ЭСБЕ/Приисковые рабочие

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Приисковые рабочие
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Праяга — Просрочка отпуска. Источник: т. XXV (1898): Праяга — Просрочка отпуска, с. 298—303 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Приисковые рабочие. — В противоположность другим горным промыслам, где рабочими состояли крепостные и ссыльнопоселенцы, приписанные к заводам или промыслам, на золотых приисках в Сибири с самого начала частной золотопромышленности (1820 и 30-е года) большинство рабочих состояло из вольных бродяг, которые являлись весьма неудобным для содержателей промыслов элементом и часто бросали работу в самое горячее время. Это вызывало со стороны заводчиков и золотопромышленников ряд ходатайств о введении для ссыльнопоселенцев обязательного труда на золотых промыслах и массу проектов переселения для этой цели крестьян из Европейской России. Правительство решило, однако, не переселять крепостных в Сибирь, и только часть проектов получила осуществление в виде посылки на промыслы недоимщиков и ссыльнопоселенцев некоторых округов Сибири. До издания положения о частной золотопромышленности в Сибири 1838 г. наем рабочих на частных золотых промыслах производился на основании положения 1822 г. о разборе исков по обязательствам, заключаемым между сибирскими обывателями разных сословий. По этому положению срок найма не мог быть более 1 года; задаток не мог превышать размера годовой платы; если работник оставался должным хозяину более 5 руб., то этот долг не подлежал взысканию, так как по общим законам крестьянам воспрещалось без разрешения их начальства верить более, чем на 5 руб.; малолетних детей и приемышей (менее 17 лет) отцы и матери хотя и могли отдавать в легкую работу, но не иначе, как с дозволения волостного правления или родового начальства и не более, как на один год. Наем словесный, без явки, не запрещался, но условия о нем не подлежали никакому судебному разбирательству и в случае неисполнения договоров полиции строго воспрещались принудительные меры. Наем рабочих начинался с ноября и производился в течение всей зимы в деревнях Енисейской и Томской губ., но преимущественно в Томске и с. Кийском (нынешний гор. Мариинск). Работы начинались обыкновенно с 1 мая или конца апреля, когда стает снег; сроком окончания работ назначалось 1-е, иногда даже 15 окт.; но работать до этого последнего срока, ввиду суровости сибирской зимы, оказывалось нередко весьма трудным; на некоторых приисках, впрочем, были устроены теплые зимние промывальни и работа продолжалась целый год. По некоторым договорам праздничные дни оставались свободными, кроме экстренных случаев (укрепления плотин, орт, шурфов, устройства водопровода, отливки воды и проч.); по другим договорам, рабочие обязывались работать во всякое время, не исключая воскресных и праздничных дней. Выходить на работу рабочие должны были не позднее 4—5 час. и оканчивать ее при закате солнца; за обедом и после него полагалось отдыха один час. Для рабочих, занимавшихся добычею и промывкою золотоносного песка, назначался урок; по окончании урока рабочие могли заняться так называемою «старательскою» работою, за особую плату; впрочем, дозволение старательской работы по окончании урока и по праздникам зависело от золотопромышленников. Так как старательские работы, оплачивавшиеся гораздо лучше обыкновенных, составили главную приманку на приисках и из-за одного жалованья в 10—15 руб. асс. никто не стал бы забираться в таежную глубь, то притеснение хозяевами «стараний» часто бывало поводом к волнениям рабочих. Жилища рабочих на приисках строились ими самими, для чего по приходе им давалось несколько дней; пищу рабочие получали от хозяев, количество ее определялось контрактами; одежду (армяки, кафтаны, полушубки и проч.) и все остальные необходимые им вещи (сапоги, рукавицы, холст и т. п.) рабочие получали в счет платы из П. амбаров. Ввоз вина и спиртных напитков был воспрещен. Вследствие частого нарушения контрактов со стороны хозяев, а также суровых условий контрактов, у приисковых рабочих было немало серьезных причин для недовольства; их или заставляли оставаться на работе поздней осенью, так что могло явиться опасение, удастся ли благополучно добраться до дому, — или прииск был беден золотом, или при отводе мест для старательских работ совершались несправедливости, или плохо кормили, цены в П. амбаре были слишком высоки, или, наконец, управляющие жестоко обращались с рабочими и т. п. Недовольство П. рабочих проявлялось двумя способами: побегами и