ЭСБЕ/Призы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Призы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Праяга — Просрочка отпуска. Источник: т. XXV (1898): Праяга — Просрочка отпуска, с. 177—184 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Призы, Призовое право. Призовые суды и судопроизводство. Морской военный П. (франц. prise, от prendre, испан. presa) есть частное имущество, при известных обстоятельствах захваченное воюющими на море или в пресных водах (корабль и его груз). Призом называется также и сам акт («захват»). Он представляет остаток древнего права добычи (см.), в смягченной форме доныне сохранившегося в морской войне. О причинах этого переживания см. Собственность (частная) на войне. На связь П. с добычей указывают его названия: латинское — praeda maritima, итальянск. — preda, немец. — Seebeute (употребляемый наряду со словом «Prise»); они соответствуют нашему термину «морская военная добыча», употребляемому иногда в значении П. Действующее право отличает, однако, морскую добычу от П., добыча может иметь своим предметом только государственную собственность неприятеля (военные суда и проч.) и не нуждается в судебном решении для признания ее законности; П. касается частной собственности, притом не исключительно неприятельской, и присуждается захватчику решением особо учреждаемых с этой целью призовых судов, рассматривающих правомерность сделанного захвата. Совокупность норм, которыми руководятся призовые суды при постановлении своих решений, составляет призовое право.

Развитие призового права. Призовое право возникает не ранее конца XIII в., так как еще в середине его «над мореходцами не было ни царя, ни закона, а кто что мог захватить или увезти, то называл своим» (Матвей Парижский). Consolato del mare (см.) несколько упорядочил морскую войну, дав охрану нейтральному имуществу; относительно же неприятельского судна с неприятельским грузом он считает лишним давать указания, «так как всяк настолько умен, чтобы знать, что с ним делать». О призовых судах Consolato не упоминает, постановляя, наоборот, что захваченное на море имущество переходит в собственность капера, как только последнему удалось доставить его в безопасное место (intra praesidia). Однако уже с конца XIII в. по берегам Средиземного моря, а в XIV и XV вв. — и на севере Европы законодательная власть отдельных государств, стремясь подчинить пиратов или корсаров, услугами которых в качестве каперов пользуются воюющие стороны, определенным юридическим нормам, полагает начало призовому праву. Развитие последнего вообще тесно связано с судьбами каперства и нейтралитета. Для контроля за действиями каперов и суждения о законности сделанных ими захватов созданы были специальные органы («адмиралы» и др.); имелось в виду предупредить злоупотребления каперов по отношению к нейтральным державам, которых приходилось вознаграждать за причиненные им каперами убытки. Успехи нейтральных отражались до известной степени и на положении неприятельских судов и груза. Первый пример призовой регламентации подан был Арагонией. Устав, изданный Альфонсом III в 1288 г., запретил каперам захват неприятельских судов во время перемирия и в нейтральных водах и предписал приводить задержанные суда и грузы в тот порт, из которого каперы вышли, а местному суду — возвращать незаконно сделанные П. их прежнему владельцу; беспристрастие чиновников было гарантировано запрещением им участвовать в арматорских предприятиях, а исполнение требований устава со стороны каперов — взносом определенной суммы в обеспечение правомерности их действий. Около того же времени подобные уставы появляются и в городских общинах Италии (в 1298 г. — в Пизе, в 1319 г. — в Генуе), позднее — на северном побережье Европы: во Фландрии, в Ганзейском союзе (рецессы 1362—64 гг.) — которому пришлось выдержать упорную борьбу с пиратами (Vitalien или Victualien-Brüder), окончательно исчезнувшими лишь в XV в. (1433 г.), — в Нидерландах (1487). Во Франции призовая юрисдикция установлена в 1373 г., с учреждением должности адмирала. Ему поручен надзор за каперами, которые от него получают патенты на право каперства, обязавшись клятвой исполнять предписания устава; П. должен быть доставлен нетронутым, для удостоверения, что он действительно отнят у неприятеля; за утайку П., разграбление товаров, жестокое обращение с экипажем назначены строгие наказания, за незаконное задержание нейтральных судов — возмещение убытков; суд адмирала решал все дела о П. В Антлии призовая юрисдикция правильно организована законом 1426 г., передавшим ее Королевскому совету, канцлеру и адмиралу или его помощнику. До тех пор частные каперы находились под надзором conservatores pacis, адмирал же заведовал разделом П. между военными судами. Некоторые постановления этих уставов подтверждены и международными договорами (требование от каперов обеспечения, доставка П. в порт, из которого капер вышел, неприкосновенность П. до постановления судебного