ЭСБЕ/Прусско-австрийская война 1866 года

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Прусско-австрийская война 1866 года
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Простатит — Работный дом. Источник: т. XXVa (1898): Простатит — Работный дом, с. 627—630 ( скан ) • Другие источники: ВЭ : ВЭ


Прусско-австрийская война 1866 года — была последним актом соперничества Пруссии и Австрии из-за преобладающего значения в германском союзе. Ближайшим поводом был «шлезвиг-голштинский» вопрос, вызвавший между обеими державами столкновение, которое, гаштейнской конвенцией, 14 августа 1865 г., не могло быть окончательно устранено. Тон взаимных дипломатических нот делался все резче, враждебные Пруссии демонстрации среднегерманских правителей становились все решительнее; наконец, 16 марта 1866 г., Австрия, в разосланной ею дружественным немецким дворам ноте, открыто заявила о своем намерении — представить шлезвиг-голштинское дело на обсуждение союзного совета и выставить против Пруссии военные силы прочих германских держав. Тогда Пруссия (8 апреля) заключила союз с Италией, по которому последняя обязывалась объявить Австрии войну, если бы таковая началась против Пруссии в течение ближайших трех месяцев. Взамен того, пруссаки обеспечивали итальянцам приобретение Венеции. Затем прусское правительство, 9 апреля, вошло в союзный совет с предложением созвать представителей всего германского народа для обсуждения преобразований в этом совете. Так как «конфликт» между прусским правительством и парламентом достиг в это время высшего своего напряжения (см. Пруссия), а в западных провинциях происходили демонстрации в пользу мира и против братоубийственной войны, то Австрия и союзные с нею среднегерманские государства были наперед уверены в победе, и втайне распределяли между собой предполагавшиеся территориальные приобретения. Уже в марте обе стороны приступили к вооружениям. В апреле начались было переговоры о разоружении, но они ничем не кончились. 4 и 8 мая отданы были приказания о мобилизации прусской армии и созвании ландвера; среднегерманские государи потребовали от созванных сеймов открытия военных кредитов; 1 июня Австрия перенесла разрешение шлезвиг-голштинского вопроса в союзный совет и в то же время сделала невозможным предложенную нейтральными великими державами мирную конференцию, наперед протестуя против всякого территориального расширения или увеличения могущества какой-либо из приглашенных держав. 5 июня австрийский наместник Голштинии Габленц предложил голштинским государственным чинам собраться 11 числа в Итцехоэ (Itzehoe); но так как этим нарушался гаштейнский договор, то уже 7 июня прусский генерал Мантейфель вступил в Голштинию. Тогда австрийцы ушли оттуда, а 11 июня венский кабинет вошел в союзный совет с представлением, чтобы, ввиду самоуправства Пруссии, мобилизовать союзно-германскую армию, за выключением лишь прусского контингента. 14 июня совет принял это предложение большинством 9 голосов против 6. Тогда прусский посланник при совете, фон-Савиньи, объявил, что Пруссия считает этот совет распущенным, и предложил новый союзный договор, с исключением Австрии из германского союза. Это равнялось объявлению войны. Манифесты о ней обнародованы были австрийским императором 17, а прусским королем 18 июня.

