ЭСБЕ/Попелиньер, Ланселот

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Попелиньер, Ланселот
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Полярные сияния — Прая. Источник: т. XXIVa (1898): Полярные сияния — Прая, с. 544—545 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Попелиньер (Lancelot Voisin, sieur de la Popelinière) — франц. писатель (1541—1608). Движения гуманистическое и реформационное сильно отразились на П. В Тулузе, где он учился, он был уже деятельным борцом за новые идеи и стоял во главе студенческих корпораций его родины и соседних областей; во время попытки гугенотов завладеть Тулузой, в апреле 1562 г., руководил на баррикадах сотоварищами; счастливо избежав казни, удалился в свое поместье заклятым врагом насилия над совестью и мыслью. С негодованием, сквозящим сквозь его неотесанную, грубую, иногда чисто солдатскую речь, рассказал П. позже всю сцену борьбы на улицах Тулузы и превосходно охарактеризовал взрывы самых низменных страстей, вызванных религиозной нетерпимостью. В 1571 г. П. издал в Париже перевод трактата Бернардино делла Рокка о войне («Des entreprises et des ruses de guerre»), a в Кельне — «La vraye et entière histoire des derniers troubles, advenus tant en France qu’en Flandre etc. depuis 1668 jusqu’en 1570», первое и вполне беспристрастное изложение истории религиозных войн. Книга быстро разошлась и была переиздана в более полном виде, в 1572 г., в Базеле. Враждебное отношение П. к религиозному фанатизму сказалось настолько резко в его книге, что враждебная ему партия прибегла к обычному тогда приему: издана была (дважды) контрафакция его трудов, совершенно извращавшая его мысли и изложение, с целью парализовать его влияние. Попелиньер ответил на контрафакцию новыми изданиями и, наконец, в 1581 г., выпустил в свет самое крупное свое произведение: «Histoire de France depuis 1550 jusqu’en 1577» в Ла-Рошели (позже в Париже 1584, 1585 и 1587 гг.). В борьбе, возникшей после варфоломеевской резни, он сразу занял видное положение в рядах гугенотской партии. Он принимал участие в работах по организации и объединению гугенотских сил на собрании в Милло (1574), затем играл важную роль при защите Ла-Рошели, в несколько часов отбил у католиков о-в Ре, захватил крепость С.-Жан д’Апиль, был назначен командующим гугенотской флотилией в Ла-Рошели, наконец, отправлен защищать крепость Маран против герцога Майенна, долго держался с малыми силами и вынужден был сдать крепость лишь вследствие трусости сотоварищей-офицеров. Горькие упреки, которыми он осыпал их, повели к дуэли, на которой он был ранен. Деятельная роль его в тогдашних событиях дала ему возможность понять и объяснить их гораздо лучше других современных ему историков (Обинье, Серрес и др.). История борьбы, разыгравшейся после варфоломеевской ночи, изложена П. с большой ясностью и рельефностью и составила главное содержание его «Hist. de France» — рассказа, равного которому по полноте нет в тогдашней литературе. Фактическая его достоверность подтверждается новыми изданиями документов. Беспристрастие автора вызвало враждебное отношение к нему и среди деятелей гугенотской партии. В год выхода «Histoire de France» (1581) на национальном синоде в Ла-Рошели она была обжалована перед пасторами, и синод, по примеру консистории ла-рошельской, уже осудившей книгу П., подверг ее интердикту. Автор её обвинен был в «лживости», в «неуважении к церкви», в том, что наполнил книгу «пустыми, светскими вещами, безусловно вредными для божественной истины», ведущими «к поношению святого учения реформатской церкви» (Quick, «Synodicon in Gallia», 1, 158). Предупреждения против «зловредной» книги были разосланы во все церкви, ко всем «верующим»; предписано было истреблять ее, где бы она ни нашлась, а схваченные в Ла-Рошели экземляры были сожжены (некоторые уцелевшие экземпляры изд. 1581 г. носят ясные следы дыма); автор был отлучен от церкви. Это была награда историку, стоявшему выше де Ту по беспристрастию и глубокому поминанию событий. Лишь немногие сумели тогда оценитьП.; в XVI в. один Летоаль, автор мемуаров, отозвался о нем как о «первом и последнем историографе нашего времени, который с наибольшей смелостью, независимостью и правдивостью, без угодничества и стремления скрыть факты, трактует о столь важном сюжете, преисполненном заноз и терний, в такое время, как нынешнее» (Lestoile, «Mémoires»). Уже в предисловии к своей «Hist. de France» П. высказал свои мнения о ходе и развитии человечества вообще, но полнее и систематичнее всего он разработал их в другой своей книге: «Histoire des histoires avec l’idée de l’histoire accomplie. Plus le dessein de l’histoire nouvelle des François, et pour avant-jeu la réfutation de la descente des fugitifs de Troye aux Palais-Meotides, Italie, Germanie, Gaules et autres pays pour y dresser les plus états qui soient en Europe et entre autres le royaume de France» (П., 1599). Он является здесь самым решительным и, строго говоря, первым провозвестником и защитником теории прогресса. Она создана им на почве возникшей с половины XVI в. борьбы между «древними и новыми» (anciens et modernes), между безусловными поклонниками классических литератур и их не менее крайними противниками. П. не принадлежал ни к одному из этих лагерей; сличая старых историков с новыми и исходя из той мысли, что знания и опыт каждого предшествующего поколения усвоивается следующим, умножающим их и передающим дальнейшему поколению, в свою очередь, накопляющему новые знания и т. д., П. пытался доказать, что человечество развивается прогрессивно. Подобно своему современнику, Бодену, он разрабатывал также приемы и методы изучения истории, приемы исторической критики, одним из создателей которой он и был, столетием раньше, чем Lenglet du Fresnoy (автор «La méthode pour étudier l’histoire», 1729—41), повторивший многое из того, что высказано было П. «Histoire des histoires», долго остававшаяся забытой, была последним серьезным трудом П. Борьба за свободу мнений привели П. к полному разорению, почти к нищете. Все попытки его добиться пенсии от короля были тщетны; ему не помогла даже хвалебная для короля и его сподвижников книга «Histoire de la conquête des pays Bresse et de Savoie» (Лион, 1601). Он умер от болезни весьма обычной, по словам Летоаля, «у добродетельных людей, занятых литературным трудом, а именно от бедности и нужды».

Л.