волнениями. Бежало рабочих в 1834—35 гг. в Томской губ. 6—7% всего числа явившихся на работу; в 1834 г. из 4972 рабочих бежало 349, а в 1835 г. из 6017 — 344 чел.; по отдельным приискам число бежавших колебалось между 2 и 52%. Ввиду значительных побегов рабочих в 1834 г., по большому Сибирскому тракту от Томска к границам Енисейской губ. и около золотых промыслов, были расположены 5 эскадронов казаков, а в 1835 г. один эскадрон был поставлен в селах Кийском и Тисульском; в 1836 г. генерал-губернатор Зап. Сибири предписал, чтобы в половине мая было командировано 200 сибирских казаков для охранения частных промыслов Томской губ. В конце 1836 г. генерал-губернатор Восточной Сибири в сообщении министру финансов указывал, что на золотых приисках работа производится ссыльными, собирающимися в количестве многих тысяч человек, и признавал, что необходимо иметь войско в центре этого сборища для предупреждения беспорядков; вследствие этого был послан из Зап. Сибири в Красноярск отряд казаков в 200 человек. По возвращении из приисков рабочие в первой деревне предавались отчаянному кутежу, сплошь и рядом истрачивая большую часть своего заработка. В 1838 г. было издано «Положение о частной золотопромышленности на казенных землях в Сибири», на основании которого никто не мог наняться к золотопромышленнику без надлежащего паспорта; ссыльнопоселенцы, не получившие еще звания мещан или крестьян, отпускались на золотые прииски с особыми билетами сроком не более, как на один год. Наем мог быть явочный и без явки, последний, в случае неустойки, не подлежал никакому разбирательству со стороны правительства. Срок осенней промывки золота, ввиду суровости климата, определен по 10 сентября, а дальнейшую промывку дозволялось производить только в теплых промывальнях; установлен maximum рабочих часов для урочных работ (15 часов, со включением времени на обеденный отдых); воспрещены обязательные работы по воскресеньям и в большие праздники. Срок найма не мог быть долее года; задаток не должен был превышать всей платы по договору, а задатки ссыльнопоселенцев не могли превышать 25 руб. асс. По прибытии на место работ каждый рабочий получал расчетный лист. Рабочие делились на артели, со старостой во главе и двумя выборными. При окончании работ пятая часть наемной платы, следовавшей ссыльнопоселенцам, подлежала выдаче на руки старосты. После расчета рабочим предписывалось безостановочно следовать в места их жительства артелями; по главным путям следования рабочих располагались казачьи команды. В 1840 г. была открыта северная система золотых промыслов Енисейского округа, а затем началась добыча золота в Верхнеудинском и Олекминском округах. Рабочих числилось: в 1848 г. в заведовании Алтайского горного правления — 5801 человек, на приисках Восточной Сибири — 18582, а всего в Сибири — 24383 человека (по частным данным, число рабочих доходило в том году до 27000). В числе П. рабочих преобладающим элементом были ссыльнопоселенцы (до 72—73%); слухи о больших заработках на сибирских промыслах привлекали туда рабочих и из Европейской России, главным образом из Нижегородской губернии, вследствие чего всех П. рабочих из Европейской России стали называть «нижегородами». Жалованье рабочих за урочную работу в то время в Западной Сибири было не более 8—12 руб. ассигнациями в месяц (2 руб. 29 коп. — 3 руб. 43 коп. серебром); крестьяне нижегороды зарабатывали в день 50—60 коп. серебром. В Восточной Сибири чернорабочие, вскрывавшие торф, получали 10—11 руб. ассигнациями, забойщики в разрезе — 15 руб., шурфовщики — 30 руб. Цеховые мастеровые получали: плотники — 40—50 руб., кузнецы — 30—35 руб., конюхи первого разряда — от 35 до 100 руб. Большинство рабочих, занимаясь простыми горными работами, получало низшую норму вознаграждения. Месячная плата полагалась за 30 рабочих дней; дополнением к жалованью служил заработок от старательских работ, который также не был велик, за редкими исключениями. Весь обычный годовой заработок рабочего колебался в 40-х годах между 100 и 350 руб. ассигнациями (28—100 руб. серебром). По прибытии на прииск рабочим давалось до 3-х дней для сооружения себе жилищ; помещения срубались кое-как, наскоро; теснота их, темнота и нечистота способствовали развитию болезней, особенно цинги. Пища была большей частью хорошая. Продажа вина была запрещена ближе 50 верст от золотых промыслов, но вследствие тяжелой П. работы рабочие чувствовали настоятельную потребность в вине, и на некоторых приисках раздавались в известные дни порции вина. На забираемую рабочими из П. амбаров одежду и обувь в 