (см. Fr. Müller, в «Wiener Zeitschr. f. die Kunde des Morgenlandes», т. VI). Письмо П., вошедшее в употребление в Иране еще до завоевания парфянами персидско-месопотамской области, представляет три вида: 1) мидийско-парфянское (зап.- или халдео-пехлевийское), находимое на монетах последних парфян и более древних Сасанидов и на некоторых надписях на камне (употреблялось до конца III в. до Р. Хр.); 2) персидское, или сасанидо-пехлевийское, на монетах, печатях и геммах Сасанидов. Между серединой IV в. и концом VI в. оно изменилось постепенно в 3) новое П. письмо, или письмо П. перевода Авесты и других книг парсов, которые примыкают к Авесте. Этот последний вид П. носит также название гузвареш (hûzvârish). В нем насчитывают около 500 арамейских слов и форм (местоимения, особо употребительные предлоги, числительные и другие формы, имеющие более частое употребление); на письме преобладали семитические (арамейские) элементы, но при чтении вслух язык получал индоевропейский характер, так как при этом семитические слова и формы заменялись однозначащими персидскими, напр., писалось bisrâ (арам. мясо), а читалось gôsht (перс. мясо). Современные жрецы парсов при чтении П. книг вслух до сих пор читают П. слова не по их настоящему звуковому составу, а заменяют однозначащими персидскими. Язык парси (см.), т. е. более поздняя форма П., переходная к новоперсидскому, и язык новоперсидский выбросили совсем арамейские элементы и на письме. Кроме П. надписей (собраны у Thomas, «Early Sassanian Inscriptions», в «Journal of the Royal Asiat. Society», 1868, New. Series, III), см. West: «Sassanian Inscriptions explained by the Pahlavi etc.», там же, IV, 1869; Дорн, «Collection des monnaies Sassanides», 2 изд., СПб., 1875; Haug, «Essays on the sacred language, writings and religion of the Parsis». 2 изд., Л., 1878. Изданием и толкованием П. надписей на камеях и печатях занимались Дорн (в изд. нашей Акад. наук), Мордтманн, Ольсгаузен, Перч, Горн (в «Zeitschr. d. Deutsch. Morg. Gesellsch.»), Кирсте («Wiener Zeitschr. f. Kunde des Morgenlandes», т. II) и др. Древнейшими памятниками П. письменности являются отрывки папирусов, найденные в Египте, в Фаюме и относящиеся, вероятно, к VIII в. до Р. Хр. См. Sachau, «Fragmente von P.-Papyri aus Aegypten», в «Zeitschr. f. Aegypt. Sprache», 1878; Horn, «Zur Entzifferung der Pehlevi papyrus», в «Zeitschr. d. Deutsch. Morgenland Gesellschaft» 1889, т. 49.

О происхождении литературы на П. см. Персидская литература, XXIII, 361. То, что уцелело от нее, носит большею частью религиозный характер. Наличные памятники П. литературы могут быть разделены на три отдела: 1) П. переводы авестийских текстов с П. же комментариями; 2) П. тексты религиозного или родственного содержания; 3) П. тексты различного содержания, связанного близко с религией. Во главе первого отдела по своей научной важности должен быть поставлен П. перевод Авесты, который Haug относит к эпохе ассирийского владычества над Ираном, хотя дошедшая до нас окончательная редакция этого перевода не древнее VII в. до Р. Х. (см. Зендивеста). Во главе второго отдела по своему значению и величине стоят: 1) Бундехеш (см. Justi, «B. zum ersten Male herausgegeb., transcribirt, übersetzt und mit Glossar versehen», Лпц., 1868; Haug, «Ueber die P. Sprache und deu Bundehesh», B «Götling. Gelehrt. Anzeiger», 1854), возникновение которого относят к эпохе Сасанидов. Это род зороастрийской космографии, дающей много ценных данных по космогонии и мифологии зороастризма; 2) Динкарт = дела веры (см. Peshotan, «The Dinkard, text, transliteration, Gujarati and English translations, with select glossary», Бомбей, 1874—94) — самый объемистый из П. памятников, содержащий в себе разные богословские и моральные рассуждения, историю Зороастра, ряд религиозных и моральных правил, перечень содержания старой зороастрийской литературы и т. д. Из остальных соч. этого рода «Арда-Вираф-Нимак» представляет интересную параллель к христианским нисхождениям в ад и описывает загробные странствия в раю и аду души жреца. Время возникновения этого памятника определить трудно; едва ли он старше VI века до Р. Хр. (изд. Hosbang и Haug, «The book of Ardâ-Viraf etc.», текст и перевод, Л. и Бомбей, 1872—74; франц. перевод издал A. Barthélémy, П., 1887. Параллель с «Божественной комедией» Данте проводит Modi: «Dante and Vîraf and Gârdis», Бомб., 1892). Третий отдел — сочинений светских — представлен «Гражданским Уложением» парсов времен Сассанидов (дошло до нас не вполне), пехлеви параллелью к Шахнаме — «Яткар и Зариран» (ср. Geiger, «Das Yâtkâr-i Zarîrân und sein Verbältniss zum Sâh-nâme», в «Sitzungsberichte» истор.-филол. отделения Мюнхенской акад. наук, 1890) и др.; сюда же относится старый П.-пазендский словарь — «Фарханг и Пахдавиг». Большая часть произведений П. литературы еще находится в рукописях в библиотеках Мюнхена, Парижа, Копенгагена, Бомбея и др. Особенно деятельно издают памятники П. литературы индийские парсы. Подробный обзор памятников П. литературы дал West, «Pahlavi Literature», в 1 вып. II тома «Grundriss der iranischen Philologie» (Страсбург, 1896); см. еще M. Muller, «Essai sur le pehlevie» («Journ. Asiatique», т. VII, П., 1839); Spiegel, «Eranische Alterthumskunde» (т. III); Грамматики П.: Spiegel, «Gramm. d. Huzwâreschsprache» (Лпц., 1856); Haug, «An introd. essay on the P. language» (Бомбей и Л., 1870); Harlez, «Manuel de P.» (П., 1880; 2 изд., 1882). В «Grundriss d. iranisch. philologie» (Страсбург, с 1895 г.) должен скоро появиться грамматический очерк П. одного из лучших современных знатоков П., академика К. Г. Залемана. Туземные грамматики П.: Dhanjibhâi, «A gramm. of the Huzvarash or proper P. language» (Бомбей, 1855); Peshotun Dustoor Behramjee Sunjana. «A gramm. of the P. lang.» (на гуджерати, Бомб., 1871). Словари: Destur Hoshengji Jamaspji and Haug, «An old Zand-Pahlavi Glossary» (Бомбей и Л., 1867); их же, «An old P.-Pazand Glossary etc.» (Бомбей и Л., 1870); «Behramji Destur Sohrabji Mehrjiran» (Бомбей, 1869). Все эти словари представляют главным образом семитические слова П. Многоязычный словарь: Jamaspji Dastur Minocherji Jamasp Asana, «Pahlavi, Gujarati and Engl. dict.» (Бомбей и Л., 1877—86.).

С. Булич.