Географические условия принуждали Пруссию обеспечить за собой, прежде всего, северную Германию, и еще 15 июня она поставила Ганноверу, Саксонии и Кургессену ультиматум, которым приглашала их к невооруженному нейтралитету и к вступлению в новый союз, обеспечивая им за это сохранение владений. Когда ультиматум был отклонен, прусские войска немедленно вступили со всех сторон в пределы Ганновера, Саксонии и Кургессена. Ганноверский и саксонский короли и их армии оставили свои столицы; курфюрст гессенский был захвачен в плен, но его войскам удалось уйти на юг. Против Италии австрийское правительство решило держаться оборонительного образа действий, назначив для этого только 85 тысяч человек, под начальством эрцгерцога Альбрехта, и расположив их в четырехугольнике своих итальянских крепостей; главная же австрийская армия, силой в 24 7 тысяч, предназначалась для войны против Пруссии; к этой же армии примыкало 140 тысяч германских вспомогательных войск. Из этих военных сил, 270 тысяч (австрийцы и саксонцы), под начальством Бенедека (см.) расположились в Богемии и Моравии, а 120 тысяч — в западных и южных германских областях. Пруссия располагала 300-тысячной армией — 45 тысяч назначались для военных действий в Германии, а 255 тысяч — для войны против Австрии. Верховное начальство принял сам король Вильгельм I, избрав генерала Мольтке (см.) начальником генерального штаба. Центр прусских войск (в Лузации) составляла 1 армия, под начальством принца Фридриха-Карла, левое крыло (в Силезии) — 2 армия, наследного принца; правое крыло (в Саксонии) — эльбская армия генерала Герварт-фон-Биттенфельда. Таким образом, военные действия открылись одновременно в Богемии, Германии и Италии.

По операционному плану австрийского генерала Крисманича, положено было с самого начала держаться оборонительно. Северная армия стянута была вокруг Ольмюца (в Моравии), для прикрытия Вены; благодаря этому не только утрачивалась связь с германскими контингентами, но и Саксония отдавалась на жертву противнику. Только когда выяснилось, что Пруссия сосредоточивает свои боевые силы не только в Силезии, но и в Лузации и в Саксонии, австрийская армия снова двинута была в Богемию, для занятия позиций между Верхней Эльбой и Изером. Занятие этого пространства, — Гичинского нагорья, было целью и для прусской армии, которая в конце июня перешла богемскую границу в трех местах: эльбская армия — у Шлукенау, 1 — у Рейхенберга, 2 — у Либау и Находа. Так как в это время войска Бенедека совершали еще свой фланговый марш от Ольмюца на Иозефштадт, то ни у одного из вышеназванных проходов пруссаки не встретили серьезного сопротивления. Саксонский наследный принц и австрийский генерал Кламм-Галлас (1 корпус) получили приказание удерживать только линию Изера. Кламм-Галлас, расположившись у Мюнхенгреца, выжидал наступления эльбской армии, которая, в деле у Хюнервассера, опрокинула его авангард. В ночь на 27 июня, 1 прусская армия овладела переправой через реку у Подола; 28 Кламм-Галлас был вытеснен со своей позиции у Мускоберга (около Мюнхенгреца), а 29 австрийцы и саксонцы, выдержав упорный бой с 1 армией у Гичана, вынуждены были отступить на Смидар. Между тем и 2 прусской армии удалось пройти через горные проходы между Силезией и Богемией. Бенедек направил против 5 прусского корпуса к Находу, 6 австрийский корпус (Рамминга), а против 1 прусского корпуса к Траутенау — 10 австрийский (Габленца); но 27 июня Рамминг был отброшен генералом Штейнмецом, а Габленц, хотя и одержал победу у Траутенау и отбросил пруссаков к Либау, но, атакованный 28 числа прусской гвардией во фланг (у Соора), в свою очередь потерпел поражение. В тот же день Штейнмец атаковал у Скалица 8 австрийский корпус (эрцгерцога Леопольда), опрокинул его, и 29 числа, вытеснив 4-й австрийский корпус из крепкой позиции у Швейншеделя, дошел до Градлица на Эльбе. В тот же день прусская гвардия подошла к этой реке у Кёнигингофа. Таким образом, когда 1-я армия продвинулась 1-го июля до Милетина и Горица, — концентрическое движение прусских войск в Богемию было счастливо окончено; фронт их сократился с 300 км до 40, и