ЭСБЕ/Прибалтийский край

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Прибалтийский край
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Праяга — Просрочка отпуска. Источник: т. XXV (1898): Праяга — Просрочка отпуска, с. 110—117 ( скан ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Прибалтийский (Остзейский) край — состоит из 3 губерний: Курляндской, Лифляндской и Эстляндской. Хотя край этот с 1876 г. не составляет особой административной единицы (генерал-губернаторства), но во многих отношениях губернии, его составляющие, имеют немало общего между собой и резко отличаются от других местностей России. Эти особенности объясняются историей края (см. ниже).

Губернии Пространство,
кв. верст
Население
(1897)
Курляндская 23977 672634
Лифляндская     41325 1300640
Эстляндская 17792 413724
Итого: 83094     2386998

Курляндская и Эстляндская губернии по пространству самые малые в России, за исключением губерний Царства Польского; население Эстляндской губернии менее всех других губерний Европейской России, за исключением Архангельской и Олонецкой. Некоторые губернии юга и востока России превосходят весь П. край не только пространством, но и населением. П. край не только соприкасается с морем на значительном пространстве, но отношение длины береговой линии к пространству губерний весьма значительно — больше даже, чем в Финляндии, и из всех русских губерний уступает лишь Таврической. Из общего числа жителей П. края мужчин 1161005, женщин 1225993; на 100 мужч. 105 женщ. (в Лифляндской губернии 106,3, в Курляндской 105,8, в Эстляндской 103,3). Густота населения в крае — на 1 кв. версту 28 жителей; наиболее густо население в Лифляндской губернии, где на 1 кв. версту 32,5 жителя, затем в Курляндской — 28,3, в Эстляндской — 23,9. Из городов края по населению, торговле и промышленности первый — Рига, исторический центр края (256 тысяч жителей); затем идут Ревель и Либава (по 65 тысяч жителей в каждом). Гораздо меньшее торговое значение имеют Митава (35 тысяч) и Юрьев (42 тысячи), но последний важен по своему университету. Все городское население П. края — 600489 человек.

Несмотря на отсутствие черноземных и плодородных почв, сельское хозяйство П. края вследствие высокого развития культуры находится в цветущем состоянии. Близость моря вызвала к жизни каботажный, янтарный и другие промыслы. Рыболовство доставляет большие заработки населению и значительную часть его пищи. Лифляндская губерния — первая в России по числу и емкости морских судов, уступая лишь нескольким финляндским губерниям. Положение П. края гораздо выгоднее Финляндии в том отношении, что его гавани сравнительно близки и к плодородным черноземным губерниям России, и к Западной Европе, а менее продолжительное замерзание их составляет большое преимущество сравнительно с Петербургом. Особенно благоприятны в этом отношении условия Либавы и Виндавы. Три гавани П. края принадлежат к первоклассным в России: Рига — уже издавна, Ревель и Либава — с 70-х годов, т. е. со времени соединения их железными дорогами с внутренними губерниями; к этим портам присоединится, вероятно, и Виндава, когда войдет в состав железнодорожной сети. Из островов П. края выдаются по пространству и населению Даго [1], Эстляндской губернии (844 кв. верст и 14 тысяч жителей), и особенно Эзель, Лифляндской губернии (2300 кв. верст и 61212 жителей). Эти два острова имеют гораздо большее население, чем все другие острова России, взятые вместе. Балтийское море и его заливы имеют большое влияние на климат П. края, который носит — особенно в местах, примыкающих к морю (а не к заливам), — морской характер: умеренная зима, поздняя, холодная весна, прохладное лето и теплая, очень дождливая осень. Наиболее материковый климат имеют юго-восточные уезды Лифляндской губернии и узкая восточная часть Курляндской, особенно Иллукстский уезд. Влияние Балтийского моря на климат П. губерний увеличивается еще тем, что преобладают западные ветра, особенно осенью и зимой. Январь в Либаве теплее, чем в Одессе, лежащей на берегу Черного моря, на 10° южнее Либавы. Поэтому особенно в приморской полосе Лифляндской губернии встречаются многие растения Западной Европы, боящиеся морозов и не выдерживающие зимы наших внутренних губерний. Весенние морозы причиняют много вреда в Эстляндской и северной части Лифляндской губернии, особенно вблизи болот; всего менее они вредят в западной прибрежной полосе Курляндской губернии и островов Эзеля и Даго. Подробнее о физико-географических условиях П. края см. в статьях об отдельных губерниях. Точных сведений о распределении населения по народностям, вероисповеданиям и сословиям нет, так как данные первой всенародной переписи 1897 г. еще не разработаны по этим статьям, а прежние «ревизии» давали сведения лишь о «податных» сословиях. Немцы (большей частью дворяне-землевладельцы, купцы, лица либеральных профессий — так называемые литераты) составляют около 6% населения. Латыши и эсты — коренные жители края; их более 80%. К ним принадлежат крестьяне-хозяева, сельские батраки, низшие классы городских жителей, часть интеллигенции и купцов. Эстляндская губерния и северная часть Лифляндской с островом Эзелем населены эстами, южная часть Лифляндской губернии и Курляндская, за исключением Иллукстского уезда, — латышами. Сельское население Иллукстского