1841 г. в Западной Сибири была утверждена такса. Относительно лечения заболевших рабочих постановлялось в контрактах большей частью, что за него никакой платы не полагалось; жалованья во время болезни рабочим нигде не платили. Между тем, вследствие тяжелых условий П. труда рабочие очень часто заболевали, в особенности горячкой и цингой. Больные помещались на главных промыслах в лазаретах, в прочих местах — в избушках; в 1848 г. на 45 промыслах Енисейской системы было 35 госпиталей, с 647 кроватями, при 15475 рабочих, т. е. одна кровать приходилась на 28 рабочих. Бегство рабочих продолжалось и в 40-х годах, хотя и в меньшем размере, чем раньше: в 1842 г. с приисков Енисейского, Канского и Нижнеудинского округов из 11000 рабочих бежало 290 человек (2,6%). Волнения рабочих бывали редко: сильные волнения были в 1842 г. В 1843 г. постановлено было судить рабочих из ссыльнопоселенцев военным судом за преступления, за которые они должны подвергнуться торговой казни. В 1848 г. для предупреждения грабежей, убийств и вообще беспорядков со стороны рабочих, возвращающихся с золотых приисков, генерал-губернатор Восточной Сибири признал необходимым разделять рабочих на партии и препровождать каждую под надзором особой команды казаков, приняв меры, чтобы при проходе рабочих не было продажи вина. Пьянство продолжалось, однако, в прежних размерах: в первом кабаке прокучивался иногда весь годовой заработок. В 50-х годах ручной труд на приисках мало-помалу заменяется для перевозки турфа и песков лошадиной силой, а при промывке золота начинают преобладать более или менее усовершенствованные машины и механические снаряды. Число рабочих при этом хотя и увеличилось, но вместе с тем увеличилась и интенсивность труда, рабочий день удлинился, цена труда понизилась. В 1851 г. П. рабочих в Западной Сибири было 3510, в Восточной — 31920; в 1858 г. на одних промыслах Восточной Сибири работало 34960 человек. Число рабочих из ссыльнопоселенцев стало быстро уменьшаться: с 68% всех рабочих в 1847 г. оно дошло до 53% в 1850 г.; число рабочих из великороссийских губерний и особенно из помещичьих крестьян, напротив, ежегодно увеличивалось. С введением машин сверхурочные старательские работы становятся для золотопромышленников крайне невыгодными: все дорогостоящее устройство оставалось во время старательской работы без всякой пользы, ибо рабочий промывал пески не на машине, а каждый отдельно, где-нибудь на вашгерде, или небольшой артелью на бутарке; в некоторых местах артели рабочих завели лошадей. Ввиду того, что рабочие, получая меньшие заработки сравнительно с прежними, неохотно выходили на старание, иные промысловые управления предложили выработку полуторных уроков, с тем, что плата за лишние пол-урока выдавалась в повышенном размере. Эта последняя система с течением времени была введена на всех промыслах Восточной Сибири; вместе с тем старательские работы постепенно делаются обязательными не только по будням по окончании урочной работы, но и по праздникам и воскресным дням; в последние дни рабочие обязывались работать не полуторный, а обыкновенный урок. Заработок П. рабочих в это время колебался между 44 и 71 руб. серебром за операционный период (в южной части Енисейского округа); в это число входит и заработок на старательских работах, равнявшийся 43—55% общего заработка. Положение рабочих во время производства работ продолжало оставаться печальным. Произвол хозяев и управляющих в наложении взысканий и вычетов за различные проступки рабочих ничем не был ограничен. Вследствие того, что многие рабочие при расчете оставались должными золотопромышленникам, было сделано в 1853 г. распоряжение, чтобы рабочим, которые не отработали занятых у промышленника денег (по причине болезни, неявки на промыслы или побега с них), если забор деньгами и вещами не превышал их годовой платы, не было даваемо дозволения для найма к другим промышленникам, пока они не отработают или не заплатят долга прежним хозяевам. В 60-х годах число рабочих на сибирских приисках несколько уменьшилось и равнялось 29000 человек; это уменьшение может быть объяснено улучшением техники промывки золота. В то же время замечается измельчание промысла на большинстве золотоносных систем: в 50-х годах на один промысел приходилось в среднем 131 человек рабочих, в 60-х годах — всего 66. На многих системах содержание золота в песке стало быстро оскудевать; хозяйские работы с общеконтрактными рабочими, состоящими на хозяйском содержании, часто являются невыгодными, и вместо них на многих промыслах образуются артели старателей-золотничников