ЭСБЕ/Пунцовое крашение

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пунцовое крашение
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Простатит — Работный дом. Источник: т. XXVa (1898): Простатит — Работный дом, с. 788—792 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Пунцовое крашение — представляет один из основных и вместе с тем весьма старых приемов окрашивания. В Индии оно практиковалось с незапамятных времен, и оттуда было перенесено в конце средних веков в Малую Азию, Турцию и Грецию, откуда уже распространилось по Западной Европе. В конце XVI столетия существовало около Адрианополя много больших красильных фабрик, занятых исключительно окрашиванием в красный П. цвет пряжи и тканей, получивших название «адрианопольских». С 1747 г. П. крашение начинает практиковаться во Франции, куда были вызваны греки красильщики, и где сравнительно скоро было сделано много существенных улучшений. Как указывает Гуммель, в 1765 г. способ этого окрашивания был опубликован французским правительством, и с этого времени П. крашение быстро распространяется также и в Швейцарии, Германии и Великобритании. В России это производство возникло в конце прошлого столетия по инициативе нескольких бухарцев, которые, ввиду все возраставшего спроса на П. ткани, привозившиеся до тех пор из Персии и Бухары, основали несколько красилен в Астраханской, Казанской и Вятской губерниях, откуда затем П. крашение распространилось в Московскую и Владимирскую губернии, где оно в последнее время сосредоточивается. В Англии центром этого производства является Глазго, в Германии — Эльберфельд и Бармен, в Швейцарии — Гларус. Есть несколько больших П. фабрик и в Голландии. Ткани, окрашенные в П. цвет, выгодно отличаются замечательной яркостью и чистотой оттенка цвета, а также и прочностью по отношению к свету и мылу. Ввиду, конечно, указанных качеств П. крашение и относится к числу наиболее распространенных. В последние 20—25 лет этот способ окрашивания радикально изменился, и практикуемый теперь отличается от прежнего, как употребляемыми для крашения материалами, так и ходом работы. Прежний способ крашения отличался, к большой своей невыгоде, продолжительностью, доходившею до 6 и даже 8 недель. В настоящее время продолжительность П. крашения не превышает 2—3 дней, а есть даже приемы окрашивания, позволяющие получать на ткани насыщенный красный цвет и в значительно более короткий срок. Упрощению этого производства содействовали два обстоятельства: введение в красильную практику искусственного ализарина вместо краппа и употребление ализаринового масла взамен турнантового. П. крашение по справедливости считается одним из наиболее трудных, так как для образования красного П. цвета яркого, приятного оттенка необходимо употреблять несколько органических и минеральных протрав. Сущность старого способа окрашивания состояла в том, что очищенная от шлихты и некоторых естественных примесей ткань (повторным бучением с поташом или содой и выстилкой на бельник) пропитывалась белой эмульсией (см. Ванна белая), приготовлявшейся тщательным взбалтыванием турнантового масла с растворами углекислых щелочей, к которым прибавлялось небольшое количество пассира или коровьего помета. В России вместо турнантового масла прежде употребляли, как об этом упоминает Вутих, рыбий жир. Пропитанная эмульсией ткань отжималась от избытка жидкости при проходе через отжимные валы солильной машины, некоторое время оставлялась сложенной в кучах (причем нередко температура внутри кучи поднималась настолько высоко, что ткань воспламенялась), а затем вывешивалась на вешала (VII, 701), где, соединенным действием света, влаги, воздуха и щелочей, происходил окислительный процесс, так изменявший нанесенное на ткань масло, что оно приобретало способность соединяться как с минеральной протравой, так и с пигментом. С вешалов ткань переносилась в сушильню для так называемого «прижигания» и совершенного высушивания ее, после чего вновь подвергалась всем указанным операциям, и это повторялось иногда до 8 и даже 10— 12 раз, с тем только отличием, что каждый раз уменьшалась крепость эмульсии, т. е. содержание в ней поташа и масла. Так как каждая солка (пропитывание в белой ванне), вывешивание на вешала и сушка в сушильне требовали каждый раз не менее 30—40 часов, то вся подготовка ткани одной только масляной протравой длилась в среднем не менее двух недель. После солки ткань, с закрепленной на ней масляной протравой, пропускалась через раствор дубильных веществ, чаще всего сумака или шмака, отчего эта операция на русских фабриках носила название «шмаковка». Высушенная после шмаковки ткань пропускалась через минеральную протраву — большей частью усредненный содой раствор квасцов — и для закрепления глиноземной протравы, после нового просушивания, пропускалась через взболтанный с водою мел, пассир (см.) или раствор какой-нибудь пассирной соли, после чего промывалась водой и поступала на крашение. При употреблении пассира ткань бывала окрашена в зеленоватый цвет, почему и называлась «зеленкой». Окрашивание производилось краппом (XVI, 511), или толченым корнем марены, или же различного рода маренными препаратами. Крашение шло медленно, в течение 4—5 часов, причем первый час окрашивание производилось на холоде, и температура медленно в течение вышеуказанного времени подымалась до кипения. В красильную ванну, наряду с красящим веществом, иногда прибавлялись и посторонние вещества: дубильные, кровь, альбумин, отруби и другие, с целью или улучшить оттенок цвета, или придать окрашиванию большую равномерность. Выкрашенная ткань, или так называемые «краппы», имела всегда сравнительно очень темный оттенок цвета, вследствие того, что в марене содержится целый ряд других, кроме ализарина, пигментов, темнящих оттенок красного, образуемого ализарином с глиноземной протравой. С целью улучшить цвет выкрашенная ткань поступала на оживку (см.), которая состояла в отварке выкрашенной ткани под давлением в растворе мыла и физики. Из этого краткого очерка можно видеть, насколько сложным было П. крашение, и потому крупным шагом вперед было упрощение в приемах работы, внесенное употреблением искусственного ализарина и ализаринового масла.

Искусственный ализарин впервые в продаже появился в начале 70-х годов, и так как по составу представлял почти химически чистый пигмент, то понятно, что окрашивание им, при других равных условиях давало значительно более яркие, насыщенные и красивые оттенки цвета, что в связи с его сравнительной дешевизной было причиной того, что он быстро вытеснил из употребления марену и различного рода препараты ее. Для окрашивания по новому способу, так же как и по старому, является существенно важным предварительно очистить суровую ткань как от шлихты, так и от некоторых естественных примесей: жиров, смол, пектиновых веществ и т. п., что достигается обработкой ее щелочами: едким натром, известью или содой, причем обработка суровой ткани известью и содой ведется под давлением в Барловских кубах или кубах с инжектором. Беление хлором большей частью не производится, так как желтоватый естественный пигмент хлопка только немного вредит оттенку красного, а образующаяся при недостаточно тщательной работе оксицеллюлоза (см.) сильно вредит ровному оттенку цвета. Ввиду того, что отбеленная ткань пропитывается затем различного рода протравами, удаление крахмала шлихты должно быть произведено возможно тщательно, так как чем больше крахмала и других посторонних веществ остается в ткани, тем меньше совершенно происходит нанесение протрав. Очищенная таким образом ткань поступает на «солку», которая состоит в пропуске сухой очищенной ткани через раствор ализаринового масла (см. Масляные протравы). Нейтрализованный аммиаком 10—12% раствор ализаринового масла представляет, по сравнению с эмульсией, употреблявшейся при работе по старому способу, то громадное преимущество, что дает возможность в один прием равномерно пропитать ткань маслом. Большей частью употребляется ализариновое масло, приготовленное из касторового, но при приготовлении П. ситцев в довольно значительных количествах расходуется также и ализариновое масло из олеиновой кислоты. Приготовленный раствор всегда подогревается до 40—50° Р., и пропитывание производится на так называемой плюсовальной или солильной машине (см. фиг. 10, XXIII, 513), главную работающую часть которой представляют два отжимных вала, обмотанных миткалем и расположенных над ящиком с раствором. Солка ведется всегда в расправку, за которой следит находящийся у машины рабочий. Для правильной работы солильной машины существенно важно, чтобы пропитываемая раствором ткань проходила по всей своей длине один и тот же путь, т. е. требуется, чтобы уровень жидкости в ящике был постоянен (с этой целью устраивается непрерывный приток жидкости через краник из вышерасположенного сосуда с приготовленным раствором) и чтобы ткань возможно равномерно пропитывалась; последнего достигают, заставляя ткань в ящике проходить два раза через раствор и два раза через отжим, причем, понятно, также необходимо, чтобы обе кромки ткани отжимались совершенно одинаково. На некоторых фабриках с целью равномерного пропитывания ткани или