решения). С XV в. призовое право становится, таким образом, установлением международного права. Призовые суды были национальными судами капера; нейтральные державы должны были признать подсудность им всех призовых дел по правилу actor forum rei sequitur; ответчиком считался капер, и это положение создавало для него, помимо поблажек со стороны судей-соотечественников, значительное процессуальное преимущество перед потерпевшим нейтральным, выступавшим в роли истца. С конца XV в. международные договоры начинают касаться призового судопроизводства, требуя от воюющих скорого и беспристрастного суда, устанавливая срок для решения дела и сохраняя за нейтральными право апелляции. Вторая половина XVI в., XVII и XVIII вв. ознаменованы упорной борьбой между воюющими и нейтральными; последние вышли из нее победителями, заставив воюющих признать свободу неприятельского груза под нейтральным флагом и отказаться от произвольного расширения понятий блокады и контрабанды. Относящиеся к этому времени указы крайне строги к нейтральной торговле и снисходительны к каперам (см. Нейтралитет), но в них все же заметно стремление подчинить призовую практику определенным правовым нормам. В Англии в 1626 г. король поручил членам призового суда, изучив законодательство других стран, начертать законы для руководства призовых судей; это не было, однако, приведено в исполнение. Для Франции подобный свод призового права был дан в знаменитом морском ордонансе 1681 г. Он оказал огромное влияние на законодательство других стран, взявших его за образец при составлении своих морских уставов; в его нормах поэтому можно видеть общее призовое право Европы XVIII в. Ордонансом воспроизведены правила, требующие от каперов обеспечения, доставки П. в порт, из которого они вышли, и неприкосновенности П. до постановления судебного приговора; из ордонанса 1584 г. заимствовано правило, по которому нахождение П. в течение суток у капера лишало прежнего владельца его права собственности. В судопроизводстве санкционировано было явное предпочтение каперов перед владельцами задержанного имущества; оно было еще усилено указом 1705 г., возложившим на последних издержки процесса и в случае освобождения П., если только капер имел некоторое основание заподозрить судно или его груз. Форм судопроизводства договоры XVII и XVIII вв. почти не касаются. Попытка подобного рода в 1606 г. между Францией и Англией окончилась неудачей. Все внимание обращено было в это время на урегулирование вопросов о контрабанде, осмотре и конвое (см. эти слова и Нейтралитет). Призовое судопроизводство привлекло на себя внимание уже в XVIII в., когда могущество нейтральных держав усилилось и дало им возможность предъявлять воюющим свои требования в более энергической форме (вооруженные нейтралитеты 1693, 1756, 1780 и 1800 гг.). Борьба шла между континентальными державами и Англией, призовой суд которой стал крайне своеобразно и сурово толковать и применять действующее призовое право (призовой судья Дж. Марриотт). Фридрих II в виде репрессалии за захват судов прусских подданных отказался до освобождения задержанных судов уплачивать английским кредиторам проценты по Силезскому займу, считая для себя необязательными постановления английских призовых уставов и толкования международно-правовых норм английскими призовыми судами. В международных договорах конца XVIII в. отводится значительное место постановлениям относительно судебных доказательств (договоры Североамериканских Штатов с Голландией 1782 г., Пруссией — 1785 г., Англией и Францией — 1786 г.) и форм призового судопроизводства (те же договоры и договор Дании с Генуей 1789 г.; последний содержит не повторяющееся в других договорах постановление, по которому защита интересов нейтрального владельца перед призовым судом возлагается на консула и в случае противоречия между показаниями капера и нейтрального предпочтение должно быть отдаваемо последнему). Выдающееся влияние на развитие призового права в благоприятном для нейтральной торговли смысле оказывают с конца XVIII в. Соединенные Штаты Северной Америки. Они приняли от своей метрополии все институты призового права, но отвергли толкования английских призовых судов, как несогласные с международным правом. В деле реформы призового права заслуживает внимания договор, заключенный Североамериканскими Штатами в 1785 г. с Пруссией при непосредственном участии Франклина, ревностного защитника свободы морской торговли. В договоре впервые признается неприкосновенность частной собственности неприятеля на море, отменяется каперство, а конфискация военной контрабанды заменяется правом первой купли со стороны воюющего. На договоре отразились учения публицистов, пропагандировавших эти мысли с середины XVIII в. (аббат Мабли, Гюбнер). Они нашли отклик и в законодательном собрании революционной Франции, которое в 1792 г. по предложению депутата Керсэна (Kersaint) занялось вопросом об отмене каперства (декрет об этом не был приведен