на своем содержании, получающие вознаграждение с золотника золота. Такие старатели в 1869 году составляли в Енисейском округе почти 15% всех рабочих. Вознаграждение рабочих в это время, по крайней мере на некоторых промыслах, было несколько выше, чем в предшествующее время; чернорабочие обыкновенно получали 3 руб. в месяц; плата рабочих в поисковых партиях колебалась между 5 и 20 руб. Выше было вознаграждение рабочих, нанимавшихся артелями исключительно на выработку торфа или на плотничные работы (так называемых отрядных или подрядных рабочих); на таких рабочих приходилось в среднем в будни — 43 коп., в праздники — по 1 руб. 9 коп. На некоторых промыслах существовала вместо урочной поденная работа, при чем рабочие получали 40—50 коп. в день. В то же время были сделаны попытки к урегулированию быта П. рабочих и составлению нормальных контрактов, так как в добровольные соглашения вносились условия не только стеснительные для рабочих, но и прямо противозаконные: так, в противность закону 1838 г., определившему рабочий день в 15 часов, в 60-х годах этот день доходит до 18—19 и даже 21 час. Ответственность за несчастные случаи золотопромышленники в контрактах старались сложить с себя. Лишь в 1860 г. были составлены правила о производстве работ с изложением необходимых предосторожностей, и виновные в слабом надзоре за производством работ подвергались взысканиям. В случаях заявления рабочими о их неспособности к труду вследствие потери сил золотопромышленники подвергали их самым тяжким телесным наказаниям, а также штрафам, заключению в тюрьме, бритью головы и т. д. Медицинская помощь и в это время на промыслах была самая ничтожная, больницы грязны, без медикаментов, с необразованными, грубыми фельдшерами, без врачей. Смертность в самом цветущем возрасте была здесь втрое выше нормальной. При тяжелых условиях труда рабочие для возбуждения сил принуждены были прибегать к спирту и кровопусканию — но продажа и употребление спирта на приисках были совершенно воспрещены, что создало опасный промысел тайного спиртоношества; кровопускание же, временно встряхивая рабочих после обессиливающей их работы, приносило очень печальные результаты вследствие неумелого и неумеренного пользования им. В 1870 г. издан был новый устав о частной золотопромышленности. В вырабатывавшей устав комиссии видную роль играли некоторые золотопромышленники и экономист Вернадский, защитник системы невмешательства государства во взаимные отношения труда и капитала; это невыгодно отразилось на содержании правил, регулирующих быт П. рабочих в Сибири; в них нет ни одного из постановлений закона 1838 г., имевших в виду защиту интересов рабочих. По правилам 1870 г. договоры о найме рабочих совершаются не иначе как явочным порядком, срок найма — для сибирских крестьян и мещан не долее одного года, для крестьян и мещан прочих частей империи не долее семи лет; рабочие могут наниматься артелями. По прибытии на прииск рабочий получает расчетный лист, на котором означаются все выдачи деньгами, вещами или припасами, а равно произведенные вычеты. Для сохранения внутреннего порядка между рабочими и для удобнейшего производства работ дозволяется промышленнику разделять рабочих на партии; в каждую партию промышленник назначает старосту, а рабочие — двух выборных, которые вместе со старостой составляют партийную расправу; этой расправе предоставляется подвергать рабочих денежным взысканиям до 3 руб., аресту до 7 дней или наказанию розгами до 20 ударов. Правилами 1870 г. установлена обязанность промышленника вознаградить рабочего или его семейство за увечье или смерть вследствие непринятия золотопромышленником предписанных в законе мер предосторожности в размере тройной платы за весь наемный срок; при легком увечье больной помещается в лазарет до совершенного выздоровления, без всякого вычета из условленной платы. Рабочие при частных золотых, серебряных и платиновых промыслах на землях казенных и кабинета за явное неповиновение хозяину, поверенному или его приказчику, оказанное на прииске целою артелью, подвергаются наказаниям как за восстание против властей, правительством установленных. В 1876 г. при открытии золотосодержащих местностей в областях Амурской и Приморской разрешено было ввиду отдаленности приисков от жилых мест продлить срок найма рабочих из сибирских крестьян, мещан и ссыльнопоселенцев до двух лет; в 1877 г. продлен до двух лет срок найма и на золотые промыслы Олекминской системы. В 1887 г. правила о найме рабочих на золотые промыслы Сибири разрешено распространить и на золотопромышленные местности