уезда, вдавшегося узким клином между Витебской губернией на севере и Ковенской на юге, состоит из великоруссов, белорусов, латышей и литовцев. На берегах Чудского озера в губерниях Лифляндской и Эстляндской довольно много великоруссов; главное их занятие — рыболовство, частью огородничество. Довольно много русских — в Риге, Ревеле, Юрьеве и Либаве, евреев — в Курляндской губернии и в Риге с окрестностями. Немцы — лютеране, большинство эстов и латышей — тоже, белорусы — вообще православные, великоруссы — частью православные, частью, особенно в Риге и Иллукстском уезде, — раскольники разных сект. С 40-х годов в некоторых местах П. края латыши и эсты стали переходить в православие. В 1836 г. православных приходов было 19; в настоящее время их 169. С 1889 по 1895 гг. отпускалось из казны на постройку церквей в П. крае по 70 тыс. руб. ежегодно, с 1896 г. — по 50 тыс. руб. Православных монастырей 4, церковных братств и попечительств 18.

Правящим классом в П. крае является местное дворянство, почти автономное в земских делах. Ядром, вокруг которого оно сплотилось, является ландратская коллегия. Коллегия эта, введенная шведами, была упразднена незадолго до русского завоевания края, затем восстановлена Петром I в качестве совещательного органа при предводителе дворянства (ландмаршале), опять упразднена Екатериной II и снова призвана к жизни при Павле Петровиче. Назначение коллегии «есть бдительное, отеческое попечение об охранении прав и преимуществ учреждений и постоянным обычаем установленных правил дворянского общества». Коллегия действует в двух губерниях, Эстляндской и Лифляндской. Высшим органом земского хозяйства является ландтаг, или дворянское собрание, очередные заседания которого происходят каждые три года. В промежутках между двумя заседаниями права и обязанности ландтага переходят к избираемым на ландтагах учреждениям: в Эстляндской губернии — к дворянскому комитету, в Лифляндской губернии — дворянскому конвенту. Являясь как бы непрерывно действующим ландтагом, и конвент, и комитет созываются несколько раз в год: в Эстляндии — предводителем дворянства (ландмаршалом), в Лифляндии — либо предводителем, либо очередным ландратом. Исполнительными органами ландтагов по земским делам служат в Эстляндии — канцелярия дворянства под управлением предводителя, в Лифляндии — ландратская коллегия под руководством очередного ландрата. Предположения этих исполнительных органов рассматриваются и утверждаются на ландтаге всеми владельцами дворянских имений, которые и принимают на себя исполнение утвержденных мер. Если дело по своей сложности превосходит силы или уменье одного лица, то оно ведается и осуществляется съездом соседей, или так называемым конвентом (например почтово-строительные и почтово-фуражные конвенты в Лифляндии, конвенты по контингентам земских мостов в Эстляндии). Все повинности, государственные и общественные, под общим названием публичных распределяются по имениям сообразно их доходности, измеряемой в Эстляндии гаками (около 300 руб. дохода), а в Лифляндии — талерами (около 2478 десятин). Аналогичное устройство имеет и дворянское самоуправление Курляндской губернии (см. соотв. статью). На трех ландтагах П. губерний дворяне-помещики, занесенные в местные матрикулы, пользуются не одинаковыми преимуществами: в Курляндии им принадлежит исключительное право участвовать в решении дел, касающихся местного дворянства или его имущества, в Лифляндии они одни имеют право голоса при выборе должностных лиц внутреннего дворянского управления; в Эстляндии дворяне, не внесенные в матрикулы, пользуются правом голоса лишь по вопросам земского обложения. Низшей земской инстанцией является приходский конвент, в котором наравне с помещиками-дворянами заседают крестьяне-старшины волостей. О земской реформе в Прибалтийском крае см. Зиновьев, «Опыт исследования земского устройства Лифляндской губернии» (1895); Александров, «Феодальное земство» (1895); «Внутреннее обозрение» в №№ 9 и 10 «Вестника Европы», за 1895 г. Надзор за волостным общественным управлением крестьян и за правильным применением законов о поземельном их устройстве, прежде лежавший на приходских (в Эстляндии и Лифляндии) или уездных (в Курляндии) судах, законом 9 июля 1889 г. вверен особым комиссарам по крестьянским делам и назначаемым министром внутренних дел. На комиссаров, между прочим, возложено: укрепление (корроборация) договоров об аренде крестьянских участков, заключаемых крестьянами с помещиками; утверждение вакенбухов нового межевания имений в Лифляндии; удостоверение законности договоров о продаже крестьянских поземельных участков и договоров о покупке членами волостных обществ в Лифляндии податной мызной (квотной) земли, а на острове Эзеле и в Эстляндии 1/6 доли крестьянской арендной земли, присоединенной к мызным землям. При удостоверении законности этих договоров комиссар не входит в рассмотрение выгодности договора для сторон. Договоры этого рода, законность которых не удостоверена комиссаром, не принимаются к укреплению (корроборации) крепостными установлениями. Апелляционной инстанцией по отношению к комиссарам служили сначала комиссии крестьянских дел, которые в 1893 г. заменены губернскими по крестьянским делам присутствиями. Последние состоят, под председательством местного губернатора, из губернского предводителя