в исполнение) и о признании неприкосновенности частной неприятельской собственности. Последовавшие за тем войны приостановили начавшуюся реформу призового права. Крайнее напряжение, которого достигла борьба могущественнейших морских держав, Англии и Франции, в эпоху континентальной системы (см.), вызвало временную реакцию, выразившуюся в регламентах этих держав. Применение их в призовых судах выпало на долю двух замечательных юристов: в Англии — Вильяма Скотта (лорда Стауэля), с 1798 г. занявшего место Марриотта, во Франции — Порталиса (изложение и разбор мнений обоих о призовом праве см. у Каченовского, «О каперах», стр. 86—115). После Венского конгресса 1815 г. начала вооруженного нейтралитета более не оспариваются. Свободе морской торговли содействуют, кроме Североамериканских Штатов, и возникающие вновь державы Южной и Центральной Америки, вступающие в жизнь с признанием новых начал призового права. Благодаря им, главным образом, входит в употребление обычай учреждать по окончании войны особые смешанные призовые комиссии с целью уладить споры, вызываемые ошибками и пристрастием национальных призовых судов или же применением в этих судах несогласных с международным правом национальных призовых регламентов. Эти комиссии учреждаются каждый раз на основании особых соглашений (договора Североамериканских Штатов с Англией, Францией, Голландией, Данией, Португалией, Швецией и Неаполем; Бразилии — с Францией и Англией и др.) и являются как бы высшей (международной) инстанцией для призовой юрисдикции (национальной), но имеют чисто дипломатический характер и не могут считаться учреждениями судебными. Последним актом развития призового права можно считать Парижскую декларацию о морском праве 1856 г., отменившую уже вышедшее фактически из употребления каперство и подтвердившую начала вооруженного нейтралитета. Новейшие попытки реформ направлены к признанию неприкосновенности частной собственности в морской войне, к более точному определению предметов военной контрабанды и к более совершенной организации призовых судов.

Русское законодательство о П. Став с начала XVIII в. морской державой, Россия умеренно пользовалась правами воюющего, а в качестве нейтральной много содействовала развитию свободы морской торговли (см. Вооруженный нейтралитет). Вопросы призового права впервые возникли для нее во время Северной войны. Декларация 1716 г. обещала нейтральным такое же положение, какое им предоставлено будет Швецией. Но уже в 1719 г. ввиду строгих мер Швеции по отношению к нейтральной торговле и «для показания всему свету нашей умеренности» торговля со шведскими портами объявлена свободной, за исключением лишь военной контрабанды; каперам велено суда с контрабандой «в наши пристани приводить и по суду яко добрые П. декларовать». Морской устав 1720 г. содержит уже некоторые правила о П. — процедуру ареста, определение вознаграждения и раздел П. между участниками экспедиции; отдавшихся в плен запрещается лишать жизни. Правила морского устава дополнены в 1722 г. новыми постановлениями в «Регламенте о управлении адмиралтейства и верфи» и в морском уставе (часть II). Каспийское море после нескольких лет призовой практики в 1730 г. объявлено вполне свободным для торговли. «Регламент адмиралтейства и флота» 1765 г. содержит правила для рассмотрения и решения в адмиралтейств-коллегии дел о призах, в общем подтверждающие Петровские постановления. В 1787 г. изданы «Правила для партикулярных корсеров», усвоившие себе уже начала вооруженного нейтралитета 1780 г.; она либеральнее других современных им призовых регламентов. Правила созданы были ввиду войны с Турцией для каперов на Средиземном море (греков); призовым судом была особая комиссия при русском флоте, а до ее прибытия — дипломатические агенты России в Венеции и Неаполе, куда и должны были доставляться П. Апелляционной инстанцией был императорский двор. В 1806 г. появились новые правила о П., дополненные в 1819 г.; они имели в виду, главным образом, решение вопросов о вознаграждении каперов и неосновательно потерпевших владельцев. При составлении Свода Законов правила о П. попали в т. XI ч. II и остались там и во 2-м издании, но из третьего исключены ввиду появления перед тем Парижской декларации, отменившей каперство, для которого упомянутые правила были созданы. Их заменил изданный в 1869 г. «свод правил о морских П. и репризах», представляющий наш первый сравнительно полный призовой устав. Он не содержал, однако, постановлений о призовом судоустройстве и судопроизводстве и не касался вопроса о разделе П., ввиду чего уже в 1871 г. образована была комиссия для составления нового призового устава. Ныне действующее «Положение о морских П.», высочайше утвержденное 27 марта 1895 г., обнимает все призовое право и по своей полноте является лучшим из существующих призовых регламентов: влияние преобразовательных течений, получивших выражение в работах института международного права, уже заметно в «Положении».