Европейской России, с тем изменением, что договора о найме не могут быть заключаемы на срок свыше 5 лет. Вследствие отсутствия законов, охраняющих рабочих от произвола золотопромышленников, положение первых становилось все хуже. По словам доктора Крутовского, к 40—50 годам жизни, после 10—16 лет П. работы, рабочий представляет из себя преждевременно состарившегося человека с расширенными венами, перерожденными артериями, гипертрофированным сердцем; появляются отеки, застой крови, эмфизема легких, гипертрофия и перерождение печени, паралич и множество других заболеваний. Преждевременное разрушение здоровья рабочих обусловливается безобразной жизнью в течение зимнего отдыха, неудовлетворительностью помещений на приисках, продолжительностью рабочего дня, недостаточностью часов сна, отсутствием праздников, неудовлетворительным положением больничного дела на приисках и недостаточностью, однообразием и часто недоброкачественностью пищи. Особенно терпят рабочие от недостатка в жирах и выбирают на свой счет значительное количество коровьего масла. По всем этим причинам, а также вследствие грубого и жестокого обращения с рабочими и недостаточно бдительного надзора П. администрации, состоящей на жалованье у золотопромышленников, происходят частые волнения на сибирских золотых промыслах; в течение последних 25 лет известно до 40 волнений рабочих. Недостаточная защита прав рабочих по уставу 1870 г. вскоре обратила на себя внимание. В 1882 г. во всеподданнейшей записке начальника Главного тюремного управления по обозрению им в 1882 г. тюрем в Сибири был, между прочим, возбужден вопрос о необходимости пересмотра правил о найме рабочих (в том числе и ссыльнопоселенцев) на золотые промыслы. По распоряжению главного управления Восточной Сибири бывшее горное отделение его при участии золотопромышленников выработало «Проект правил о найме рабочих на частные золотые прииски в Сибири» (Иркутск, 1887). Этот проект был изменен сообразно новым правилам о найме рабочих на сельские работы и по обсуждении его дважды, при участии золотопромышленников, в управлении иркутского генерал-губернатора представлен в конце 1888 г. министру государственных имуществ. Горный департамент, желая дать проектируемым правилам значение повсеместное, выработал свой проект новых правил о найме рабочих на золотые и платиновые промыслы, который в 1895 г. получил силу закона. Высший надзор за соблюдением порядка, благоустройства и безопасности на промыслах возлагается на присутствия по горнозаводским делам. Присутствия издают обязательные постановления: о наибольшем размере вычетов из заработка рабочих на содержание последовавших за ними на прииски жен их, если они не приняли на себя никаких работ; о пищевом довольствии рабочих, о выдаче рабочим винных порций, о мерах для охранения жизни, здоровья и нравственности рабочих во время работ, довольствия больных рабочих и оказания им врачебной помощи, о доставке рабочих с отдаленных промыслов до жилых пунктов. Присутствия утверждают расписание предметов, допускаемых в продажу рабочим из промысловых лавок, а равно рассматривают утвержденные окружными инженерами таксы за эти предметы; утверждают табели нарушений и взысканий, налагаемых на рабочих. Договоры о найме рабочих заключаются на основании общих гражданских законов; наем совершается по засвидетельствованным или не засвидетельствованным договорам, а также словесным. Договоры найма рабочих на промыслы Сибири должны быть обязательно явлены к засвидетельствованию за исключением найма золотничников (старателей) и рабочих, нанимающихся из лежащих вблизи промыслов мест и при этом не на всю промысловую операцию. Сроки найма не могут простираться долее пяти лет; для сибирских крестьян и мещан установлены сроки: при найме на промыслы Амурской и Приморской областей и Олекминской системы — не долее двух лет, а в иных местностях Сибири — не долее одного года. Задатки не должны превышать: при найме с платой задельной — ста рублей, а в остальных случаях — одной трети годовой наемной платы. Не допускается включение в договора условий: 1) о производстве с рабочих вычетов и взысканий, не предусмотренных законом; 2) о праве заведующего промыслом передавать рабочих другому нанимателю; 3) клонящихся к ограничению сторон в пользовании правом судебной защиты. Между 1 октября и 1 апреля рабочие свободны от работ, кроме воскресных дней, еще в 23 праздничные дня; в период времени между 1 апреля и 1 октября каждый рабочий имеет право быть уволенным от работ на два дня в месяц. На промыслах дозволяется иметь лавки для продажи