дворянства, вице-губернатора, управляющего казенной палатой, управляющего государственными имуществами (в Лифляндии) или чиновника по назначению министра государственных имуществ (в Эстляндии и Курляндии), прокурора находящегося в губернском городе окружного суда или его товарища, председателя съезда мировых судей губернского города и непременного члена, назначаемого министром внутренних дел с высочайшего соизволения. На губернские присутствия, сверх рассмотрения жалоб на комиссаров по крестьянским делам и разрешения пререканий между ними, возложено разрешение представлений об удалении в административном порядке должностных лиц волостного управления от занимаемых ими должностей и о предании их суду; утверждение представленных и проверенных комиссарами по крестьянским делам приговоров общих волостных сходов о ссылке порочных членов; утверждение добровольных сделок между помещиками и крестьянами об обмене крестьянских поземельных участков на мызные; возбуждение и разрешение дел о неправильном, вопреки крестьянским положениям, присоединении крестьянских земель (в Лифляндии — повинностной земли, на острове Эзеле и в Эстляндии — крестьянской арендной земли, в Курляндии — крестьянских арендных участков) к мызным; определение наименьшего числа крестьянских дворов, которое должно быть сохранено при каждом новом регулировании (см.) имения или при разверстании селений и т. д. Главным блюстителем правильного движения дел, относящихся до общественного управления крестьян и их поземельного устройства, является губернатор, который пользуется правом приостанавливать под собственную ответственность исполнение постановлений губернского по крестьянским делам присутствия с представлением их на усмотрение второго департамента правительств. сената. Выкупная операция всего менее подвинулась в Эстляндской губернии, всего более — в Лифляндской. Она совершается без всякого содействия государственного кредита. Внося часть условленной суммы по соглашению с помещиком, крестьянин становится условным собственником участка; остальная сумма ингроссируется, т. е. записывается долгом на нем в поземельных книгах; крестьяне платят с нее помещику от 5% до 6% годовых. В Лифляндской губернии, где более 80% закрепленной за крестьянами земли выкуплено ими, дело выкупа облегчается Лифляндским кредитным обществом, выдающим помещикам облигации в счет долга, лежащего на выкупленной крестьянами земле. К началу 90-х годов (более поздних сведений нет) крестьяне уплатили наличными при начале выкупа 9 млн. руб. и столько же позже; 19 млн. перенесено из суммы долга главного имения помещика на крестьянскую землю; 15 млн. помещики имели еще право требовать с крестьян, так что задолженность последних за выкупленные земли достигала 34 млн. руб. В недавнее время поднят вопрос о распространении действий крестьянского банка на П. губернии. Правами дворян П. губерний (или, точнее, каждой из них в отдельности) пользуются лишь те, чей род записан в дворянские матрикулы, т. е. или издревле принадлежащие к дворянству губернии, или же признанные дворянством достойными внесения в книги. Имения обыкновенно переходят к старшему сыну и вообще редко дробятся. Некоторые из них — майораты, другие переходят к старшему сыну по завещанию, что действующими в П. крае законами разрешается. Старшие в роду дворяне, к которым переходят имения, обыкновенно живут в них и до недавних реформ, судебной и полицейской, занимали местные административные и судебные должности. Младшие сыновья дворян по большей части состояли на военной и гражданской службе и, достигая нередко крупных должностей, долго способствовали сохранению привилегий высших сословий П. края. Сельским хозяйством занимаются, кроме помещиков, и пасторы, имеющие крупные земельные участки (видмы), а также арендаторы из семей помещиков и пасторов. Они арендуют целые помещичьи и казенные мызы, сдаваемые с постройками, жилым и мертвым инвентарем. У большинства крестьян хозяйство также сделало большие успехи; более состоятельные выкупили свои земли, которые также переходят обыкновенно к одному из сыновей, не дробясь. Многие эсты и латыши переселились в соседние губернии, от СПб. до Ковенской, где земли дешевле, сначала арендуя, а затем покупая земли и вводя хозяйство, принятое в Прибалтийском крае. Особенность полицейского устройства в Прибалтийском крае заключается в том, что здесь и после полицейской реформы 1888 г. сохранена вотчинная (мызная) полиция. Владелец мызной земли, когда нет в наличии полицейского чиновника, охраняет и восстанавливает общественный порядок и безопасность, распоряжается при общественных бедствиях, задерживает бродяг и преступников, исполняет все законные требования общей полиции. Все эти права и обязанности могут быть переданы им заместителю, избранному владельцем и утвержденному начальником общей полиции. В пасторатах вотчинная полиция принадлежит не пастору (как было прежде), а волостному старшине. За неисполнение законных требований общей полиции и вообще за маловажные упущения владелец мызной земли или его заместитель могут быть подвергнуты губернским правлением денежному взысканию не свыше 25 руб. От губернского правления зависит временное устранение владельца или его заместителя от исполнения полицейских обязанностей; окончательное отрешение от них предоставляется высшему в губернии суду.