Источники действующего призового права: 1) международные — а) обычай и b) договоры, и 2) национальные — а) внутреннее законодательство и b) судебная практика. Международный обычай выработал известные нормы призового права, но они не всегда могут быть точно констатированы и обладают большой растяжимостью. Ввиду этого каждая держава, желая обеспечить свою морскую торговлю от всяких случайностей во время войны, вступает с другими в договорные соглашения, точнее формулирующие обычное международное право или устанавливающие новые нормы, обязательные только для сторон. Подобные договора заключаются всеми морскими державами. По содержанию своему они значительно сходны между собой, причем одинаковые постановления их свидетельствуют о действующем международном обычае, уклонения же от них — о зарождающемся новом праве или о переживаниях исчезающего старого права. К соглашениям более общим могут быть отнесены договора вооруженных нейтралитетов 1780 и 1800 гг. и особенно Парижская декларация 1856 г., представляющая зародыш, из которого может развиться международная кодификация всего призового права. Пока этого нет, отдельные государства самостоятельно вырабатывают и издают для руководства своих флотов и призовых судов особые призовые уставы или регламенты. Некоторые из них регулируют только призовые судоустройство и судопроизводство, оставляя без внимания материальное право (турецкий — 1877 г., японский — 1894 г.), причем встречаются и совершенно устарелые уставы: шведский — 1808 г., голландский — 1818 и 1838 гг., греческий — 1829 г. Призовое право других держав представляет ряд отдельных, в разное время изданных актов: в Испании морской устав 1748 г., каперский — 1801 г. и целый ряд последующих королевских указов, в особенности указы 1867 и 1898 гг.; во Франции — ордонанс 1681 г., уставы 1778 г. о правах нейтральных и об организации призовых судов, декреты VIII (1800) и XI (1803) гг., закон 1849 г. и новые декреты 1854, 1859, 1861 и 1870 гг.; в Австрии — императорские и министерские указы 1859, 1864 и 1866 гг.; в Североамериканских Соединенных Штатах — ряд актов 1862—64 гг.; в Италии — морской свод 1865 г. и указ 1866 г.; в Дании — акты 13 и 16 февраля 1864 г. Полнотой и систематичностью отличается призовое законодательство Германии и призовой регламент Пруссии 1864 г. и имперский закон 1884 г., Англии — Act for regulating Naval Prize of war 1864 г. с дополнениями 1874 г., России — Положение о морских П. 1895 г. За исключением трех последних уставов, все остальные издавались по случаю войны и вырабатывались спешно. Одинаковое с законодательными актами значение имеет и практика призовых судов, устанавливающая прецеденты, которыми суды руководствуются при постановке своих решений, но обязательная для других государств лишь в той мере, в какой она не противоречит постановлениям международного права. Своеобразную систему призовой практики, значительно окрашенную национальным элементом, создали английские призовые судьи; особый авторитет приобрели приговоры Леолайна Дженкинса (Leoline Jenkins, XVIII в.), Дж. Марриотта (J. Marriott, XVIII в.) и Вильяма Скотта, впоследствии лорда Стауэля (W. Scott, lord Stowell, XIX в.). Судебная практика играет значительную роль также в Североамериканских Штатах (призовые судьи Стори и Кент), отчасти во Франции.

