ЭСБЕ/Рабочие сельские

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Рабочие сельские
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Рабочая книжка — Резолюция. Источник: т. XXVI (1899): Рабочая книжка — Резолюция, с. 7—16 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Рабочие сельские. — Р. сельскими в собственном смысле называются те лица, которые принимают непосредственное участие в сельском хозяйстве своим трудом путем отдачи своей рабочей силы по договору найма в распоряжение предпринимателей сельскохозяйственной промышленности за определенную плату, пр чем последняя является для них исключительным или по крайней мере главным источником средств к существованию. Этими признаками сельский Р. отличается от раба и крепостного, работающих на землевладельца по принуждению, от самостоятельного крестьянина, живущего на доход с собственного участка, и от кустаря-работника и фабричного пролетария, занятых в иных отраслях производства, нежели сельское хозяйство. Из приведенного определения вытекает также, что сельские Р. по своему социальному положению (заработная плата — главный источник пропитания) должны рассматриваться лишь как одно из подразделений рабочего класса вообще. Кроме сельских Р. в собственном смысле, во многих странах имеется еще обширный контингет лиц, которые хотя и прибегают к сельскохозяйственным работам по найму, но, владея сами участками земли на правах собственности или аренды, смотрят на заработную плату лишь как на подсобный источник дохода, а не как на главный. Эта категория лиц, относящаяся к сельским Р. в широком смысле, представляет переходную группу между вполне самостоятельными крестьянами и сельскими Р. в тесном смысле. Время возникновения сельских рабочих как особого общественного класса следует отнести в большинстве стран к моменту падения крепостных отношений, при которых помещики, пользуясь подневольным трудом, почти не нуждались в наемных рабочих, и почти всякий земледелец был наделен известным количеством земли. Только со времени отмены крепостного права делается возможным обезземеление части крестьянства (см. Крестьяне) — с одной стороны, и развитие хозяйств с наемным трудом — с другой. Способствовало тому и другому и быстрое после освобождения крестьян изменение экономических отношений: развитие крупной промышленности, упадок сельских промыслов, уменьшение местных дополнительных, неземледельческих заработков. Распределение сельских рабочих на отдельные категории по различным признакам представляется далеко не столь резким и определенным, как распределение промышленных рабочих. Незначительность разделения труда и разделения занятий в сельском хозяйстве часто ведет к тому, что в составе одного и того же хозяйства одни и те же лица оказываются занятыми, по очереди, в полеводстве, луговодстве, коневодстве, разведении крупного рогатого скота, овцеводстве, свиноводства, огородничестве и садоводстве, а иногда и в обработке различных сельскохозяйственных продуктов (сыроварение, маслоделие и проч.). Однако такое положение вещей начинает изменяться в последнее время. Отдельные отрасли выделяются не только из состава одного и того же хозяйства, но и обособляются территориально (скотоводство Техаса, пшеничные поля Дакоты, овчарни Австралии, поля клубники близ Нью-Йорка, молочные хозяйства Голландии, фабрики масла в Канаде и пр.). В соответствии с этим изменяется и положение сельских Р., начинающих группироваться в особые профессиональные категории. Много изменений внесло и вносит также усиливающееся применение машин в сельском хозяйстве. Неравномерность потребности в наемном труде по временам года (см. Р. время в сельском хозяйстве) обусловливает разделение Р. сельских по условиям найма. Постоянные или сроковые работники (батраки) нанимаются на более или менее продолжительный срок, живут в хозяйстве, получают от последнего обыкновенно помещение, продовольствие и определенную договором сумму денег за год или за период работы, обязываясь, с своей стороны, исполнять все работы, поручаемые хозяйством. Относительное число сроковых Р. в хозяйстве зависит, главным образом, от размеров хозяйства и большей или меньшей рациональности его ведения. Обыкновенно постоянные работники держатся преимущественно для ухода за скотом, а все упряжные работы исполняются временными рабочими. Особый вид сроковых рабочих составляют оседлые рабочие: они получают помещение для семьи, известное количество земли под огород, картофель, лен и право держать корову на корме хозяина, обязываясь являться на все работы за определенную контрактом поденную плату по расчету за мужа, жену и холостого работника, которого должен содержать в своей семье оседлый Р. Этот вид найма распространен в Германии; в России он почти не встречается. Все те ручные работы, для производства которых в хозяйстве недостаточны сроковые Р., выполняются временными рабочими, сдельными или