Народное образование в 1898 г.: 1 университет в Юрьеве с 2200 студентами, ветеринарный институт, там же (350 студентов), политехническое училище в Риге (1283 студента), 6 учительских и 3 духовных семинарий, 10 гимназий и 1 прогимназия, с 242 преподавателями и 3474 учениками. Городских школ 27, в том числе 12 в Лифляндии, 10 в Курляндии и 5 в Эстляндии, с 216 преподавателями и 4164 учениками. Народных школ всех типов, правительственных, общественных и частных, 2480, с 165 тысячами учащихся обоего пола. Число обучающихся в средних и низших заведениях девочек почти равно 60% общего числа учащихся. Некоторые учебные заведения (например гимназия в Биркенруэ) в последнее время закрыты, потому что сословия или корпорации, за счет которых они существовали, не согласились платить деньги на учебные заведения с русским языком преподавания. Несмотря на это, П. край остается местностью России, где на данное число жителей самое большое количество учебных заведений всех разрядов.

Законом 9 июля 1889 г. в П. крае введены Судебные Уставы Александра II с существенными изменениями. Уголовные дела рассматриваются без участия присяжных заседателей; не введен также и институт сословных заседателей. Мировых судей, как почетных, так и участковых, назначает и увольняет министр юстиции; от него же зависит и назначение председателя мирового съезда. Все П. окружные суды (ревельский — для Эстляндии, рижский — для Лифляндии, митавский и либавский — для Курляндии) подчинены спб. судебной палате; волостные суды (см.) подчинены верхним крестьянским судам (см.), а для последних высшей инстанцией являются мировые съезды. В судебных учреждениях, как мировых, так и общих, производство, письменное и словесное, происходит обязательно на русском языке, вследствие чего при судах состоят переводчики; исключение из этого общего правила допущено для прошений, подаваемых лицами, содержащимися под стражей, а также для словесных просьб и жалоб, заявляемых в мировых учреждениях. В делопроизводстве волостных и верхних крестьянских судов временно допущено употребление местного языка (эстонского, латышского или шведского), на котором говорит большинство местного населения. При судебной реформе 1889 г. объединены были постановления об ипотечной части П. губерний, для заведования которой при мировых съездах учреждены крепостные отделения, состоящие из начальника, секретаря и канцелярских чиновников. Начальником крепостного отделения мирового съезда состоит председатель съезда. Крепостные отделения подлежат надзору мировых съездов, рассматривающих жалобы на постановления и неправильные действия начальников отделений. Крепостные отделения ведают крепостные книги, состоящие из подлинных актов и документов, на основании которых права на недвижимое имущество укреплены за данным лицом. Крепостные книги являются продолжением прежних публичных книг. Последние имели в разных местах разные наименования — книги корроборационные, ингроссационные и т. д. Оба термина отождествлялись в одной лишь Курляндии, тогда как в Эстляндии и Лифляндии различалась корроборация для купчих, ингроссация для долгов. С введением судебной реформы оба эти термина, не различаясь друг от друга, употребляются в двух смыслах, общем и узком. В общем смысле эти слова совершенно соответствуют русскому слову укрепление; в узком смысле они выражают одно из действий обряда укрепления, а именно приобщение укрепляемого документа к прочим актам, составляющим крепостную книгу. Существенным изменением, внесенным в ипотечное право П. губерний судебной реформой 1889 г., является отмена ипотек генеральных и на движимости, а также частных и безмолвных. Главнейшие особенности ипотечного права П. губерний — см. Ипотека.