повторяют солку два раза подряд, пропуская ткань через две, одна за другой поставленные, солильные машины, или же повторяют два раза солку с пересушкой, причем «соленая» один раз ткань высушивается, а после сушки вторично поступает на солку. После солки ткань во всяком случае всегда идет на сушку. Сушка промасленной ткани производится в больших каменных сушильнях, в которых ткань завешивается через потолок из тонких брусков петлями по 15—20 аршин. В нижней части сушильни располагается ряд труб, соединенных с топкой, по которым циркулируют печные газы и обогревают входящий в сушильню воздух. Теплый воздух, насыщенный водяными парами, уносится из сушильни вентиляционными трубами, расположенными в верхней части сушильни, или же удаляется через оконные рамы. Высушивание происходит в два приема: сперва при температуре 35—40° Ц., причем удаляется вода, а затем при более высокой температуре происходит так называемое прижигание, имеющее целью разложить аммиачные соли жирных и сульфожирных кислот, нанесенные на ткань. Высушенная ткань поступает на шмаковку, которая в последнее время нередко совмещается в одну операцию с квасцовкой и состоит в пропуске ткани через раствор дубильных веществ. Прежде употреблялся шмак или сумак, в настоящее время большей частью различного рода таннин-экстракты или кверцитронный экстракт. Полезность употребления дубильных веществ нередко оспаривалась, но, как показывают многочисленные отзывы и наблюдения практиков, шмаковка во многих отношениях представляет несомненные выгоды. Ткани, выкрашенные без употребления дубильных веществ, имеют менее насыщенный, менее полный оттенок цвета, и самое окрашивание значительно менее равномерно. Растворы таннина берутся крепостью не более 1° Боме, и количество дубильных веществ от веса ткани не превышает 1%. После таннировки ткань опять высушивается и уже высушенная поступает на квасцовку — операцию, имеющую целью нанести на ткань минеральную протраву. Как протрава употребляется основной сернокислый глинозем, приготовляемый прибавлением раствора соды к раствору сернокислого глинозема. Раствор протравы имеет крепость 8—10° Боме. Степень основности проверяется определением температуры разложения раствора; чем большей основности приготовленный раствор, тем при более низкой температуре он разлагается, мутнеет. Нормальный раствор, употребляемый как протрава, разлагается уже при нагревании до 75—80° Ц. Как квасцовка, так и таннировка производятся всегда в расправку, в совершенно одинакового устройства барках, в которых ткань проходит через ряд направляющих роликов и по выходе отжимается парой отжимных валов. Сухая, промасленная и протаннированная ткань жадно поглощает раствор сернокислого глинозема. Вес ее после квасцовки сильно увеличивается, и она делается значительно более твердой и жесткой на ощупь. Если шмаковку и таннировку соединяют в одну операцию, то к раствору основной серно-глиноземной соли прибавляют 1/20 часть по объему 2,5%-го раствора таннинного или кверцитронного экстракта. При приготовлении тканей под печать употребляется также и раствор валлонеа (см. Дубильные материалы). Несмотря на то, что сернокислый глинозем, поглощенный тканью, реагирует как с масляной, так и с таннинной протравой, тем не менее это разложение никогда не идет до конца, и для полного закрепления глинозема является необходимым проквасцованную ткань пропустить на фиксировку или меловку, причем основная, растворимая в воде серно-глиноземная соль разлагается с выделением на волокно смеси нерастворимой основной серно-глиноземной соли и гидрата глинозема. Мел берется, по возможности, чистый, отмученный, 3—4 грамма на литр, и пропуск делается при обыкновенной температуре. Аналогично мелу действуют и пассирные соли. Прежде нередко для этой цели употреблялась кислая фосфорнокислая соль. После меловки ткань тщательно промывается водой для удаления осевшего в порах волокна сернокислого кальция, после промывки отжимается и в сыром состоянии поступает на крашение. В таком виде она до сих пор носит на пунцовых фабриках название «зеленки», оставшееся от старого способа работы (см. выше). Крашение ведется в так называемых гарансинных барках — емкостью на несколько десятков штук ткани зараз. Барка разделена перекладинами на несколько гнезд, в каждое гнездо помещается несколько штук ткани, сшитых вместе и образующих таким образом бесконечное полотно. Движение ткани в барке обуславливается движением направляющего барана, расположенного вверху барки на высоте 7—8 футов. Этот баран движется со скоростью 40—50 футов в минуту. При вращении барана ткань постепенно