поденными. Сдельные Р. нанимаются предпочтительно перед поденными главным образом для работ, легко контролируемых счетом или мерою (уборка хлеба, сенокошение, уборка корнеплодов, подсолнечника, кукурузы, прорытие канав, стрижка овец, перевозочные работы на скоте, принадлежащем самим рабочим). Поденщики, получая вознаграждение за время работы, обязываются исполнять все работы по указанию хозяина в течение определенного числа часов в день: от 10 до 12 летом и от 6 до 8 зимой. Необходимость этого вида рабочих во владельческих хозяйствах обусловливается главным образом чрезвычайным скоплением в некоторые, недолгие, сроки работ, требующих неотложного исполнения (сенокос и уборка хлеба). Главный контингент поденных рабочих состоит обыкновенно из соседних малоземельных крестьян; поэтому в большинстве случаев поденщики получают плату только деньгами, на своем продовольствии. Особый вид поденщиков представляют в малонаселенных местностях пришлые Р., являющиеся из более населенных мест ко времени усиленных работ. Так, из Средней России Р. отправляются на юг и за Волгу для уборки сена и хлебов и для других работ. Рейнские Р. отправляются на время в Шварцвальд; в Восточную Пруссию Р. приезжают из России. При найме таких рабочих и отсутствии вблизи значительных селений хозяйство по необходимости должно продовольствовать их харчами и снабжать помещением. В южном климате можно держать значительное число постоянных рабочих; в северном, где период работ короче, весной и осенью необходим поденный наем в больших размерах. Обильный урожай также вызывает иногда чрезвычайную потребность во временных рабочих, и значение этого фактора представляется тем большим, что при современном состоянии метеорологических знаний ни Р., ни предприниматели не могут вперед предугадать, в какой местности и в каком количестве потребуется больше рабочих сил. Многие из сел. Р. (в широком смысле) обладают мелкими земельными участками на праве собственности или аренды. Отсюда распределение сельских Р. на категории полных «хозяев», безлошадных, безземельных, бездомовых, бродячих. Общие условия, влияющие на высоту заработной платы вообще (см. Заработная плата), осложняются в сельском хозяйстве колебаниями в высоте спроса на труд сельских рабочих, обусловливаемыми временем года, климатом и урожаем, а также наличностью у многих из рабочих собственного хозяйства. Влияние последнего фактора рассматривается некоторыми исследователями как обстоятельство, благоприятное для сельских рабочих вследствие их меньшей экономической зависимости от нанимателя при заключении юридически свободного договора. По мнению других, заработная плата в большинстве таких случаев понижается на всю ту сумму, которую рабочий может доработать на собственном участке, а связь с собственным наделом затрудняет для рабочих выбор более выгодного нанимателя, заставляя их продавать свою рабочую силу именно местным владельцам. Третьим фактором, обусловливающим уровень заработной платы в сельском хозяйстве, является чрезвычайно низкий уровень потребностей сельского рабочего. Значительность применения в сельскохозяйственной промышленности натуральной платы также не остается без значительного влияния на высоту всей заработной платы и притом вследствие низкого уровня потребностей рабочего скорее в невыгодную для него сторону, нежели в выгодную. В благоприятные для землевладельцев годы, когда цены на продукты сельского хозяйства бывают высоки, наниматели обнаруживают стремление переходить к расплате деньгами; в годы низких хлебных цен замечается обратное явление. Формы натуральной заработной платы — снабжение рабочих продовольстием, помещением, а иногда и самостоятельным маленьким хозяйством. Людоговский определяет следующее количество главных предметов пищи, которое обыкновенно полагается в рационально ведущихся хозяйствах батракам в год: ржаного хлеба 500—650 фн., других видов зерна (пшеницы, гречи, ячменя, гороха) 150—220 фн., картофеля 400—1000 фн., мяса и рыбы 50—100 фн., сала и разного масла 16—50 фн., соли 20—50 фн. на человека (кроме молока, овощей и проч.). В большинстве случаев продовольствие стоит далеко ниже этой нормы, особенно для временных рабочих. Одной из форм натуральной платы является вознаграждение из доли продукта. Нормальным считается следуюшее вознаграждение: за полную уборку хлебов, без молотьбы — от 1/15 до 1/9 урожая; за молотьбу — от 1/9 до 1/15 вымолоченного зерна; за полную уборку сена посредственных лугов 30—40% собранного, хороших лугов — 25%; за уборку картофеля от 1/12 до 1/15 клубней. Введение сельскохозяйственных машин сильно понизило спрос на рабочие силы и заработную плату. По вычислениям французских агрономов, применение машин уменьшает во Франции расходы на рабочую силу на 25 фр. в год с гектара. Введение машинной обработки начинает уничтожать разницу между положением и характером труда в сельском хозяйстве и на фабриках.