Историю П. края до присоединения его к России см. Ливония и Курляндия. Присоединение Эстляндии и Лифляндии совершилось во время Северной войны (см.). Еще в 1709 г. Петр Великий приказал обнародовать универсал к жителям Лифляндии, в котором приглашал всех лифляндцев добровольно покориться ему, обещая сохранить за ними все их права и преимущества. Воззвание не имело последствий: большая часть немецких жителей края и в особенности местного дворянства удалилась в города, шведские гарнизоны которых решились защищаться до последней крайности. Приходилось брать эти города — Ригу, Аренсбург, Пернов, Ревель — открытой силой. В конце 1710 г., после успешных военных действий со стороны России, городские сословия и дворянство, находившиеся в Риге, выслали депутатов к командовавшему русскими войсками Шереметеву с объявлением, что они намерены вступить в русское подданство и дать присягу на верность царю, если за ними будут сохранены их права и преимущества. Депутаты представили Шереметеву так называемые аккордные пункты, т. е. подробные указания тех прав и преимуществ, сохранения которых испрашивали дворянское и городские сословия. Петр Великий грамотой от 30 сентября 1710 г. подтвердил права и преимущества как дворянства лифляндского, так и города Риги. Со сдачей Риги совершилось, можно сказать, окончательное падение шведского господства в П. крае; остававшиеся еще за шведами города не могли оказать никакого серьезного сопротивления русским войскам. Ревель также скоро сдался на капитуляцию. По принесении эстляндскими сословиями присяги царь даровал дворянству — 1 марта, а городским сословиям — 19 марта 1712 г. особые жалованные грамоты. В том же году Петр подтвердил все права и преимущества земских и городских сословий обеих провинций с оговоркой, по которой дальнейшее сохранение этих прав и преимуществ зависит от усмотрения верховной самодержавной власти в России; местное управление было оставлено затем без всяких существенных изменений. При шведах главное управление Лифляндией и Эстляндией было вверяемо генерал-губернатору, назначавшемуся для каждой из этих провинций королем; Петр точно так же, лишь только дела в Лифляндии и Эстляндии вошли в обычную колею, назначил губернатором Лифляндии князя Голицына, Эстляндии — Апраксина. Губернатор заведовал как гражданской, так и военной частью, наблюдал за судами, за училищами, за путями сообщения, за исправным платежом податей; главнейшей обязанностью его было охранять права державной власти, не нарушая, однако, прав и преимуществ земских и городских сословий. В помощь генерал-губернатору при шведах назначались особые регирунгсраты от дворян; должности эти были сохранены русским правительством. Восстановлен был провинциальный штат в Лифляндии, т. е. все земские учреждения, какие существовали в XVII столетии до отмены их шведами. Особой комиссии под председательством барона Левенвольде поручено было разобрать права и документы на имения и возвратить прежним владельцам те, которые во время шведского обладания были отобраны в казну без законного повода. По заключении Ништадтского мира были учреждены с этой целью как в Лифляндии, так и в Эстляндии особые реституционные комиссии. С восстановлением провинциального штата и с возвращением имений прежним владельцам дворянское сословие в Лифляндии и Эстляндии сосредоточило в своих руках земское управление, суд, земскую полицию и церковное управление; помещики в своих имениях явились полновластными господами крестьян, ибо шведские законы 1680 г., определявшие крестьянские повинности и службы и отношения крестьян к помещикам, пришли в забвение. Лифляндские дворяне еще при шведском владычестве, в 1650 г., ходатайствовали о составлении особого списка всех дворянских родов. Шведское правительство разрешило составление такого списка, названного матрикулой, но войны и многие другие обстоятельства мешали исполнению этой задачи. В 1728 г. лифляндское дворянство возобновило ходатайство о составлении дворянской матрикулы. Правительство разрешило учредить с этой целью особую комиссию, окончившую свои занятия в 1747 г. Все дворянские рода были разделены по классам, смотря по времени их поселения в Ливонии. К первому классу отнесены рода, поселившиеся в Лифляндии во время орденского правления, числом 52. Второй класс составили рода, получившие права местного дворянства при польском правительстве, числом 16. К третьему классу причислены дворянские рода, получившие индигенат в Лифляндии при русском правительстве, числом 69. С этого времени лица, внесенные в матрикулу, получают название рыцарства, а помещики, в матрикулу не внесенные, начинают называться земством, или ландзасами. Только матрикулованным дворянам предоставлено было право голоса на ландтагах. Почти одновременно с Лифляндией составлялась дворянская матрикула и в Эстляндии; она получила утверждение в 1741 г. В первой эстляндской матрикуле дворянские рода помещены не по порядку старшинства, а по алфавиту. Всех родов было внесено в нее 127. Города долго управлялись магистратами и гильдиями, совершенно на тех же основаниях, как и при шведах. В 1722 г. Дерптский уезд был отделен от Эстляндии (Ревельской губернии) и присоединен к Лифляндии (Рижской губернии). Губернское управление в обеих губерниях было учреждено на общем основании, по инструкции воеводам 1719 г., но губернскому начальству вменено в обязанность руководствоваться местными законами и привилегиями, предоставленным сословиям. 