необходимых предметов потребления по таксе. Рабочий имеет право требовать судебным порядком расторжения заключенного с ним договора в случае призыва его на военную службу и по причинам, указанным в пп. 1—5 и 7 ст. 60 Положения о найме на сельские работы. При найме на работы ссыльнопоселенцев заведующий промыслом обязан по окончании работ уплатить по 1 руб. 60 коп. в экономический капитал ссыльных и по 1 руб. для устройства оседлости ссыльнопоселенцев. Срок найма ссыльнопоселенцев не может превышать сроков, установленных для найма сибирских крестьян и мещан. Лечение и довольствие больных рабочих, не исключая и золотничников, относится на счет промышленника. В 1897 г., с изданием закона о продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности, подчинены этому закону и золотые промыслы. По этому закону рабочее время для рабочих занятых днем не должно превышать 11 1/2 часов в сутки, а по субботам и в кануны праздников — 10 часов; для рабочих, занятых хотя отчасти в ночное время, рабочее время не должно превышать 10 часов в сутки (ночное время по закону 1895 г. считается для золотых приисков летом и весной от 9 часов вечера до 5 часов утра, осенью и зимой — от 6 часов вечера до 6 часов утра); расписание праздников на золотых приисках оставлено прежнее, т. е. по закону 1895 г. При числе рабочих часов в сутки более 10 должен быть установлен один свободный перерыв не менее часа; рабочему должна быть предоставлена возможность принятия пищи не реже, как через каждые 6 часов. Отступления от общих правил допускаются лишь по отношению к рабочим, занятых работами непрерывными, причем общее число рабочих часов в течение двух суток не должно превышать 24. Сверхурочные работы, т. е. работы в такое время, когда рабочий по правилам свободен от работы, допускаются не иначе, как по особому соглашению заведующего с рабочим; число сверхурочных часов не должно превышать 120 в год. В 1898 г. определен предельный срок найма рабочих из сибирских крестьян и мещан на частные золотые и платиновые промыслы витимской системы — в два года, а высший размер взысканий за отдельные нарушения порядка, налагаемые на рабочих указанных промыслов, установлен в 5 руб. Этими законами осуществлено еще далеко не все необходимое для благосостояния П. рабочих: желательно сократить еще более число рабочих часов под землей, установить празднование воскресных дней не только зимой, но и летом, воспретить наем на прииски детей моложе 17 лет, регулировать размер пищевого пайка П. рабочих, нанимающихся на хозяйском продовольствии, увеличить его в количественном отношении и ввести в него значительно большее количество жировых веществ, установить обязательную выдачу вина рабочим за счет хозяев (по 1/100 ведра), воспретить горным исправникам составление на основании донесений приисковых управлений списка рабочих, «не подлежащих впредь наемке» (за леность, дурное поведение и пр.), ограничить слишком широко практикуемую исправниками высылку рабочих из приискового района, предоставить рабочим срок для приискания себе другого места. Материальная зависимость горных исправников и окружных инженеров от золотопромышленников должна быть прекращена. Наконец, следует урегулировать положение старателей-золотничников.

В последнее время участие в заботах о П. рабочих приняло и общество. В 1894 г. возникло в Томске Общество вспомоществования рабочим горных и золотых промыслов Томского горного округа. В том же году И. М. Сибиряков пожертвовал 420000 руб. на выдачу пособий П. рабочим и их семействам. Из этих денег образован капитал имени потомственного почетного гражданина Михаила Александровича Сибирякова. Пособия могут быть единовременные, продолжительные (от 1 до 5 лет) и постоянные (пенсии). Выдаются они только тем рабочим (или семействам их), которые работали на золотых промыслах Якутской области, в каких бы местностях империи они потом ни оказались, без различия вероисповедания и прав состояния и независимо от срока пребывания на промыслах. Проценты с 10000 руб. назначаются на расходы по ведению дела, а из дохода с остальной части 4/10 на пенсии, 4/10 на продолжительные и 2/10 на единовременные пособия. Пособия выдаются всем рабочим, получившим во время приисковой работы увечья или же потерявшим силу и здоровье вследствие продолжительной работы на приисках, а также семействам рабочих, умерших на промыслах. Заведование капиталом возложено на присутствие по горнозаводским делам при Иркутском горном управлении; в заседания присутствия приглашается жертвователь и врач по выбору Иркутского общества врачей Восточной Сибири.