Юридическое и вообще общественное положение сельских рабочих находится в менее благоприятных условиях, нежели такое же положение промышленного пролетариата. Законодательство, регулирующее отношения между нанимателями и рабочими в сельском хозяйстве, создавалось почти везде под воздействием совершенно иных условий, нежели законодательство фабричное. Оно стремится не столько к защите экономически слабейшей стороны в договоре найма, сколько к установлению гарантий соблюдения раз заключенного договора. Это замечание применимо и к последнему из законодательных проектов этого рода — венгерскому, вызванному колосальной стачкой жнецов, охватившей летом 1897 г. значительную часть Венгрии. По замечанию критика этого проекта, Krejcsi, требования сельских рабочих, заявленные на их конгрессе в феврале 1897 г. (точное установление длины рабочего дня, законодательная отмена сдельных работ, воспрещение платы натурой, страхование от болезней и несчастных случаев, установление воскресного отдыха, учреждение сельскохозяйственной инспекции по аналогии с инспекцией фабричной и др.) удовлетворены проектом лишь в самой незначительной мере.

Положение сельских рабочих в Западной Европе. В Англии положение мелких землевладельцев и арендаторов, превратившихся в наемных рабочих, до половины XIX в. было чрезвычайно бедственно. В 1863 г. было официально признано, что свободные сельские Р. питаются несравненно хуже, чем преступники, лишенные свободы. Недельное количество пищи тех и других оказалось следующего содержания (по К. Марксу):

Азотн. част. Безазотнные Минеральн. Итого
У заключенных в портландской тюрьме 28,95 150,06 4,68 183,69
У сельских свободных рабочих 17,73 118,06 3,29 139,08

Дальнейшее экономическое развитие Англии привело уже в начале 80-х годов к значительному улучшению условий существования сельских Р. Недельная плата сельским Р., равнявшаяся в 1770 г. в среднем 7 шилл. 3 пен., поднялась к 1850 г. до 9 шилл. 7 пен., а в 1880 г. — до 14 шилл.; поденная с 8 пен. в 1870 г. дошла до 1 шилл. 5 пен. в 1850 г. и до 2 шилл. в 1880 г. Вместе с улучшением положения Р. сельских шло численное их уменьшение:

Всех сел. Р. В том числе
Под. раб. Батр. Овеч. паст.
1851 1253786 952997 288272 12517
1861 1188786 958268 204962 25559
1871 980178 798087 188856 23335

В последующие периоды число Р. сельских продолжало уменьшаться. В 1881 г. их насчитывалось лишь 870798 чел., в том числе 40346 жнщ., а в 1891 г. — 780707 чел., из которых 756557 мжч. и 24150 жнщ. В 1891 г. была образована в Англии комиссия для исследования быта рабочих, в том числе и сельских. По собранным ею данным, средняя понедельная плата оказалась равной в 1892 г. 13 шиллинг. 5⅔ пенс., т. е. ниже, нежели в 1880 г., но выше, чем в 50-х годах. Так как цена необходимых продуктов продовольствия рабочего понизилась по сравнению с предыдущим периодом:

1872—82 1882—92
Пшеница (кварт.) 45 ш. 0 п. 32 ш. 2 п.
Ячмень (кварт.) 81 ш. 1 п. 27 ш. 4 п.
Овес (кварт.) 22 ш. 7 п. 18 ш. 7 п.
1878—80 1886—90
Говядина (фунт) 6½ ш. 8¾ п. 4 ш. 7¼ п
Баранина (фунт.) 7 ш. 10¼ п. 5½ ш. 9 п.
Свинина (фунт.) 6 ш. 7½ п. 5¾ ш. 6½ п.

то можно признать, что реальная плата выше прежней.