Основания современного призового права. I. Субъектом, управомоченным делать П., является воюющее государство, которое поручает это дело своему военному флоту; от передачи этого права частным лицам и торговому флоту (арматорам, каперам) большинство морских держав формально отказалось Парижской декларацией 1856 г. (см. Капер), но в виде исключения судам торгового флота разрешается делать П. в случае нападения на них со стороны неприятельских или подозрительных судов и при оказании помощи подвергшимся нападению отечественным или союзническим судам. Добровольный флот признается составной частью военного флота. II. Объект призового права. Задержанию и конфискации в качестве правомерного П. («bonne prise») подлежит, прежде всего, неприятельское судно и его груз, за исключением предметов, предназначенных для употребления команды и пассажиров и принадлежащих нейтральной державе и ее подданным и не представляющих военной контрабанды. Особыми соглашениями может быть признана неприкосновенность неприятельского судна и груза, которые в этом случае приравниваются к нейтральному имуществу (договор Италии с Североамер. Штатами 1871 г.); итальянское законодательство признает неприкосновенность их под условием взаимности, русское — предусматривает возможность взаимности, но не делает ее для правительства обязательной. К нейтральным приравниваются обыкновенно суда: a) почтовые, b) рыболовные, исключая суда, занятые крупным промыслом в открытом море, c) потерпевшие крушение или покинутые командой, d) снаряженные для научных экспедиций, e) на основании дополнительных к Женевской конвенции постановлений 1868 г. — санитарные суда, служащие для перевозки больных и раненых воинов. Нейтральное судно подлежит конфискации в случае: a) нарушения блокады, о существовании которой шкипер знал, b) сопротивления вооруженной силой осмотру, обыску и задержанию, c) участия в военных операциях противника, d) провоза военной контрабанды в известном количестве (по нашему Положению о П. — когда контрабанда составляет более половины груза, и безотносительно — при провозе военной команды, огнестрельных снарядов или припасов). Что касается самого груза на задержанном нейтральном корабле, то предметы военной контрабанды всегда конфискуются, прочий же груз — лишь в случаях a, b и c, и то под условием, что собственником его является неприятель или же лицо, причастное к нарушению, влекущему за собой конфискацию судна. Ввиду неодинакового юридического положения судов неприятельского и нейтрального для воюющих весьма важно констатировать национальность судна; она определяется по законам государства, под флагом которого судно плавает (см. Корабль). В прежнее время законным П. считались также суда, корабельные бумаги которых оказывались подделанными, уничтоженными или брошенными в море; теперь такие суда задерживаются лишь в качестве подозрительных до выяснения дела и немедленно освобождаются, как только следствием подозрение устранено. Особыми нормами регулируется положение отбитого у неприятеля приза (см. Реприз). III. Время и место П. Призы могут быть делаемы с момента объявления войны до заключения мира. Практиковавшееся прежде эмбарго — арест неприятельских судов, оказавшихся в момент объявления войны в портах противника, — более уже не применяется: судам дается срок для окончания их операций и выхода в море («индульт» — от 3 до 6 недель). Не подлежат также аресту суда, вышедшие из гавани до объявления войны, следовательно, не имевшие возможность узнать о нем; но этой практики держатся не все морские державы. Перемирие приостанавливает действие призового права. Местом взятия П. служат территориальные воды воюющих и открытое море. П. сделанные в водах, принадлежащих нейтральной державе или замиренных международным соглашением («нейтрализованных»), освобождаются по требованию нейтральной или участвовавшей в соглашении державы (наше Положение о П. устанавливает годичный срок для предъявления требования; по истечении его П. конфискуется в пользу казны). Относительно задержания имущества неприятеля на берегу и с берега соблюдаются особые правила. IV. Условия и порядок задержания («saisie»). Задержанию судна обязательно предшествует остановка и осмотр его с целью констатировать его национальность и характер его груза (см. Осмотр кораблей). Если после осмотра судно или груз оказываются подлежащими захвату, они задерживаются и о причинах задержания составляется протокол. Вместе с судном задерживается и часть экипажа, показания которой могут быть необходимы для выяснения дела перед судом; но в положение военнопленных попадают только лица, принадлежащие к составу неприятельского войска. Оказавшиеся на судне корабельные бумаги подвергаются описи и опечатыванию. При всех этих действиях могут присутствовать, делать свои замечания и прилагать свои печати к протоколу шкипер, собственники или их поверенные. В чрезвычайных случаях, когда охранение задержанного судна окажется невозможным вследствие дурного его состояния или крайней малоценности, опасности отбития его неприятелем или значительной отдаленности или блокады портов, а также опасности, угрожающей задержавшему судну или успеху его операций, — морскому начальнику дозволяется, под личной ответственностью, сжечь или потопить задержанное судно, предварительно сняв с него людей и, по возможности, находящийся на нем груз; документы и предметы, необходимые для выяснения дела, должны быть сохранены. Выкуп призов до суда их прежними владельцами, дозволенный международным правом, вышел из употребления; некоторые законодательства (русское, английское) запретили его еще в конце XVIII в. Задержанное судно и груз отводятся в ближайший отечественный порт, в порт союзника или к отечественному флоту и передаются местному морскому (портовому, таможенному и т. п.) начальству; только в случае бури или другой крайней необходимости разрешается временно укрыться в нейтральном порту. О приводе их немедленно извещается ближайший П. суд, в распоряжение которого передаются задержанный экипаж и документы. Подробные правила о порядке задержания излагаются в особых инструкциях, в России издаваемых с утверждения адмиралтейств-совета.

