ЭСБЕ/Погребение христианское

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Погребение христианское
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Повелительное наклонение — Полярные координаты. Источник: т. XXIV (1898): Повелительное наклонение — Полярные координаты, с. 40—42 ( скан ) • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : РСКД : РСКД : RE : OSN : OSN


Погребение христианское. — В первые три века христиане не имели возможности по причине гонений обставлять П. своих умерших какими-либо особыми церемониями и обрядами: немедленно по смерти их переносили, большею частью ночью, в места погребений и погребали наскоро, в страхе. Лишь в редкие промежутки между гонениями для умерших устраивали гробницы, особенно для мучеников; П. последних совершалось с особенною, насколько было возможно, торжественностью, как видно из истории П. останков св. Киприана, которые несли по улице со свечами. По свидетельству Дионисия Александрийского, при погребениях христиане нередко брали на руки и в объятия тела умерших, закрывали им глаза и смыкали уста, обнимали, обмывали и одевали их. По свидетельству Евсения, Златоуста и Григория Богослова, у древних христиан существовал обычай бальзамировать тела. Тертуллиан замечает, что христиане употребляли на П. ароматов более, нежели язычники — на курение своим богам. Над телом умершего пели псалмы. При Константине Вел. установлен был церковью, с разрешения императора, особый чин П. Для выноса тела из дома до могилы у римлян-язычников существовал особый класс лиц. Христиане в древности никогда не пользовались наемными услугами в подобных случаях; по примеру Товии, они считали долгом сами (преимущественно — родственники и близкие) нести до могилы останки умершего. Но еще до Константина существовал в церкви класс могильщиков — fossores, copiatae, который причислялся даже к должностным лицам церковн. На Западе этот класс был установлен еще при папе Клименте I; при его преемнике Еваристе, который разделил город на приходы, в каждом приходе состояло 8—10 могильщиков. Кодекс Феодосия усвояет этим лицам название клириков (Clerici). В числе церковных должностей, исчисляемых в «Палатинской хронике» (изд. Mai в «Collect. Vatican.», т. IX, стр. 133), fossarius стоит выше церковного придверника, непосредственно после чтеца (lector), а в gesta purgationis Caecilianae — непосредственно после иподиаконов. Обязанностью fossores было изготовление могил в криптах и подземных коридорах, которые, по мнению Росси, также устраивались ими (предшествующие археологи отрицали это). На Востоке в числе лиц, имевших обязанностью изготовление могил и опущение в них тел умерших, упоминаются еще lecticarii и decani. Имп. Константин устроил для этого класса людей, число которых в Константинополе простиралось до 550, специальные жилища, род казарм (officinae) в каждом из кварталов Рима. Вся корпорация их находилась под управлением епископа и пресвитеров. Звание fossor было настолько значительно, что обозначалось обыкновенно на намогильном монументе лица, его носившего; плит с именами («fossor такой-то») при раскопках найдено множество. На фресках fossores обыкновенно изображаются с своими орудиями — большими, заостренными с одного конца молотами. Во времена гонений место для П. умершего христианина назначала церковь; с VI в. оно избиралось родственниками умершего, которые заключали на этот предмет денежное условие с представителем цеха fossores. При Константине в Константинополе существовало большое число погребальных обществ, которые были свободны от налогов и пользовались многими привилегиями. Одни из этих обществ (lecticarii) приготовляли могилы (lecticae), другие устраивали самую процессию похорон, третьи (copiatae) занимались перенесением и опусканием тела в могилу. Права этих корпораций были подтверждены Аркадием и Феодосием. С IV в. похоронная процессия сопровождалась массой народа, особенно при П. лиц выдающихся. Во время шествия пели церковные гимны, особенно аллилуия, а также псалмы; Златоуст указывает, какие именно (Бес. IV на 2 гл. посл. к Евр.), также и Августин (в описании П. своей матери). Ни одна процессия погребальная не могла состояться без участия духовенства. В «Постановлениях апостольских» (VI, 19) священнику предписывается сопровождать умершего при пении псалмов. При П. сестры Григория Нисского Макрины, кроме священниников и клириков, были монахи, женские церковные корпорации и масса народа. При похоронах блаж. Павлы (по свидетельству Иеронима) шли епископы с пением псалмов на еврейском, греч., латинском и сирском языках. В пении гимнов принимали участие монахи и народ (Новелла Юстин. LIX). В руках сопровождавшие гроб имели зажженные восковые свечи. При Златоусте в Константинополе их заменяли особые погребальные лампады. Из жития святых, изданных Сурием, видно, что впереди процессии несли крест. При Константине Вел. для умерших бедных раздавались даровые гробы. Богатыми разрешались роскошные похороны, но все частности П. были регламентированы и таксированы. Существовали особые молитвы об умерших; одна из них, читавшаяся при погребальных богослужениях, «Боже духов и всякие плоти, смертию смерть поправый и диавол