Во Франции, по официальным данным 1883 г., из 18758011 чел. производительного населения в сельском хозяйстве было занято 6915965 чел. Из числа последних насчитывалось 4046164 чел. хозяев, 97835 чел. высших служащих и 2771966 чел. рабочих. Средняя поденная плата сельским рабочим (в франках) следующая:

Мужская Женская
зимн. летн. зимн. летн.
На хозяйских харчах 1,08 1,82 0,62 1,13
На собственных харчах 1,85 2,77 1,14 1,73

Средняя годовая плата батракам не превышает 290 фр. для взрослого пастуха, 324 фр. для взрослого хлебопашца, 235 фр. для женщины. В последнее время в сельской Франции замечается усиление безработицы, вследствие введения сельскохозяйственных машин. Как, однако, ни низко оплачивается сельскохозяйственный труд во Франции в настоящее время, все же по сравнению с 60-ми годами замечается некоторое улучшение. Так, по словам Шмоллера, с 1862 г. по 1882 г. средняя летняя поденная плата с продовольствием сельских Р. возросла на 0,16 фр., плата без продовольствия — на 0,36, плата для срокового рабочего (годового батрака) — на 60 — 70 фр. (20 — 26%), для работницы — на 106 фр. (80%).

В Германии, по данным промысловой переписи 1895 г., при общем уменьшении земледельческого населения сравнительно с 1882 г. с 42,51% до 35,74% всего населения число самостоятельных хозяев абсолютно возросло с 2288033 до 2591725 чел., тогда как число рабочих понизилось с 5881819 до 5619794 души. В 1882 г. сельские Р. составляли 71,41% всего сельского населения, хозяева 27,78% и высшие служащие 0,81%, в 1895 г. те же отношения выразились в цифрах 67,77%, 30,07 и 1,16%. С введением более рациональной культуры и с применением улучшенных земледельческих машин требуется большее количество квалифицированных служащих. Труд простых рабочих в известной мере заменен работой машин. Применение последних возросло весьма значительно:

1882 г. 1896 г.
Паровых плугов 836 1696
Паровых косилок 19634 35084
Паровых молотилок 75690 259964
Другие молотильные машины 298367 596869

Сравнительные данные для главнейших государств Германии показывают следующие минимумы и максимумы средней годовой платы:

Мужская Женская
Пруссия 200—690 мар. 120—480 мар.
Бавария 300—600 мар. 200—450 мар.
Саксония 360—570 мар. 240—440 мар.
Баден 300—600 мар. 240—450 мар.

Если взять все данные, показывающие соотношение в различных странах числа нанимателей и нанимаемых, приблизительно за одни и те же годы в процентах, то получается следующее (Янсон):

Франция Германия Австрия Италия Швеция
1882 г. 1882 г. 1880 г. 1881 г. 1880 г.
Хозяева 58,5 27,2 38,4 32,3 54,9
Служащие и рабочие 41,5 72,2 61,5 67,7 45,1