Призовые суды и судопроизводство. В отличие от добычи П. становятся собственностью захватившего их не иначе, как по судебному приговору. Ни привод их в безопасное место (правило Consolato del mare), ни суточное владение ими (практика XVI—XVIII вв.) не лишает по действующему праву прежнего владельца его прав собственности; захвативший П. является лишь держателем, фактическим владельцем, имеющим надежду на превращение этого владения в право собственности. Превращение совершается в силу судебного приговора, констатирующего, что захват был сделан согласно нормам права войны (и нейтралитета). Это участие суда выгодно отличает морскую войну от сухопутной, где частное имущество захватывается помимо суда, в форме реквизиций и контрибуций, хотя в принципе его неприкосновенность получила всеобщее признание, какого еще не дано относительно морской войны. Призовые суды имеют целью установить юридический контроль над действиями тех лиц, которым воюющее государство передало выполнение принадлежащего ему права на захват П., вследствие чего они учреждаются этим государством и действуют от его имени. Национальные по своему составу, призовые суды должны, однако, руководствоваться при решении дел не только национальными законами, но и международным правом. За нарушение последнего в призовых судах отвечает учредившее их государство. Этим обстоятельством объясняется как своеобразный судебно-административный характер большинства призовых судов, так равно и желание, все чаще в наше время высказываемое, превратить призовые суды из национальных в международные. По действующему праву призовые суды учреждаются воюющими державами на собственной территории или у союзника, но отнюдь не на нейтральной земле, как это имело место до начала XIX в. Они функционируют, пока продолжается война; мирный договор обыкновенно определяет освобождение всех П., относительно которых приговор еще не состоялся (см. Постлиминий). Организация призового суда зависит всецело от законодательной власти воюющей державы и потому значительно отличается по государствам: в одних — состав его исключительно судебный, в других — судебный элемент смешан с административным с преобладанием того или другого. Судебную организацию в чистом виде имеют только суды Англии, Североамериканских Штатов и Голландии; администрация преобладает в судах Испании, Италии и Франции; в судах других стран элементы административный и судебный более или менее уравновешены. Общей чертой организации призовых судов является существование двух инстанций, причем нередко преобладание административного элемента в первой (низшей) инстанции умеряется преобладанием судебного во второй (высшей), как в Австрии, Пруссии, или наоборот, как в Дании и Японии. В России призовые суды организованы с преобладанием администрации. Положение о призах учреждает в качестве первой инстанции призовые суды флагманские (организуются при флоте флагманом, из 4 офицеров, под председательством командира эскадры или отряда; обязанности прокурора исполняет чиновник по судебной части) и портовые (председатель назначается государем из лиц военно-морского судебного ведомства; к нему присоединяются 2 члена от морского ведомства, 2 — по назначению министра юстиции «из членов судебного ведомства, ознакомившихся на практике с торговым правом и судопроизводством», и 1 — из чинов министерства иностранных дел; морской министр назначает, кроме того, прокурора и секретаря). В стране союзника призовые суды организуются по особому соглашению между правительствами. Высший призовой суд образуется присоединением к составу адмиралтейств-совета двух сенаторов 4-го или гражданского кассационного департамента и одного чиновника министерства иностранных дел; обязанности прокурора возлагаются на юрисконсульта морского министерства. Призовое судопроизводство, как и судоустройство, определяется законодательством отдельных государств совершенно независимо. Обычаем выработаны, однако, некоторые общие черты. Судопроизводство имеет суммарный характер. Следствие производится членами призового суда или морским или портовым начальством на основании корабельных бумаг, протоколов и описей, составленных при задержании, а также допроса шкипера и команды судна, осмотра задержанного имущества и исследования его при помощи экспертов. Состязательное начало в призовом процессе многими законодательствами не признается. Задержание судна предполагается правомерным, и прежние его владельцы должны доказать противное. Средства доказательства призовые уставы часто ограничивают корабельными бумагами, бывшими на судне в момент его задержания. Наше Положение о П. допускает собирание дополнительных доказательств и допрос свидетелей, выставленных сторонами. «Сторонам предоставляется: 1) присутствовать при всех действиях призового суда и представлять свод объяснения, 2) представлять доказательства и предъявлять вопросы допрашиваемым лицам, 3) предъявлять устно и письменно относящиеся к делу просьбы и заявления, 4) рассматривать подлинное по делу производство и получать из него копии». При задержании судов нейтральной или спорной национальности (но только не за провоз контрабанды), в случае отсутствия собственников, делается