ЭСБЕ/Поп, Александр

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Поп
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Полярные сияния — Прая. Источник: т. XXIVa (1898): Полярные сияния — Прая, с. 572—574 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : Britannica (11-th) : DNB (1885—1900)


Поп (Александр Pope) — знаменитый англ. поэт (1688—1744), род. в Лондоне. Отец его, католик и приверженец падшей династии Стюартов, не захотел видеть торжество вигов и протестантизма, оставил Лондон и поселился в небольшом поместье, в окрестностях Виндзора. П. был болезненный, хилый мальчик, горбун. Не имея возможности принимать участие в играх сверстников, он с детства приучился искать себе утешения в мире идеальном и перечитал массу книг из библиотеки своего отца. Двери в общественные школы были в то время закрыты для католиков, и П. не мог получить систематического образования; тетка выучила его читать, католический священник дал ему первые уроки латин. и греч. языков. С 12-летнего возраста он был совершенно предоставлен самому себе и начал писать стихи. Первым его критиком был отец, который смотрел на поэзию исключительно со стороны формы и ценил звучную рифму выше всего. Советы отца и чтение Драйдена, которого П. считал лучшим поэтом Англии, определили еще в раннем возрасте стремление его к классическим сюжетам и чистоте формы. В то время господствовало убеждение, что высший продукт поэтического гения есть эпическая поэма; почти все поэты обыкновенно начинали свою карьеру с эпической поэмы, которая была чем-то вроде поэтического крещения. Так поступил и П., написавший на тринадцатом году поэму, в которой он воспел судьбу родосского князя Александра. Поэма эта, впоследствии сожженная самим автором, привела в восторг домашних П. и возбудила в нем литературное самолюбие и жажду новых успехов. За ней последовали переводы из классиков: первая книга «Тебаиды» Стация, «Героиды» и отрывки из «Метаморфоз» Овидия. На семнадцатом году П. познакомился с некогда знаменитым драматургом эпохи реставрации, Вичерли. Последний, издававший тогда собрание своих стихотворений, обратился к юному поэту с просьбой исправить его стих. П. охотно взял на себя льстившую его самолюбию работу и удивил Вичерли своим вкусом и тонким чутьем классической формы. В доме Вичерли поэт встретился и сошелся с известным тогда критиком Вэльшем, восторженным поклонником Буало и французской ложноклассической школы. Советы Вэльша еще более утвердили П. в намерении идти по следам Драйдена и Буало. В 1709 г. он издал свой первый опыт в пастушеском роде — «Пасторали», которые имели большой успех и читались нарасхват любителями поэзии. По совету того же Вэльша, П. занялся изучением не только классических поэтов, но и критиков, начиная с Аристотеля и оканчивая Буало и Боссю. Плодом этих занятий была изданная в 1711 г. дидактическая поэма: «Опыт о критике» («Essay on Criticism»), навеянная Горацием и Буало. Разница между ними и П. состоит главным образом в том, что Гораций и Вуало писали руководство для поэтов, а П. — для критиков (об этом сочинении П. см. Критика литературная). Если «Пасторали» выдвинули П. в первый ряд поэтов, то «Опыт о критике» доставил ему славу образцового критика. Все, что ни писал с тех пор П., принималось с восторгом. В 1712 г. вышла в свет его героико-комическая поэма: «Похищение Локона», принявшая окончательный вид в 1714 г. Над сделанной им поэтической обработкой знаменитой переписки Абеляра и Элоизы (1716) было пролито читательницами немало слез, но на самом деле — как это прекрасно показал Тэн — изящные стихи П. кажутся холодными в сравнении с подлинными, шероховатыми, перемешанными с текстами, но в высшей степени трогательными излияниями средневековой героини, которая не думала об изяществе, а говорила все как на исповеди, прерывая свою речь вздохами и слезами. Перепиской Абеляра и Элоизы заканчивается первый, юношеский период литературной дятельности П. Средний период (1716—26) занят двумя грандиозными предприятиями — переводом «Илиады» Гомера и изданием произведений Шекспира. Перевод «Илиады» (1716—20) имел громадный успех и доставил П. более 5000 фунт., за которые он купил себе дачу близ Твикингэма. По поводу этого перевода знаменитый филолог Ричард Бентли, нашедший в переводе П. много ошибок, колко сказал ему: «Вы написали прекрасную поэму, но только вы напрасно думаете, что она гомеровская». Грамматические неверности, столь понятные в переводе самоучки, были ничто в сравнении с неверностью общего тона; вместо гомеровской простоты мы наталкиваемся здесь на каждом шагу на искусственность и манерность. Желая угодить вкусу публики, П. счел нужным смягчить грубый и наивный тон Гомера и заставил героев «Илиады» выражаться языком тогдашних модных салонов. Что в наше время погубило бы перевод Гомера, то в тогдашнюю эпоху было главной причиной его успеха: по словам Самуила Джонсона, спрос на изящество был так велик, что чистая и неприкрашенная природа не могла нравиться. В 1723 г. П. издал в свет полное собрание сочинений Шекспира, предпослав тексту обширное предисловие, в котором сделал оценку гения Шекспира, до сих пор не утратившую вполне своей ценности. Он обратил внимание на три стороны Шекспирова гения: оригинальность, способность создавать характеры и способность действовать на страсти. Недостатки Шекспира П. объяснял зависимым положением актера и драматурга, которому волей-неволей приходилось подделываться под вкус поддерживавшей его публики. По поводу издания сочинений Шекспира у П. произошло сильное столкновение со многими учеными и критиками, между прочим с известным знатоком Шекспира Теобальдом. Не задаваясь целью сделать