передвигается, и таким образом при работе все 6—12 кусков, сшитые вместе и заправленные в одно гнездо, последовательно проходят несколько раз через красильную барку. В зависимости от желаемого оттенка крашение ведут тем или другим сортом ализарина. Сорта или продажные марки ализарина отличаются по своему химическому составу, а именно — в них содержатся или чистые пигменты (ализарин, флавопурпурин, антрапурпурин), или же смеси их в определенной пропорции. Такого рода сортов ализарина теперь очень много, и почти всякая ализариновая фабрика имеет свои собственные обозначения этих сортов. На кусок окрашиваемой ткани берется около полфунта 20%-го ализарина; в барку наливается определенное количество воды и 1% от веса воды отрубей. Температуру в барке медленно поднимают, начиная крашение сперва на холоде. В последнее время нередко употребляют сухой ализарин в количестве 40—50 г. на кусок. Перед крашением его растворяют в эквивалентном количестве едкого натра, причем образуется ализарат натра, и этот раствор нейтрализуется при помешивании серной кислотой. При крашении ализарином существенное значение имеет содержание в воде извести. Если вода не содержит извести или содержит ее мало, то крашение идет плохо. Можно думать, что окислы с ясно выраженным основным характером, как, например, известь, служат посредствующим звеном между слабокислыми пигментами, каков, например, ализарин, и глиноземом, обладающим, хотя и слабой, но довольно ясно выраженной кислотной функцией. Как показывают многочисленные исследования П. лака, известь всегда входит в состав его в количестве 0,3—0,4% от веса ткани. Последний час крашение ведется при кипячении — производится так называемое «заваривание», имеющее целью придать прочность выкрашенной ткани. Присутствие в воде даже незначительных количеств железа очень неблагоприятно влияет на оттенок цвета, приобретающего при этом кирпичный оттенок. С целью ускорить и упростить окрашивание Балденспергер предложил вести крашение раствором ализарина в аммиаке. При этом крашение ализарином можно вести в обыкновенных красильных барках, так называемых «джикерсах». Практика, однако, показала, что таким образом трудно добиться полных, а главное, достаточно ровных цветов. Более удачные результаты получают, употребляя раствор борнокислого ализарина. Этот препарат в настоящее время весьма распространен в Америке. Плюсовальный раствор приготовляется растворением 250 г. борнокислого ализарина и 500 г. ализаринового масла в 50 л. кипящей воды. Равномерность окрашивания, яркость и живость оттенка цвета находятся в большой зависимости от предварительной подготовки ткани, и ввиду указанной сложности этой подготовки понятно, что П. крашение считается одним из наиболее трудных. Окрашенная ткань промывается водой и поступает на оживку (см.). После оживки и последующей промывки, выкрашенная в гладкий красный цвет ткань поступает на разбраковку, и лучшие куски поступают в продажу, безо всякой дальнейшей отделки, в виде плюса или кумача. Куски бракованные поступают под печать и расцвечиваются большей частью в пять колеров: голубой, зеленый, белый, желтый и черный (см. Печатание тканей). Очень часто в П. ситцах, наряду с указанными красками, наносится также и розовый узор или так называемая «роза» по П. Для получения розового узора еще до крашения печатается по подготовленной к крашению ткани краска, в состав которой входит какая-нибудь кислота, чаще всего винно-каменная. Эта кислота берется в таком количестве, чтобы при крашении часть нанесенной на ткань глиноземной протравы перешла бы в раствор; само собой понятно, что на всех местах, где была напечатана кислота, при окрашивании, вследствие недостатка глинозема, образуется не красный, а розовый узор. По такой двухцветной ткани затем печатаются те или другие колера. Теория П. окрашивания служила предметом многочисленных исследований. Ввиду сложности П. лака (в состав его входят несколько минеральных и органических протрав), неудивительно, что вопрос этот и поныне не может считаться вполне исчерпанным.

В последнее время П. крашение встретило очень серьезного конкурента в паранитроанилиновом крашении, которое дает возможность получать красный цвет почти такой же яркий и прочный, как ализариновый, но значительно более дешевым и менее сложным способом. Ввиду главным образом большей простоты приемов работы паранитроанилин приобретает все большее и большее значение. С открытием легкого и удобного способа приготовлять вытравкой красные паранитроанилиновые ситцы, надо думать, что они будут сильно конкурировать с настоящими П. ситцами.