В России вопрос о том, что выгоднее для землевладельца — крепостной или наемный труд, был поднят еще в конце крепостной эпохи (см. Крестьяне). С освобождением крестьян увеличилось предложение труда; отведенный крестьянской семье земельный надел в большинстве случаев оказался очень скудным; пришлось идти наниматься на работу к помещику. Однако земля так долго обрабатывалась крестьянами с их собственным инвентарем, что переходить к самостоятельной организации наемного труда помещику было нелегко. Отсюда широкое распространение крестьянской аренды помещичьих земель. Позже цены на землю стали повышаться: поднялись и арендные цены, и съемка земель сделалась под силу только зажиточным крестьянам. К увеличению предложения труда вело и изменение экономических отношений в недрах самой деревни. Ослабление одних хозяйств было фундаментом усиления других; усиление последних, обратно, вело к еще большему ослаблению первых. Обезлошадивавшимся и обезземеливавшимся оставалось только искать постороннего заработка, тем более, что местные кустарные промыслы, где они существовали, — стали падать. Наемный труд в средних черноземных губерниях подешевел; помещику, не успевшему сдать свою землю в аренду за более или менее высокую цену, сделалось более выгодным обрабатывать ее наемным трудом. Вместе с тем росла потребность в наемном труде на юге и юго-востоке, где стали распахиваться обширные пространства земель, служившие прежде для скотоводства. В конце 60-х в начале 70-х годов там началась настоящая рабочая горячка; цены на труд в «критические моменты» сельского хозяйства поднимались до баснословной высоты, и молва о том привлекала из Средней России толпы бедного люда. Это движение не ослабело и в последующие годы, но приняло более равномерный характер. Тогда-то возник в России «сельский рабочий вопрос». Вместе с указанным движением рабочих на юг шло дальнейшее развитие сельского пролетариата и на его родине, в Средней и Северной России. Каждый голод, каждый недород, каждый падеж скота обессиливали множество крестьян-хозяев, лишали их живого инвентаря, удешевляли их труд, усиливали их денежную нужду. Немалую роль в процессе образования сельского пролетариата сыграло начавшееся после падения крепостных отношений распадение вследствие разделов большой посемейной общины. Явился, одним словом, обширный класс наемных рабочих, из которых большинство получает средства пропитания не только от продажи своей рабочей силы, но и с собственных небольших участков земли, не всегда окупающей лежащие на ней повинности. Более или менее точных данных о числе сельских Р. в России не имеется. На основании земских подворных переписей, относящихся к 81 уезду 13 губерний, одним из земских статистиков, С. Ф. Рудневым, сделана, однако, попытка определить общее число рабочих для всей России. В 25 черноземных губерниях насчитывается всех мужчин рабочего возраста около 10731483; можно предположить, что из них 25% — 2682870 чел. — нанимаются на сельскохозяйственные работы. В 26 нечерноземных губерниях насчитывается около 7124640 мжч. рабочего возраста; около 1/10 части их, или 712400 чел., обычно нанимаются на сельские работы. Таким образом, общее число сельских Р. приблизительно равняется 3395000 чел. Распределение процента рабочих по 81 уезду следующее:

На 100 мужчин рабочего возраста приходится сельскохозяйственных рабочих:

Екатеринославская 39,7%
Полтавская 29,9%
Черниговская 29,8%
Воронежская 27,0%
Саратовская 25,2%
Курская 20,5%
Тамбовская 19,3%
Орловская 16,9%
Самарская 13,5%
Нечерноземные губернии
С.-Петербургская 10,9%
Тверская 9,1%
Вятская 9%
Смоленская 6%

Р. эти подразделяются, по терминологии земских переписей, главным образом на батраков, косарей и пастухов, поденщиков и сдельных Р. Батраки, или сроковые Р., в соответствии с продолжительностью срока найма подразделяются на годовых и полугодовых (иначе полетчиков, нанимающихся на 5—7 месяцев, с весны до осени). Названные категории батраков, в свою очередь, подразделяются на местных, которые всегда близки к дому, и отхожих, не могущих принимать в страдную пору участия в своем хозяйстве. Собственные хозяйства семейств, выделяющих батраков, стоят далеко ниже средних крестьянских хозяйств.

Крестьянские хозяйства 9 уездов Воронежской губернии.

Общее
число
Не обрабаты-
вающих земли
Без рабо-
чего скота
Без всякого
скота
абс. % абс. % абс. % абс. %
Все хозяйства 247995 100 23245 9,4 57006 23,0 27737 11,2
Поставляющие батраков 30549 100 4516 14,8 11787 38,5 6470 21,1

Таким образом, между семьями, поставляющими батраков, чаще встречаются семьи, не обрабатывающие своей земли, без рабочего скота и без всякого скота. В Полтавской губернии батраков поставляют еще более обездоленные семьи; по Миргородскому уезду, например, из общего числа 2110 батраков 45% вышло из семей, совсем не имеющих пашни, 26,9% из семей, имющих пашни менее 3 дес., 24,8% из семей с количеством пашни от 3 до 6 дес. и только 3,4% из семей, имеющих 6 и более дес. пашни. Количество лиц, идущих в батраки, по 76 уездам исследованных губерний следующее:

Губернии Общее
число
В процентном
отношении ко всему
числу мужчин
рабочего возраста
Курская (9 уездов) 26920 10,9
Орловская (5) 15752 10,0
Полтавская (14) 39678 8,7
Воронежская (10) 37900 8,3
Самарская (7) 40416 8,7
Саратовская (2) 3245 6,0
Тамбовская (10) 24652 6,0
Ростовский-на-Дону уезд 1095 4,3
Вятская (4) 7538 4,0
С.-Петербургская (5) 3670 3,8
Смоленская (2) 1603 3,3
Тверская (7) 7343 3,2