вызов их посредством публикации; срок явки — от 1 до 4 месяцев. Ведомству призовых судов подлежат дела: a) о конфискации или освобождении задержанных судов и грузов, b) о возмещении убытков, происшедших вследствие задержания, истребления, гибели или повреждения их, c) об определении суммы призового вознаграждения торговым судам за задержание неприятельских судов и грузов (вознаграждение военных судов определяется особыми комиссиями и адмиралтейств-советом) и d) о репризах. Русские флагманские суды признаются компетентными только в делах о конфискации или освобождении П. и в делах о репризах, но в обоих случаях только тогда, когда прежние собственники находятся налицо; неподсудные флагманскому призовому суду дела передаются портовому. Конфискованное имущество составляет достояние государства; каптор получает определенное призовое вознаграждение. У нас военным судам выдается за задержанное военное судно от 1/2 до 3/4, за торговое — от 3/4 до полной стоимости П., смотря по тому, взято ли оно без боя или с боя; торговым судам выдается вся стоимость П.; особые правила регулируют распределение призового вознаграждения между участниками: лицами экипажа — на военном судне, собственниками и командой — на торговом. Освобожденный П. возвращается прежним владельцам (если П. был продан или освобожден под залог, то возвращается полученная сумма, если истреблен — стоимость его по оценке); они вправе требовать также возмещения убытков, причиненных задержанием, если последнее совершено без достаточного повода или с нарушением требуемых условий, равно и вознаграждение за повреждение, происшедшее по вине каптора. На решение призового суда первой инстанции может быть подана апелляционная жалоба (по нашему положению — в месячный срок), но приговор обыкновенно приводится в исполнение под условием внесения соответственного залога (у нас — только приговор об освобождении П., исполнение же приговора о конфискации приостанавливается до разрешения апелляционной жалобы). Решение высшего призового суда обжалованию не подлежит, но оно может быть опротестовано дипломатическим путем. Приговоры законно учрежденных призовых судов признаются всеми державами, которые поэтому не закрывают своей территории для продажи П., конфискованных по судебному приговору. В случае отбития неприятелем уже присужденного П. он рассматривается как новый П. (см. Реприз). Необходимость коренной реформы призовых судов не подлежит сомнению. При нынешнем их устройстве воюющая держава является судьей в своем собственном деле; даже полная свобода судей от правительственного давления не освобождает призовой суд от этого упрека, так как на суде отражаются национальные страсти (английские призовые судьи). Критику призовой юрисдикции предпринял еще в середине XVIII в. известный защитник прав нейтральной торговли Мартин Гюбнер (Hübner), рекомендовавший передачу всех призовых дел, в которых затронуты интересы нейтральных, на рассмотрение особых смешанных призовых комиссий международного характера. Такие комиссии существовали в его время для улаживания споров по поводу решений, уже постановленных призовыми судами. Несколько позже Галиани выступил с требованием суда по национальности не каптора, а задержанного нейтрального судна. Это была бы мера, противоположная действующей системе, но столь же несправедливая: вместо воюющего нейтральное государство сделалось бы судьей и стороной в собственном деле. Значительное большинство писателей продолжало ввиду практических соображений (трудность судить каптора не в его отечестве и связанное с этим затруднение при исполнении судебного приговора) отстаивать национальный суд воюющей державы. Только в самое последнее время мысль Гюбнера снова получила могущественную поддержку со стороны института международного права. Занявшись еще с 1874 г. вопросом о частной собственности в морской войне, институт вследствие докладов Вестлэка в 1875 г. и Бульмеринга в 1877 г. учредил в своей среде особую комиссию для изучения призового права. Обстоятельный проект призового устава, выработанный Бульмерингом, рассматривался институтом на Туринской (1882), Мюнхенской (1883) и Гейдельбергской (1887) сессиях. Бульмеринг предлагал учреждение на нейтральной территории (Бельгии) международных призовых судов 1-й и 2-й инстанции из независимых судей, назначаемых нейтральными государствами, не участвующими в деле в качестве сторон; институт изменил проект в том смысле, чтобы суды 1-й инстанции оставались по-прежнему национальными (согласно проекту Вестлэка). Призовое судопроизводство в регламенте института тоже преобразовано в духе современных процессуальных требований. Вообще, призовой устав института представляет замечательную попытку кодификации всего призового права. Он может служить для отдельных государств образцом при выработке ими своих призовых регламентов, хотя начала, на которых он построен, значительно отступают от действующей призовой практики. Этим объясняется, почему ни одна из держав, на усмотрение которых институт передал свой проект, не выразила готовности принять его и дать ему законодательную санкцию. Принятию его должны предшествовать частичные реформы по отдельным вопросам призового права.