критическое издание Шекспира, П. заимствовал свой текст из предшествовавших изданий. Отсюда масса ошибок, указанных Теобальдом. П. отомстил своим противникам сатирической поэмой «Дунсиада», т. е. «Глупиада» (от dunce — глупец). Геттнер и Тэн ставят ее очень низко, но это несправедливо: П. обнаружил здесь большой сатирический талант и большое искусство пародировать стихотворения своих врагов. К третьему, и последнему периоду литературной деятельности П. относится его дидактическая поэма «Опыт о человеке», его «Нравственные опыты» (Moral Essays) и его сатиры. «Опыт о человеке»был написан П. в 1733 г., по совету его друга Болингброка, который хотел путем поэзии распространить свои деистические и оптимистические идеи. Преобладающее в поэме настроение — оптимистическое, ведущее к примирению с действительностью. Оно было навеяно на П. не только его разговорами с Болингброком, но также чтением «Характеристик» Шефтсбэри и книги Кинга «О происхождении зла». Бог П. — не Бог догматический, а Бог деистов, т. е. всемогущий дух, разумно управляющий миром и устраивающий все к общему благу. Достоинство поэмы состоит, впрочем, не в общих, в сущности довольно смутных воззрениях автора, но в отдельных мыслях, оригинальных и глубоких, которые, в золотой оправе изящного стиха, невольно врезываются в память. Таковы, напр., воззрения П. на связь человека со всей природой, на добродетель, как на единственное условие человеческого счастья. Благодаря таким поэтическим местам (а их очень много), поэма П. получила всемирную известность и была переведена почти на все европейские языки, в том числе и на русский. К «Опыту о человеке» примыкают, по содержанию, четыре «Moral Essays», в форме посланий. Одно из этих посланий, в котором П. делает характеристику женщин, Болингброк считал его лучшим произведением. Всю сущность женской природы П. сводит к желанию нравиться и желанию повелевать, причем последнее есть цель первого. Из сатирических произведений П. наибольшей славой пользовались его подражания Горациевым Сатирам («Imitations of Horace»). Хотя сам П. считал себя избранником божиим, которому само небо вручило оружие для защиты истины и обличения зла, но на самом деле ему недостает того высокого нравственного пафоса, который должен гореть ярким огнем в душе каждого сатирика. Сатиры П., при всем своем остроумии и наблюдательности, в большинстве случаев внушены личными мотивами — оскорбленным самолюбием и желанием насолить противнику. Лучшее в них — сатирические портреты его врагов; некоторые из них (напр., портрет Аддисона) отличаются замечательной тонкостью в отделке деталей. Немалую роль играли в сатирах П. и мотивы политические. Действуя в руку ториям, к партии которых он принадлежал, П. не раз с яростью набрасывался на вигов, топтал в грязь министерство Вальполя и даже не останавливался перед грязными намеками на жену Георга II, королеву Екатерину. В одном из своих «Опытов» П. утверждает, что для определения характера человека мало знать его принципы, чувства и поступки; нужно угадать его преобладающую страсть. Она одна делает легкомысленного — постоянным, глупца — последовательным, двоедушного — искренним. Раз вы угадали эту преобладающую страсть, горизонт ваш расширяется, хаос распутывается, и перед вами стоит живой человек. Если приложить этот прием к самому его изобретателю, то окажется, что господствующей страстью П. было литературное честолюбие, ненасытная жажда литературной славы. Обиженный природой, лишенный возможности находить счастье там, где его находят другие люди, хилый и болезненный горбун хотел найти ту область, где бы он был интересен, могуч и счастлив. Этой областью была литература; отсюда преобладающая страсть П. к литературной известности. Для достижения своей цели он готов был жертвовать всем, и горе было тому, кто осмеливался стать ему поперек дороги! П. достиг своей цели. Он умер, окруженный почестями и славой. Произведения П., которыми так восхищался Байрон, ставивший его выше Шекспира и Мильтона, имеют для нас только историческое значение; ими занимаются историки литературы, но публика их не читает. Он остается самым блестящим представителем классической школы в поэзии, доведшим форму выражения до художественного совершенства. Не следует забывать, однако, что литературная деятельность П. бросила немало плодотворных семян в будущее. Основное положение его критической теории, что критик должен обращать главное внимание не на частности произведения, а на его художественную цельность, сделалось руководящим мотивом всей критической деятельности Лессинга; взгляд П. на необходимость для правильной оценки Шекспира изучения отношений его к современной ему публике, лег в основу так называемой реалистической критики Шекспира, во главе которой стоит Рюмелин; наконец, плодотворная мысль П. о преобладающей в человеке страсти была приложена к литературной критике Тэном, который в каждом писателе ищет прежде всего господствующую способность (faculté maitresse). Существует несколько изданий сочинений П. Лучшим считается издание Крокера (Лонд., 1820—26), а лучшее издание его поэтических произведений дано Кларком и Россети (Лондон, 1833). См. Carruthers, «Life of Pope» (Лонд., 1857); Deelz, «Alexander Pope» (Лпц., 1876); De Quincey, в XV т. полного собрания его сочинений (Лонд., 1863); Taine, «Histoire de la Littérature Anglaise»; Геттнер, «История английской литературы XVIII в.» (перевод Пыпина); Gosse, «A History of the Eigtteenth Century Literature» (Лонд., 1891): Montégut, «Heures de lecture d’un critique»; Minto, «Literature of the Georgian Era» (Лонд., 1894). «Опыт о человеке» был переведен на рус. язык Н. Н. Поповским (до 1802 г. 4-е изд.).