Большее число батраков выходит, следовательно, из центральных черноземных губерний, меньшее — из губерний с развитыми неземледельческими отхожими и кустарными промыслами. Внутри одной и той же губернии замечаются значительные колебания по уездам. Общее число батраков, или сроковых рабочих, можно предположить для всей России в 1096000, в том числе 840000 чел. на 25 черноземных губерний и 256000 чел. на 25 нечерноземных. В качестве косарей регистрировались земской статистикой те из сельских Р., которые уходят из средних и северных в новороссийские и черноземные степные губернии, главным образом на время покоса трав и хлебов — «косовицы». Эти отхожие Р. находятся в отсутствии от 2½ до 4 месяцев, так что приближаются к летним батракам. На этого рода работы идут или из больших семей, или сдающие в аренду свою землю — самые бедные. По данным дпт. земледелия и сельской промышленности, косари выходят главным образом из губерний Полтавской, Киевской, Подольской, Черниговской, Воронежской, Орловской, Курской, Тамбовской, Рязанской и Тульской. Менее значительное число таких Р. дают губ. Смоленская, Пензенская, Нижегородская и Казанская. Направляются косари преимущественно в губ. Екатеринославскую, Херсонскую, Таврическую, Ставропольскую и в области Войска Донского и Кубанскую. По данным, собранным губернскими совещаниями по вопросу о пересмотре закона 12 июня 1886 г. (см. у Н. Бржеского), сюда же следует отнести Самарскую губ., куда приходит до 400 пришлых Р. Определить хотя бы с приблизительной точностью величину такого меняющегося по годам контингента Р., как «косари», представляется невозможным. По данным земских управ, в южные уезды Херсонской губ. прибывает теперь на летние работы до 100000 чел.; между тем, из Александрийского и Елисаветградского уу. той же губ. уходит до 40000 чел. Впрочем, в этих данных не различаются «косари» от батраков. Отхожих «косарей» можно было бы назвать, вместе с С. Ф. Рудневым, запасным элементом временных сельских Р. Кроме батраков и косарей, в группе сельских Р. земская статистика отмечает еще пастухов, нанимающихся в большинстве случаев не к отдельным хозяевам, а к сельским обществам (при господстве общинного землевладения, каждое селение имеет свое стадо). Пастух обыкновенно нанимает себе еще нескольких подпасков, смотря по величине стада. Из исследованных губерний наибольшее число пастухов дает Тверская губ. (7,2 на 100 дворов), наименьшее — Полтавская (0,5), среднее — Саратовская (3,1). Общее число пастухов по 73 уездам определяется приблизительно в 53 тыс. В южных губерниях встречаются особые виды пастухов — чабаны, гуртоправы, табунщики; владельцы вручают им целые огромные состояния — отары овец, гурты скота, табуны лошадей. Кроме батраков, косарей, пастухов, составляющих в различных районах от 60 до 96% всех сельских рабочих, обычно работающих по найму, существуют еще поденщики и сдельные Р. В эту категорию земскими статистиками заносились лица, для которых занятие поденной и сдельной работой является обычным, а не только подсобным при самостоятельном хозяйстве промыслом. По свидетельству курских статистиков, такого рода поденщики распространены среди беднейшей и наименее обеспеченной части населения. За этими Р. в собственном смысле стоит обширный класс мелких и средних земледельцев, которые или за недостаточностью надела, или вследствие других условий занимаются работами по найму у соседних землевладельцев в виде подсобного занятия, иногда лишь за необходимые для их скота выгоны и прогоны. Ими-то, судя как по данным дпт. земледелия, так и по данным губернских совещаний, по преимуществу и обрабатывается помещичья земля. В ближайшем будущем они перейдут, вероятно, или (большинство) в разряд батраков, косарей и проч., или (меньшинство) в разряд зажиточного крестьянства. Потребность в Р. той или иной категории далеко не одинакова по отдельным районам, находясь в зависимости от густоты крестьянского населения, размера надела, способа культуры (Прибалтийские губ.), количества владельческих земель, развития отхода на неземледельческие промыслы и пр. В центральных губерниях черноземной полосы Европейской России в пришлых Р. надобности нет, большинство работ исполняется местными силами; замечается только междууездное передвижение наемных Р. в