ЭСБЕ/Пшавы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пшавы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Простатит — Работный дом. Источник: т. XXVa (1898): Простатит — Работный дом, с. 876—877 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Пшавы — грузины-горцы; в числе 9155 душ живут в Тионетском уезде Тифлисской губернии, занимая среднее течение Арагвы и оба берега Иоры, притока Алазани. Они большей частью высокого роста, с карими глазами и черными волосами. Известны в грузинской летописи буйным характером, непокорным духом и неустрашимой храбростью. Под именем «пховелей» они упоминаются как непобедимые противники римского полководца Помпея. Отрезанные от соседей ущельями и труднопереходимыми реками, П., в отличие от грузин, не знали ни сословий, ни крепостной зависимости. Они номинально подчинялись тионетскому моураву (наместнику) грузинских царей, оказывая последним помощь в случае опасности. Занимаются П. скотоводством и отчасти хлебопашеством. Живут 12-ю обширными кровными союзами или родами. Каждый из них имеет свои праздники, свои святыни, своих покровителей (ангелов-основателей). Над святыми отдельных родов возвышаются общий патрон всех П., «Латарис-Джвари», крест Георгия Лаша, царя грузин, и Тамарь-Мене — царица Тамара, причисленная у них к лику святых. П. считаются православными, но вера их представляет смесь христианской религии с язычеством. Из святых им известны св. Георгий, Богородица и Архангел. Не меньшим уважением пользуются местные герои и создания фантазии: Копала, Яхсарт, Пиркута — олицетворенные силы природы, Главным духовным лицом является хевис-бери (= почетный старец ущелья), соединявший некогда права и обязанности языческого жреца и христианского священника. В его руках сосредоточивалась духовная и светская власть. В военное время он предводительствовал, в мирное творил суд и расправу, а как духовное лицо венчал, крестил, погребал и причащал. Ныне хевис-бери не имеет более светской власти, но в духовной сфере он остается полным хозяином. Он выбирается по указанию «кадаги» (кликуши), служителя св. Георгия. Образ жизни хевис-бери и их помощников «дастури», которым принадлежит право резать жертвенных животных, отличается воздержанностью и строгостью. Публичное богослужение, органами которого являются хевис-бери, не устраняет весьма выработанного домашнего культа, стоящего в прямой связи с общественной организацией пшавов.

Подобно большинству кавказских горцев, П. живут кровными союзами, по родам. Род заключает в себе как членов одного происхождения, так и приемышей, вступление которых в общину сопровождается пиром. Культ общего предка является выражением родового единства. Родовая организация не исключает обособленного существования семейной общины, включающей в себя нередко до 40 человек. Как религиозный союз, семья, во главе которой стоят «мамакаци» и «дедакаци» (большак и большуха), является очагом культа покойников (общение с ними, кормление и почитание их). В судоустройстве и процессе, в гражданском и уголовном праве оба принципа организации П. — родовой и религиозный — выступают наглядно. Первый сказывается в замене начала индивидуализма началом кровной солидарности, второй — в допущении сверхчувственной неземной силы к решению тяжб и совершению сделок. Солидарность родственников выражается в решительном преобладании общинно-родовой собственности над собственностью личной; в безусловном подчинении женщины до замужества отцу и старшему в роду отца, а после замужества — мужу и старшему в роду мужа; в устранении женщин от наследования и в привилегированном положении ближайшего продолжателя рода — первенца. В уголовном праве характерны участие родственников в преследовании преступников и в платеже виры (композиции), непосредственное преследование целым родом преступных деяний, совершенных в родственной среде, и так называемое соприсяжничество. Религиозный принцип выступает в свадебном ритуале (приобщение к очагу равносильно приобщению к культу домашних божеств), в существовании особого суда Божия, в форме испытания обвиняемых кипящей водой, и в общераспространенности присяги — образом, светом зажженного огня, именем царицы Тамары и ее сына Лаша, наконец «матерью земли». Хотя семья П. построена на началах моногамии, но бесплодие жены и боязнь остаться без потомства, вызываемая религиозными мотивами (угрозой вечного скитальчества в загробной жизни), побуждает бездетного супруга, с согласия жены, взять в дом любовницу, дети от которой считаются законными. Бесплодие может служить поводом к отпущению жены мужем, сопровождаемому передачей ей личного ее имущества и вознаграждения в размере пяти коров. Обыкновенным явлением в семье, где нет законных детей мужского пола служит усыновление. На усыновленного распространяется право и обязанность кровной мести. Кровная месть применяется в случаях убийства, увечий и прелюбодеяний; похититель чужой собственности отвечает только своим имуществом. В гражданских и уголовных делах П. обращаются к выбору посредников или так называемых «шуакаци», обыкновенно в числе одного или двух с каждой стороны. Свидетельство женщин, в новейшее время, принимается при невозможности достигнуть установления судебной истины иным путем. К исполнению обязанностей соприсяжников они не допускаются. Женщина у П. считается существом нечистым. В период менструации ее загоняют на неделю в хлев. Она рожает безо всякой посторонней помощи, в особой плетенке, устроенной за пределами деревни. Несмотря на это уничиженное положение, женщина пользуется значительной свободой имущественной и личной. Первая выражается в существовании особого вида частной собственности, частью приобретенной личным трудом, частью перешедшей от матери. Личная свобода женщин, продолжающаяся до брака, сказывается в праве каждой девушки выбрать из аульной молодежи своего «цацалу» — нареченного брата, который спит с ней на одной постели. Лучшие песни П. посвящены восторженным описаниям женской красоты. Одаренные богатой фантазией и чуткой впечатлительностью, П. воспевают в своих легких и звучных «лексах» все проявления повседневной жизни, с ее радостями и печалями. Они вспоминают с благоговением царицу Тамару и царя Ираклия II, поют историю убийства Ростемом собственного сына Зураба.

Литература — см. Грузины. Сверх того: М. Ковалевский, «Пшавы» (этнографический очерк в «Юридическом Вестнике», 1888, февраль); А. Хаханов, «О пшавах» («Этнографический Сборник», под ред. В. Ф. Миллера", вып. III, М., 1888); «Сборник песен пшавов», на грузинском языке, изд. Д. Хизанашвили (1887); Р. Эристов, «О тушино-пшаво-хевсурском округе».

А. Хах—ов.