1710—1762 гг. были временем полного господства дворянства и городских сословий в Лифляндии и Эстляндии и наибольшей отчужденности Прибалтийского края от остальной России. Это не служило к пользе края: города и деревни застраивались плохо; торговля и промышленность не оказывали успехов; всюду замечался застой. Императрица Екатерина II хотя и утвердила по примеру предшествовавших государей все права и преимущества лифляндских и эстляндских сословий с оговоркой о правах самодержавия, но сознавала, что сословные управления в Лифляндии и Эстляндии не стоят на высоте своей задачи. Первое, на что она обратила внимание, был несомненный упадок рижской торговли. Она потребовала от лифляндского генерал-губернатора Броуна объяснений о причинах этого упадка. Генерал-губернатор донес, что причиной служит соперничество соседей — курляндцев и поляков, а еще более — беспорядочное внутреннее управление. Государыня повелела составить новый устав о рижской коммерции и летом 1764 г. побывала в Ревеле, Балтийском Порту, Пернове, Риге и Дерпте. Последствием этого путешествия был ряд реформ. В 1765 г. состоялись первые законоположения, хотя и далеко не совершенные, но все же ограждавшие крестьян хоть несколько от помещичьего произвола: воспрещено продавать крестьян за границу и на рынках, признано право крестьян на их движимую собственность и заработок, воспрещено налагать на крестьян повинности свыше тех, которые существовали до 1765 г., установлена мера домашних взысканий за проступки.

Учреждение о губерниях 1775 г. было введено в Лифляндии и Эстляндии в 1783 г. Этому преобразованию предшествовал весьма важный для дворянства манифест от 3 мая 1783 г., которым все так называемые манленные имения (поместья) были превращены в наследственные вотчины (аллодии). Этот манифест пресек бесчисленные пререкания, споры и процессы об имениях. Круг действий дворянских собраний, заменивших старинные ландтаги, был расширен; пользование дворянскими правами распространено на несравненно больший круг дворян. В 1787 г. было введено в действие городовое положение 1785 г., отнюдь не лишавшее городов их прав и преимуществ, владений и льгот, но распространявшее эти права на массы горожан, до того времени бесправных. Сословные городские управления уступили место общественным, и выгоды такой замены сказались для городов в самое короткое время. Так, например, новая рижская Дума в самое короткое время уплатила старые городские долги, закончила тягостные городские процессы, привела в равновесие городской бюджет и пр. В 1795 г. состоялось присоединение Курляндии. Дворянство курляндское в марте 1795 г. собралось на ландтаг в Митаве, пильтенское — в Газенпоте; и то, и другое постановили отречься от всякой ленной связи с Польшей, подчиниться непосредственно и безусловно империи Российской и отправить в Петербург депутацию для принесения присяги на русское подданство. Манифестом от 15 апреля 1795 г. Курляндия и Пильтен на вечные времена присоединены к Российской империи; герцог Петр 16 мая того же года отказался от всех своих прав на герцогство. Бывшее герцогство Курляндское и Пильтен немедленно после принесения присяги были соединены в одну губернию, в которой было введено учреждение о губерниях во всем его объеме. К концу царствования Екатерины II во всем П. крае действовали одинаковые со всей империей местные учреждения. Вслед за вступлением на престол Павла I 28 ноября 1796 г. последовало восстановление, хотя и неполное, прежних городских управлений (магистратов и гильдий) и прежних присутственных мест. 9 сентября 1801 г. Эстляндия, Лифляндия и Курляндия были соединены в отдельное генерал-губернаторство, существовавшее по 1876 г. По мысли еще императора Павла I, не желавшего, чтобы пасторы получали образование за границей, учрежден был в Дерпте в 1802 г. «протестантский университет». Александр I большое внимание с первых же годов своего царствования обратил на улучшение быта крестьян. В 1803 г. он повелел лифляндскому дворянству пересмотреть проект новых постановлений о крестьянах, составленный по требованию императрицы Екатерины II в 1796 г., но с тех пор остававшийся без движения. Дворянство постановило: 1) признать политическое существование крестьян, 2) утвердить за ними благоприобретенную ими собственность и 3) оградить их от произвола через точное определение всех крестьянских повинностей; но при обсуждении порядка осуществления этих начал мнения до такой степени разделились, что в видах прекращения бесплодных споров император повелел образовать в Петербурге особый комитет для составления крестьянского положения. 