стратегическое соединение их совершилось в тот самый момент, когда король Вильгельм, прибывший в Рейхенберг, объявил о принятии главного начальства над всеми своими боевыми силами. Австрийская армия очутилась в крайне неблагоприятном положении: бои, происходившие в последние дни июня, стоили ей более 30 тысяч человек и 16 орудий и заметно поколебали дух войск, а особенно — доверие главнокомандующего к самому себе, к своей армии. В телеграмме от 2 июля Бенедек даже советовал заключить мир, во что бы то ни стало. Однако же, он скоро ободрился, и в тот же день занял крепкую позицию между реками Быстриц и Эльбой, к северу от крепости Кениггрец. На ней он ожидал нападения противника. В прусской главной квартире, в тот же вечер, стало известным об остановке австрийцев на помянутой позиции, немедленно были посланы во все три армии приказания об атаке, и 3 июля, на высотах Хлумских, произошла решительная битва при Кениггреце (см.). Австрийская армия спаслась от совершенного уничтожения благодаря лишь тому, что прусская главная квартира сама не отдала себе ясного отчета о размерах победы; в течение 4 и 5 июля преследование производилось без надлежащей энергии, и Бенедек успел отступить в укрепленный лагерь при Ольмюце, где мог привести в порядок свою расстроенную армию. Тем не менее, политическое и стратегическое значение кениггрецкого погрома было громадно. Венский кабинет обратился к посредничеству Наполеона III и, договором 4 июля, предоставил ему Венецианскую область, которую южно-австрийская армия только что обеспечила за собой, разбив итальянцев при Кустоцце (см.). Австрийцы надеялись достичь этим не только нейтралитета Италии, но и энергического вмешательства французского императора в их распрю с Пруссией. Но Италия не соглашалась нарушить заключенного ею с пруссаками союза, а Наполеон, которого кениггрецкая победа застала врасплох, и у которого армия не могла быть скоро мобилизована, должен был ограничиться предложением своих услуг для посредничества при заключении мира. Между тем, прусская армия, после краткого отдыха на поле битвы, стала с угрожающей быстротой приближаться к австрийской столице. 13 июля король Вильгельм вступил в Брюнн; 16-го авангард принца Фридриха-Карла достиг важного узла железных дорог у Лунденбурга и отрезал прямой путь из Ольмюца в Вену и Пресбург; в тот же день эльбская армия продвинулась до Голлабрунна, в 45 км от Вены; 17 июля король прибыл со своей главной квартирой в Никольсбург, в 70 км от австрийской столицы. Австрийцы, однако же, помышляли о продолжении военных действий, руководить которыми должен был победитель при Кустоцце, эрцгерцог Альбрехт, назначенный теперь главнокомандующим вместо Бенедека. Все оставшиеся в распоряжении силы северной и южной армии должны были быть стянуты для защиты Вены. Но из Италии могло быть доставлено не более 50 тысяч человек, а Бенедек, с северной армией, мог лишь затруднительным кружным путем, через Малые Карпаты и долину реки Вааг, достигнуть Дуная около Пресбурга. Но и этому важному пункту уже грозила опасность. 22 июля, в деле при Блуменау, прусская дивизия генерала Франсецкого обошла австрийскую бригаду Мондля, прикрывавшую Пресбург. В это время военные действия были приостановлены известием о заключения перемирия. Эрцгерцог Альбрехт, приняв начальство, отдал весьма энергический приказ по армии, и у Флорисдорфа стали быстро воздвигаться полевые окопы. Но пруссаки стояли уже у ворот Вены; силы их были теперь значительнее, чем при начале войны, несмотря на кровопролитные сражения, выделение из общего состава армии отрядов с отдельными целями и опустошительное действие свирепствовавшей тогда холеры. Под конец войны у пруссаков было 6 60 тысяч человек, и они решились довести дело до конца. В верхней Силезии бывший венгерский предводитель Клапка (см.) собирал особый легион из своих соотечественников (большей частью венгерских военнопленных), с целью возбудить в Венгрии новое восстание против австрийского владычества. Победа при Лиссе, одержанная австрийским адмиралом Тегетгофом над итальянскими флотом, сделала для Италии заключение отдельного мира еще более