ЭСБЕ/Приращение, в юриспруденции

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Приращение, в юриспруденции
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Праяга — Просрочка отпуска. Источник: т. XXV (1898): Праяга — Просрочка отпуска, с. 242—243 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Приращение — выражение, употребляемое в юридическом языке в нескольких значениях. I. В более широком смысле оно означает увеличение, прирост объекта права собственности, вследствие которого увеличивается его объем и стоимость. Различают в этом смысле: 1) П. недвижимого имущества к недвижимому: а) увеличением прибрежного участка от постепенного намыва земли путем приноса рекой земляных частиц (см. Аллювий); б) от перемены рекой своего русла, вследствие чего к прилежащей земле присоединяется целая полоса земли, бывшая под руслом; в) когда оторвавшийся от одного земельного участка кусок земли пристает к другому участку; г) когда река или озеро мелеют и образуется остров (insula nata), увеличивая пространство подлежащей возделыванию земли. Со всеми этими случаями связывается юридический вопрос о праве собственности на приращение, который и решается различно, согласно с римскими нормами. В первом случае намытая земля, имеющая неопределимое происхождение, безусловно принадлежит собственнику земельного участка; во втором П. происходит лишь тогда, когда река составляет собственность государства, которое отказывается от своих прав на русло реки в пользу прилежащих поземельных владений; если река составляла границу собственности двух владельцев, каждый получает право на половину русла реки. То же право принадлежит им на образовавшийся остров вследствие обмеления реки; они делят его вдоль реки пополам. Кусок земли, оторванный от одного участка и примытый к другому, составляет собственность прежнего обладателя (ст. 427—29, т. X. ч. 1-й). 2) П. движимого имущества к недвижимому совершается путем застройки участка земли (inaedificatio), насаждения на нем растений (implantatio) и засева (satis). В этих случаях юридический вопрос о П. возникает тогда, когда собственник недвижимости застраивает, засевает или засаживает участок при помощи материалов, составляющих собственность другого лица, или, наоборот, когда собственник этих материалов возводит строения, производит засев и т. д. на чужой земле. В первом случае на основании правила о том, что принадлежность (см.) следует судьбе главной вещи, построенные здания, насаждения и посевы переходят в собственность обладателя участка земли (ст. 386, т. Х, ч. 1-й), и он обязывается лишь к возмещению ущерба, причиненного захватом чужого материала. В обратном случае собственность по принципу остается также за собственником земли; римское право в интересах справедливости разрешало лицу, застроившему чужой участок или засадившему его, снести свои постройки и вынуть насаждения (восстановление в прежнее состояние), общегерманское же уложение не допускает этого, устанавливая возмещение убытков для потерпевшего в пределах обогащения получившего выгоду. Последнее имеет место по всем законодательствам, если восстановление прежнего состояния невозможно (например при засеве). 3) П. движимого имущества к движимому. Относящиеся сюда случаи разнообразны. Поскольку юридические вопросы, с ними связанные, не разрешаются отношением главной вещи и принадлежности, относительно их существуют специальные правила и различные юридические теории. См. Смешение и слитие вещей, Спецификация.

II. В более тесном смысле под П. разумеют увеличение объема прав лиц, одинаково управомоченных на один объект, вследствие отпадения одного или нескольких из них, иначе говоря — П. доли участия каждого по отношению к объекту, подлежащему разделу. Говорят поэтому о праве П. (jus accrescendi, Accrescenzrecht). Оно имело место: 1) в некоторых старых формах общей собственности (см.) и имеет место в современном русском общинном владении (см.), где вследствие смерти или выхода участников доля умершего или ушедшего поступает на увеличение общего имущественного фонда всех членов общины, а наследники умершего получают права на землю или другое имущество не в качестве таковых, а лишь в качестве членов общины. В этом случае, впрочем, можно говорить столько же о П., сколько и об уменьшении имущества участников: если наследников много, то, сделавшись самостоятельными членами общины по смерти главы, они по равному с другими праву могут получить при разделе в совокупности большую долю, чем такая приходилась бы им по праву наследования. 2) В современном праве вопрос о П. в этом смысле возникает чаще всего по отношению к наследству. При наследовании по закону он разрешается по общему принципу. Так как в силу господства начала универсального преемства в наследовании наследники рассматриваются как обладатели одного цельного объекта, то при отпадении одного или нескольких из них другие получают приращение своих долей в силу права на целый объект, а не на его доли (tota hereditas singulis data, partes concursu fiunt; invito quoque accrescit partio; partio partioni accrescit). Это правило римского права принято и современными законодательствами. Русское право его прямо не выражает, но и здесь оно вытекает из общего начала наследования. П. при законном наследовании выпадает на долю той линии или поколения, в доле которых происходит, и только по пресечении всей линии или поколения идет в пользу других наследников. Таким образом, если два внука наследуют имущество деда по праву представления вместе со своим дядей, то при отпадении одного из них П. последует лишь в пользу другого, а не его вместе с дядей. При наследовании по завещанию вопрос решался в римском праве так же просто, в силу господствовавшего правила: nemo pro parte testatus, pro parte intestatus decedere potest. Наследники по завещанию получали П., как и наследники по закону. Если завещатель образовывал из сонаследников группы, объединяя их единством завещательного объекта (re conjuncti), тогда П. поступало только в пользу членов группы; если же они были объединены по иному признаку (verbis conjuncti), то П. выпадало на долю всех групп. В современном праве, при возможности наследования вместе и по закону, и по завещанию, возникает вопрос, в чью пользу идет П. с отпадением наследника: остальных ли наследников по завещанию или наследников по закону, по общему правилу о том, что не распределенные в завещании части идут наследникам по закону? Новейшие законодательства выработали несколько групп случаев, возможных при этом, и решают вопрос различно по отношению к каждой (кодексы саксонский, общегерманский). По постановлениям общегерманского уложения, если наследники по завещанию назначены едиными наследниками, то при назначении без определения долей, следовательно, при наследовании поровну, они пользуются безусловно правом П. Если некоторым доли определены, а другим нет, то получают П. только наследники, доли которых не определены; у первых доли даже уменьшаются, если за их выделом наследникам без долей не пришлось бы ничего; каждому из них назначается в таком случае доля, равная низшей из определенных, путем уменьшения размера других долей. Если из наследников образованы группы и члены данной группы по воле завещателя должны быть едиными наследниками назначенной ей части, то они получают П. в своей группе с соблюдением приведенных выше правил. Когда завещание касается только части наследства, а остальная часть идет к наследникам по закону, П. идет в пользу наследников по завещанию только в том случае, если наступает за счет отказанной им части. Завещателю разрешено исключать П. При назначении отказов (см.) правом П. пользуются те отказоприниматели, которым отказан один предмет или определенная группа предметов (re conjuncti), согласно правилам о П. наследников по завещанию, с тем исключением, что назначение определенных частей не вредит праву П. Русское право не знает специальных постановлений о П. долей как наследников по завещанию, так и наследников по закону.

В. Н.