20 февраля 1804 года положение это было высочайше утверждено; четыре ревизионные (исполнительные) комиссии должны были определить крестьянские повинности по каждому имению и составить для каждого имения вакенбух (список повинностей). За хозяевами признано было право на наследственное владение их земельными участками; крестьянские повинности определены по шведским оценочным правилам 1680 года. Положение 1801 г. значительно улучшило быт лифляндских крестьян, но представляло для них то неудобство, что они не могли избирать себе ни места жительства, ни образа жизни и должны были оставаться навсегда прикрепленными к месту своего рождения и к неизменным барщинным работам. Для помещиков крестьянское положение 1804 г. было невыгодно в том отношении, что мешало им увеличивать доходность своих имений посредством введения рационального хозяйства, невозможного при обязательном труде с плохими орудиями и лошадьми. Эти невыгоды были столь очевидны, что лифляндские дворяне скоро начали хлопотать о преобразовании крестьянского положения на новых началах; но хлопоты их оставались без последствий до того времени, когда крестьянский вопрос был разрешен императором в Эстляндской и Курляндской губерниях. В Эстляндии вакенбухи (списки повинностей), введенные шведами во второй половине XVII столетия, определяли количество и порядок крестьянских работ и повинностей, но нимало не обеспечивали крестьян от увеличения повинностей и вообще от произвола помещиков. Екатерина II в 1795 г. вследствие дошедших до нее жалоб на злоупотребления помещичьей властью ограничила эту власть, но не издала положения, которое бы ясно и точно определяло отношения между крестьянами и помещиками. В 1802 г. эстляндское дворянство составило особое постановление о крестьянах, причем предполагалось учредить новые судебные места и обеспечить права собственности крестьян. 27 августа 1804 г. были высочайше утверждены новое положение об эстляндских крестьянах и устав об их повинностях. Это положение, как и лифляндское 1804 г., имело свои выгоды и невыгоды; для помещиков оно представляло такие же неудобства, как и в Лифляндии. Ввиду этих неудобств эстляндское дворянство в 1811 г. первое предложило правительству освободить крестьян от крепостной зависимости, если только будет разрешено дворянству удержать за собой владение землей на полном праве собственности. Император согласился на предложение дворянства и велел составить особую комиссию для составления нового крестьянского положения. Крестьянское положение 23 мая 1816 г., предоставлявшее эстляндским крестьянам личную свободу, но без земли, было торжественно объявлено в Ревеле 8 января 1817 г. и действует поныне. В Курляндии крестьяне всегда находились в полной зависимости от своих помещиков. Ни в орденские, ни в герцогские времена здесь не существовало никаких законоположений, которые определяли бы отношения и повинности крестьян; не было никаких преград произволу помещиков, которые имели даже уголовную расправу над крестьянами. 31 августа 1814 г. император повелел прибалтийскому генерал-губернатору маркизу Паулуччи озаботиться, чтобы и для Курляндии состоялось законоположение, ограничивающее произвол помещиков. Был образован особый комитет, который и составил проект такого законоположения, весьма похожий на лифляндское крестьянское положение 1804 г. Правительство не нашло, однако, возможным принять этот проект, так как в Курляндии надлежащей оценки крестьянских участков произведено не было. Дворянству предоставлено было (5 декабря 1816 г.) или принять незадолго перед тем утвержденное эстляндское крестьянское положение с надлежащими по местным обстоятельствам изменениями, или же составить новый проект. Дворянство постановило принять эстляндское положение с некоторыми видоизменениями, что и было утверждено 25 августа 1817 г. Закон этот действует и поныне. В июне 1818 г. на лифляндском ландтаге состоялось постановление освободить крестьян на принятых в двух соседних губерниях основаниях, и затем была избрана особая комиссия для составления проекта нового положения, получившего высочайшее утверждение 25 марта 1819 г. Все крестьянские положения П. губерний основывались на одних и тех же началах, из которых главнейшим было то, что обоюдное соглашение между помещиком и крестьянином делалось единственной основой отношений между крестьянами и помещиком и единственным способом, связывавшим труд с землей.

