ЭСБЕ/Плетнев, Петр Александрович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Плетнев
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Петропавловский — Поватажное. Источник: т. XXIIIa (1898): Петропавловский — Поватажное, с. 874—875 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС


Плетнев (Петр Александрович, 1792—1862) — известный критик пушкинской эпохи, происходил из духовного звания, образование получил в тверской семинарии и в главном педагогическом институте, был учителем словесности в женских институтах и кадетских корпусах. В 1832 г. занял кафедру русской словесности в С.-петербургском унив., в котором с 1840 до 1861 г. состоял и ректором. П. принадлежал также к составу второго отделения академии наук со времени его образования в 1841 г.; преподавал русский язык и словесность наследнику цесаревичу Александру Николаевичу и др. особам царского дома. Очень рано П. близко сошелся с Пушкиным и другими корифеями пушкинского кружка. Характера крайне мягкого, деликатного и услужливого, П. был верным и заботливым другом, к которому обращались и Жуковский, и Пушкин, и Гоголь; всем им П. служил и делом, и советом; мнением его они очень дорожили. Выступив на литературное поприще стихотворениями, которые в 1820-х гг. появлялись в «Соревнователе», «Трудах Вольного общества любителей российской словесности», «Северных цветах» и др. журналах и альманахах и которые при гладкости стиха местами не лишены изящества и поэтического огонька, П. вскоре перешел к литературной критике, сделавшись выразителем теоретических воззрений пушкинского кружка. Уже в первой своей критической статье, посвященной стихотворениям Милонова (в «Соревнователе», 1822 г.), П. доказывал, что поэтом надо родиться, а нельзя сделаться, но врожденный талант должен потратить массу труда чисто технического, чтобы вполне овладеть формою и придать ей гармонию, изящество, красоту. Обе эти идеи для того времени были совершенно новы и лежали в основе всех стремлений пушкинского кружка: первая идея являлась отрицанием псевдоклассицизма с его стремлением путем риторики и пиитики искусственно создавать поэтов; вторая соответствовала сущности литературного движения того времени, задачею которого была именно выработка форм поэзии и языка. Главная заслуга П. заключалась в том, что уже в начале 1820-х гг., еще ранее критических очерков не только Веневитинова, Киреевского, Надеждина, но и Полевого, он ввел характеристики поэтов по существу, по внутреннему свойству их поэзии. Таковы были появившиеся еще в 1822 г. оценки Жуковского и Батюшкова. П. уже тогда предвидел, что русской литературе предстоит, не ограничиваясь усвоением чужих форм, стать, наконец, на народную почву. В статье по поводу идиллии Гнедича «Рыбаки» (1822) он делит поэзию на «всеобщую», или «неопределенную», и «народную» и отдает предпочтение последней перед первой. Вопросу о народности в литературе П. в 1833 г. посвятил целую речь, в которой указывал на значение народной стихии для литературы с точки зрения патриотизма и художественной выразительности. К концу 1830-х гг. П. составил себе замечательное для того времени представление о национальных особенностях литературы, о ее связи с жизнью общества, об индивидуальных способностях писателя, о необходимости «красок и жизни», без которых литература сделалась бы «сухим изложением отвлеченностей». Оставшись до конца дней своих мирным эстетиком, придававшим первенствующее значение вопросам формы и языка, П. не мог избежать разлада с дальнейшим развитием литературы; но выйдя из кружка Пушкина, где неоклассик Батюшков мирно уживался с романтиком Жуковским, а последний горячо приветствовал реалиста Гоголя, П. всегда сохранял объективность, любовно следил за успехами литературы и вообще признавал права новых литературных форм и течений, если только вестником их являлся сильный талант, удовлетворявший эстетическим требованиям. Он умел понять Гоголя с его сильными и слабыми сторонами: ему принадлежит одна из лучших оценок «Мертвых Душ» (в «Современнике», 1842 г.). Отсутствие рутины и тонкое чувство изящного дозволило П. с восторгом приветствовать многие восходящие светила 1840 г. — Тургенева, Достоевского, Писемского, Островского, Плещеева, Ап. Майкова, Полонского. Белинского, однако, он не в состоянии был понять и относился к нему с озлоблением. В продолжение семи лет (с конца 1824 г.) с бароном Дельвигом, а с 1832 г. — с Пушкиным, П. разделял труды по редактированию «Северных цветов», а в 1838—46 гг. был преемником Пушкина по редактированию «Современника»; но последний журнал в руках П. мало принимал участия в новом литературном движении. «Сочинения и переписка» П. изданы Я. Гротом в трех томах (СПб., 1885). Много материалов для характеристики П. в «Переписке Я. К. Грота с П. А. Плетневым» (СПб. 1896). См. ст. Скабичевского в «Вестнике Европы» (1885, № 11) и Л. Майков, «Историко-литературные очерки» (СПб., 1895).