упразднивый…», как видно из недавно (в 80-х годах) найденного ее греческого текста, составлена не позже IV века (см. реферат И. В. Помяловского в «Записках Имп. археол. общества»). П. в продолжение трех дней предшествовали домашние и церковные моления об умершем, а на третий день после смерти служилась заупокойная литургия. «Постановления апостольские» говорят о служении поминальной литургии также в 9-й и 40-й день по смерти. Тертуллиан говорит о совершении ее еще в годовой день кончины. Древнейшие западные литургиарии содержат в себе чин особой литургии погребальной. Современный чин погребения христиан православной церкви, представляя во многом дополнение и распространение чина древнего, сохраняет главные черты чина П., первоначально существовавшего в церкви. По смерти тело умершего мирянина омывается, тело монаха лишь отирается водою, а тело священника отирается губкою, напитанною елеем. Затем умерший одевается в чистые одежды, сообразные его званию или служению; священника и архиерея одевают не только в их домашние одежды, но и во все их церковные облачения. На умершего мирянина большею частью надевается саван; архиерею и священнику на грудь полагается евангелие и в руки дается крест, диакону — кадило, мирянину — икона; при положении во гроб последний окропляется св. водою. Гроб должен быть дощатый, а не выдолбленный из цельного дерева. Во время отпевания на чело умершего полагается венчик — бумажная лента с литографированными священными изображениями — и в руки его влагается разрешительная грамота. Этот последний обычай в России получил начало лишь в XI в.; текст грамоты заимствована из одной молитвы литургии ап. Иакова. До отпевания в продолжение нахождения умершего в доме над мирянином читается псалтирь, а над архиереем и священником — Евангелие. До П. совершаются над умершим панихиды (см.) и литии (см.). На основании гражд. закона (Улож. о наказаниях ст. 1081) в России умершего хоронят после трех суток со времени кончины, кроме умерших заразительными болезнями, которых позволяется погребать и ранее (Уст. Карант. ст. 1286 и Уст. Врачебн. ст. 917). Позволяется также П. умерших по истечении лишь одних суток в сильные летние жары, но не иначе, как по удостоверении в действительности смерти медиком или по крайней мере причтом. В древности иногда погребали на четвертый и восьмой день, а тела императоров византийских полагали в гробницы часто спустя несколько месяцев после смерти. Такое исключение из общего правила существует и ныне для лиц русской императорской фамилии, для которых день П. назначается по высочайшему усмотрению. Тела высочайших особ обязательно бальзамируются. Бальзамирование разрешается и для частных лиц. Местом П. служат кладбища (см.). По древним правилам (Номоканон, прав. 173) и по распоряжению Синода 1771 г. в церквах запрещается хоронить умерших, кроме священнослужителей. Ныне это дозволяется лишь в виде исключения, с разрешения архиерея, для храмоздателей и других лиц, оказавших церкви особые услуги. В «Своде Зак.», т. XIII (Уст. врач. управл., ст. 918) исчисляются случаи, когда священник не имеет права погребать умершего без особого разрешения полиции. Лишаются вовсе погребения самоубийцы, исключая бывших в помешательстве ума (Улож. о наказ., ст. 1472). Перед погребением тело умершего при пении «Святый Боже» выносится из дома в церковь для отпевания. Вынос архиерея совершается при пении великого канона, монаха — при пении стихиры «Кая житейская сладость». В 1886 г. воспрещено при следовании погребальных процессий ношение венков в руках. Во время шествия духовенство идет впереди гроба; перед умершим несут крест или икону, а при погребении священника — хоругви, крест и евангелие, при колокольном звоне. По внесении тела в храм гроб ставится головою к дверям, ногами к востоку. Самый чин отпевания различен для мирян, монахов, священников, архиереев и младенцев; все эти чины содержатся в «Требнике». В состав этих чинопоследований входят лучшие произведения христианской гимнологии — творения св. Иоанна Дамаскина. По отпевании гроб относится к могиле при пении «Святый Боже», в предшествии священника. При опущении тела в могилу поется лития; гроб полагается лицом к востоку. По окончании литии священник крестообразно бросает на гроб лопаткой горсть земли, а также льет часть елея и сыплет пепел от кадила. Православному священнику позволено совершать П. раскольников, лютеран, католиков, когда его будут просить о том за отсутствием собственных священнослужителей; но при этом православный священник не совершает над умершими никакого священнодействия, а только, облачившись в епитрахиль и фелонь, сопровождает умершего из дома до могилы при пении «Святый Боже». П. умерших раскольников дозволено самим раскольникам; оно должно состоять лишь в предношении иконы во время шествия и молитве на могиле по раскольничьим обрядам, с пением, но без употребления богослужебных облачений. См. «Об обрядах при П.» В. И. Долоцкого. в «Христ. чтении» (1845, III); «Похороны» («Христ. чтение», 18—25, XX; 1838, IV); «Об обрядах П. у древних христиан» («Калужские епархиальн. ведом.», 1883 и 1884); «П. у древних христиан» св. В. Владимирского («Душеполезное чтение», 1870).

Н. Б—в.