Война 1812 г. отчасти коснулась П. края. Французские и прусские войска в июне 1812 г. заняли Курляндию и в июле приблизились к Риге. Опасаясь осады, генерал-губернатор сделал распоряжение о сожжении рижских форштадтов. Пожар этот причинил огромные убытки жителям. Военные действия под Ригой и в ближайших к ней местностях окончились в декабре 1812 г. изгнанием неприятельских войск за пределы России. Император Николай I подтвердил права и преимущества П. края и обратил особое внимание на составление свода местных постановлений, первые две части которого были введены в действие с 1 января 1846 г. (см. Прибалтийское право). В его царствование впервые появилось православие среди туземного населения Лифляндской губернии. Движение к православию началось с 1841 г. Оно было вызвано, между прочим, крайней неудовлетворительностью быта крестьян, явившейся последствием личного, без земли, освобождения их от крепостной зависимости. Были устроены православные приходы и школы для новоприсоединившихся к православию латышей и эстов, число которых в 1846 г. превзошло 100000 душ. Изменения в крестьянском положении, направленные к улучшению быта крестьян (замена барщины оброком, запрещение произвольно присоединять крестьянские участки к мызным, разрешение крестьянам приобретать в собственность крестьянские участки), были утверждены в 1849 г. и введены в виде опыта на 6 лет. Новым крестьянским положением 1860 г. для Лифляндии, заменившем все прежние, исправлены отчасти недостатки прежних законов по устройству быта крестьян. В 1864 г. обнародована 3-я часть свода местных узаконений Остзейских губерний. В 1866 г. образовано общественное волостное управление. Преобразование городского управления, посредством повсеместного введения общего городового положения 1870 г. было совершено в 1878 г. и устранило бесчисленные жалобы на неравноправность со стороны городских обывателей, раздававшиеся с самого того времени, когда было восстановлено в 1796 г. сословное управление городами. Законом 28 мая 1880 г. предполагалось ввести в П. крае мировой суд по общерусскому образцу (с некоторыми видоизменениями), но за смертью императора Александра II закон этот не был приведен в действие. При императоре Александре III совершился в П. крае целый ряд коренных реформ, которым предшествовала ревизия сенатора Н. А. Манасеина. Закон 9 июля 1888 г. заменил прежнюю выборную дворянскую полицию полицией правительственной, на общих основаниях с центральными губерниями. Законом 9 июля 1889 г. на правительственных комиссаров по крестьянским делам возложен надзор за волостным общественным управлением и за правильным применением законов, обеспечивающих поземельное устройство крестьян и определяющих отношения их к помещикам. Тогда же распространены на П. край, с некоторыми изменениями, судебные уставы 1864 года. С 1884 г. учреждается и преобразовывается из немецких училищ целый ряд городских училищ с русским преподавательским языком. Законами 23 мая 1889 г. и 17 апреля 1890 г. введено обязательное обучение на русском языке всем предметам, кроме Закона Божия евангелическо-лютеранского исповедания, во всех мужских и женских частных учебных заведениях. К началу 1895 г. преподавание во всех частных училищах велось уже на русском языке. 19 февраля 1886 г. последовал именной указ о передаче в ведение министерства народного просвещения всех сельских евангелическо-лютеранских школ и учительских семинарий. В то же время совершалось и преобразование средних учебных заведений, в которых законом 10 апреля 1887 г. вводился повсеместно русский преподавательский язык. В Дерптском ветеринарном институте преподавание на русском языке введено еще в 1883 г.; в Юрьевском университете обязательное чтение всех лекций на русском языке (кроме богословского факультета) введено с 1895 г.; преподавание в Рижском политехническом училище на русском языке осуществляется в 1898 г. Вообще, повсеместное введение русского языка (например в городских управлениях и пр.), выразившееся, между прочим, в переименовании Дерпта в Юрьев и Динаминда в Усть-Двинск, было наиболее ярким выражением мер к обрусению края в царствование императора Александра III.

Литература. Bunge, «Liv-, Est- und Kurländische Urkundenbuch» (до 1423 г., Ревель, 1853—73); его же, «Archiv f. d. Geschichte Liv-, Est- und Kurlands» (1842—59); «Сборник материалов по истории П. края» (Рига); Форстен, «Балтийский вопрос» (СПб., 1894); его же, «Акты и письма к истории балтийского вопроса» (СПб., 1889—93); «Материалы к изучению положения крестьян в Лифляндии», издание лифляндской ландратской коллегии (Рига, 1883); Г. Пассир, «Из истории православия в П. крае» (Рига, 1892); M. Харузин, «Балтийская конституция. Историко-юридич. очерк» (М., 1888); Е. В. Чешихин, «Краткая история Прибалтийского края» (2 изд., Рига, 1894). См. ст. Библиография (III, 740—757).



  1. Население Даго показано приблизительно, так как число жителей по переписи 1897 г. обнародовано лишь по губерниям, уездам и городам.

Приложения[править]

КАРТА ЛИФЛЯНДСКОЙ И ЭСТЛЯНДСКОЙ ГУБЕРНИЙ.
КАРТА КОВЕНСКОЙ И КУРЛЯНДСКОЙ ГУБЕРНИЙ