В 1894 г. на Урале занято было на золотых приисках 44412 человек, как местных жителей, так и пришлых из других уездов и губерний. Рабочие нанимаются на промыслы во всякое время года, преимущественно без контрактов, причем в весьма редких только случаях продовольствуются за хозяйский счет; большей частью они получают жизненные припасы в счет заработка, из приисковых магазинов, откуда приобретают также иногда на тех же основаниях одежду и обувь. Плата рабочим производится поденная или помесячная; размер ее колеблется в следующих пределах: мужчинам — от 15 до 30 руб. в месяц, или от 50 коп. до 1 руб. 20 коп. за поденщину, подросткам — 10—18 руб. в месяц, или 30—60 коп. в день и женщинам — 10—15 руб. в месяц, или 30—50 коп. в день. Старатели получают от 2 руб. до 3 руб. 50 коп. за золотник. На приисках Томской горной области рабочих в 1894 году было 25746. В степных горных округах (Тобольско-Акмолинском и Семипалатинско-Семиреченском) средняя заработная плата при пищевом довольствии от управления промыслов колебалась между 4 и 8 руб. в месяц или от 20 до 25 руб. за операцию (с 1 апреля по 1 октября). В Томском горном округе средний заработок в операцию составлял: на приисках Мариинского округа 135 руб., а на приисках Алтайского округа по правую сторону реки Томь — 150 руб., по левую — 170 руб. В Северо- и Южно-Енисейских горных округах, как и в Ачинско-Минусинском, размер заработной платы был: так называемых поторжных рабочих (в том числе женщин и подростков) — от 12 до 20 руб. в месяц, горнорабочих — от 20—25 до 30 руб. в месяц; средний заработок за операцию рабочего мужчины был 160 руб., женщины и подростка — 72 руб.; в Северо-Енисейском округе плата за золотник золота старателю была от 2 руб. 20 коп. до 3 руб. 20 коп. На промыслах, подведомственных Иркутскому горному управлению, в 1894 г. было 20318 рабочих. Нанимающиеся на прииски люди получают помещение и продовольствие от хозяев, так как работы производятся в ненаселенных местах. За исполнение уроков приходится на человека зимой около 20 руб., летом — до 30 руб. в месяц, не считая платы за подъемное и старательское золото, простирающейся до 15 руб. в месяц. См. Скарятин, «Заметки золотопромышленника» (СПб., 1862); Н. В. Латкин, «Очерк золотых промыслов Енисейского округа» (1869); П. Соловой, «Государственная защита П. рабочих Сибири» («Юридический вестник», 1887, № 11); Саввиных, «Положение рабочих на енисейских золотых приисках» («Сибирский вестник», 1890, №№ 64, 66); В. M. Крутовский, «Предварительные данные к вопросу о влиянии условий жизни и работы на золотых промыслах на физическое здоровье рабочих» (Красноярск, 1892);В. И. Семевский, «Очерки из истории быта рабочих на сибирских золотых промыслах» («Русское богатство», 1892, № 12, 1898, №№ 1, 2); его же, «Рабочие на сибирских золотых промыслах в 50-х годах» («Русская мысль», 1893, №№ 10—12) и «в 60-х годах» («Русская мысль», 1894, №№ 10—12); его же, «На сибирских золотых промыслах» («Вестник Европы», 1896, № 5); его же, «Законодательное регулирование положения рабочих на золотых промыслах» («Русская мысль», 1894, № 5); его же, «Крупное пожертвование в пользу рабочих» (СПб., 1894); «Положение о капитале имени потомственного почетного гражданина Михаила Александровича Сибирякова для выдачи пособий П. рабочим Якутской области» (СПб., 1895); И. Залесский, «К вопросу о нормировании пищевого довольствия для П. рабочих» (Томск, 1894).