Литература. Hugo Grotius, «De jure praedae» (Гаага, 1868); Hübner, «De la saisie des bâtimens neutres» (Гаага, 1759); G. F. Martens, «Essai concernant les armateurs, les prises et surtout les reprises» (Геттинген, 1795); Каченовский, «О каперах и призовом судопроизводстве» (М., 1855; англ. перевод «Prize Law», Л., 1867); Bluntschli, «Das Beuterecht im Kriege und das Seebeuterecht insbesondere» (Нёрдл., 1878); Paternostro, «Delle prede, delle riprede e dei giudizii relativi» (Неаполь, 1879); de Boeck, «De la propriété privée ennemie sous pavillon ennemi» (П., 1882; лучшее из новых сочинений, но не касается нейтральных П.); Diena, «I tribunali delle prede belliche e il loro avvenire» (Турин, 1896); Rettich, «Prisenrecht und Flussschiffahrt» (Гамбург, 1892). Призовая практика отдельных государств собрана в обширном докладе институту: Bulmerincq, «Commission des prises maritimes» (Гент, 1880; из «Revue de droit internat.», т. X—XIII). Призовая практика Англии: Holland, «A Manual of Naval Prize Law» (Л., 1888): Wynné «The Life of Sir Leoline Jenkins» (Л., 1724); Robinson, «Reports of cases… in the High-Court of Admiralty» (Л., с 1800 г. — решения В. Скотта); Marriott, «Mémoire justificatif» (Л., 1802); Stewart, «Reports of cases… in the Court of Vice Admiralty in Nova Scotia» (Л., 1814); Tr. Twiss, «The Black Book of the Admiralty» (Л., 1870). Призовая практика Франции: Valin, «Traité des prises» (Ларошель, 3 изд., 1780), и «Commentaire sur l’Ordonnance de 1681» (там же, 1766); Le Beau, «Nouveau code des prises» (П., 1799); Pistoy et Duverdy, «Traité des prises maritimes» (П., 1859, 2 изд.); Delalande, «Des prises maritimes» (П., 1875); Barboux, «Jurisprudence du Conseil des prises pendant la guerre de 1870—71» (П., 1872); Wollheim da Fonseca, «Der deutsche Seebandel und die französischen Prisengerichte» Б., 1873). Испании: d’Abreu, «Traité juridico-politique des prises maritimes» (П., 1758); Negrin, «Tratado elemental de derecho maritimo» (Мадрид, 1873); Perez y Oliva, «Prezas maritimas» (Мадрид, 1887); Galiano, «Exercice du droit de visite etc.» («Journ. de droit int. privé», 1898). Североамериканских Штатов: Abbott, «A Digest of decisions of the various courts within the United States» (т. XI, Бостон, 1876); Bancroft-Davis, «Les Tribunaux des prises des Etats Unis» (П., 1878); «Reports» Howard’a, Wheaton’a и Peter’a. Италии: Pierantoni, «Sur les prises maritimes d’après l’ecole et la législation italienne» (в «Revue de droit intern.», т. VII, 1875). О работах института международного права — «Annuaire de l’Institut de Droit International» за 1882, 1883 и 1887 гг. См. также литературу при ст. Нейтралитет, Капер, Право войны.

Вл. Грабарь.