невозможным. Не столько в силу обязательств по отношению к Пруссии, сколько ввиду негодования и нетерпения всей нации, итальянское правительство вынуждено было возобновить и на суше военные действия, приостановившиеся после поражения при Кустоцце. При таких обстоятельствах Австрия выказала готовность к заключению мира. 21 июля заключено было в Никольсбурге перемирие на 5 дней, в течение которых надлежало утвердить мирные условия. Но перемирие это касалось лишь Пруссии и Австрии; в Италии же перемирие было заключено только 12 августа, в Кормонсе, благодаря чему генерал Чиальдини беспрепятственно занял всю Венецианскую область (кроме крепостей). Также продолжались военные действия и в южной Германии. Быстрым наступлением непосредственно за последовавшим 14 июня решением союзного совета пруссаки поставили себя в выгодное стратегическое положение относительно среднегерманских государств. Хотя для действий против союзников Австрии назначено было лишь 45 тысяч (так называемая маинская армия, под начальством Фогель-фон-Фалькенштейна), но этого оказалось вполне достаточным, так как среднегерманские правительства не верили, что война действительно разгорится, не были к ней готовы и действовали без надлежащей энергии. 27 июня ганноверские войска выдержали упорный бой с пруссаками у Лангензальца (см.), но уже 29-го, окруженные неприятелем, должны были сдаться. 2 июля генерал Фалькенштейн двинулся против баварцев. Последние, в числе 40 тысяч, под начальством принца баварского Карла, готовились в это время соединиться около Фульды с 8-м союзным корпусом (вюртембергцы, гессенцы, баденцы, нассаусцы, австрийцы), которым командовал принц Александр гессенский. 4 июля, после боя баварцев с прусской дивизией генерала Гёбена у Дермбаха, принц Карл отступил за реку Франконскую Заалу. В тот же день вся баварская конница, под начальством князя Турн-и-Таксис, отступила от Хюнфельда до Швейнфурта вследствие опустошительного действия, произведенного единственной прусской гранатой среди двух кирасирских эскадронов. Тогда и принц Александр уклонился от столкновения, отступив в западном направлении. 10 июля, генерал Фалькенштейн форсировал переправу через Заалу у Хаммельбурга и Киссингена, где дело дошло до кровавой схватки; затем внезапно обратился к западу и двинулся вниз по Майну против 8 союзного корпуса; 13 июля он разбил гессенцев у Лауфаха, а 14-го австрийскую бригаду Нейперга, у Ашафенбурга и 15 июля занял Франкфурт. Отсюда он был отозван, и начальником маинской армии назначен генерал Мантейфель. Последнему дано было приказание продвинуться как можно дальше на юг; в то же время резервная армия, составленная из прусских и мекленбургских войск, под начальством великого герцога мекленбургского, вступала во франконские земли Баварии. Мантейфель двинулся вверх по левому берегу Майна, к реке Таубер, за которой стояли баварские и союзные войска. План его состоял в том, чтобы продвинуться между ними и разбить их по частям; но план не осуществился, так как уже 24 июля генерал Гёбен, у Вербаха и Таубербишофсгейма, так энергично атаковал баденцев и вюртембергцев, что принц Александр тотчас же отступил к Вюрцбургу, для соединения с баварцами. Затем, 25 июля, он оказал еще слабое сопротивление у Герхсгейма, и после того перешел на правый берег Майна. 25 и 26 июля, в боях у Хельмштадта и Росбруна, баварцы оказали упорное сопротивление прусским войскам, но затем отошли к Вюрцбургу. Тогда правители южно-германских владений поспешили отправить послов в Никольсбург, с просьбой перемирия, которое, 2 августа, и было дано им. Между тем, 27 июля, в Никольсбурге были уже заключены прелиминарные условия мира между Пруссией и Австрией. Последняя должна была согласиться на полное преобразование германского союза и выйти из него совсем; отдать Италии Венецианскую область; уступить Пруссии свои права на Шлезвиг-Голштинию, уплатить 20 миллионов талеров контрибуции и признать те территориальные изменения в северогерманских областях (за исключением Саксонии), которые признает нужным прусское правительство (земельные приобретения Пруссии после войны 1866 г. см. Пруссия).