зависимости от условий землепользования и степени урожая данного года. Владельческие земли обрабатываются по преимуществу не только силами местных крестьян, но и их инвентарем. Обработка эта происходит или путем аренды за деньги, или испольно, или за отработку (сдельно), или путем найма на работы за денежную плату. При найме широко практикуется, по свидетельству губернских совещаний, следующий способ. Более бедные из местных крестьян являются наниматься к соседним землевладельцам еще с осени, во время сбора податей, или зимой, чтобы получить хоть сколько-нибудь денег в особенно трудное для них время вперед, в виде задатка. Из-за последнего труд продается не только по значительно пониженной цене, но и на более тяжелых условиях, нежели в обыкновенное время. В Тамбовском у. за обработку 1 дес., с уборкой и доставкой хлеба на гумно, при своевременном найме платится от 8 до 12 р.; при найме зимой та же работа оценивается в 4 р. 50 к. — 5 руб. В Елатомском у. летом за жниво платят 5—7 руб. с десятины; при найме с осени за него дают 3—4 р., а иногда 2 руб. 50 коп. Нуждающийся крестьянин в тяжелое время часто нанимается сразу у нескольких хозяев и берет у всех задатки; затем, когда наступает страдное время, он не успвает справиться со всей набранной работой, делает ее кое-как или совсем не является на работу. Зная, что рядом с ним работают другие по вдвое более высокой цене — особенно во время урожая, — он не считает себя нравственно связанным с нанимателем и часто в самое горячее время переходит к другому владельцу, предложившему более высокую плату. Невыгодность такого порядка вещей сознается, судя по данным губернских совещаний, самими нанимателями, особенно теми, которые начинают понимать необходимость перехода к более рациональной, требующей и более тщательного труда культуре. Нанимающиеся по низкой цене местные малоземельные крестьяне сильно понижают плату настоящих сельских Р. батраков. В губерниях центральных нечерноземных прежде нужды в пришлых Р. не замечалось вследствие незначительности посевов у владельцев; но теперь, с развитием в этих губерниях отхода на неземледельческие промыслы, иногда даже необходимых для местного земледелия рабочих сил, в них начинает ощущаться нужда. По данным яросл. губ. статист, комитета, из многих местностей Ярославской губ. местные работоспособные крестьяне уходят в города и на фабрики, а их место даже в их собственных хозяйствах занимают пришлые наемные Р. из Тверской, Вологодской и Архангельской губ. В южных степных губерниях постоянные работы выполняются сроковыми Р. (батраками) и местными поденными Р.; но в страдную пору, как уже сказано, сюда является множество пришлых рабочих из средних губерний. Образовались особые рынки сельскохозяйственного наемного труда, среди которых особенно выделяются мст. Каховка и пос. Джанкой Таврической губ. На первом во время Никольской ярмарки, 9 мая, скопляется до 24000 рабочих обоего пола, а во втором с 1 по 15 мая — до 5000. Ненанятые здесь расходятся по второстепенным рынкам (железнодорожные станции, базары). Организации эти рынки никакой не имеют; учрежден только (Херсонским земством) санитарный надзор за пришлыми Р. В последнее время в некоторых южных губерниях (Херсонская, Таврическая) наблюдается наем на сдельные работы тех местных крестьян, которые имеют собственные сенокосилки и жатвенные машины или паровые молотилки. Окончив работу у себя, эти крестьяне нанимаются убирать и обмолачивать хлеб в больших экономиях или у других крестьян. В восточных степях, за Волгой, батраками и пришлыми Р. пользуются редко; пришлые Р. нанимаются в большинстве случаев сдельно. В губерниях привислянских и прибалтийских владельческие хозяйства ведутся почти исключительно батрачным трудом при полном хозяйском живом и мертвом инвентаре. В юго-западных губерниях большинство работ выполняется местными сельскими Р. В Волынской губ. практикуется наем на летние работы нижних чинов расквартированных в данной местности частей войск, что удобно для землевладельцев, но значительно сбивает цены на труд для Р.-крестьян. В уездах, пограничных с Австро-Венгрией, встречаются в некоторых экономиях Р. из Галиции. Сроковые Р. в этом районе часто занимаются и в зимнее время, на сахарных заводах. Способы найма сельских Р. следующие: 1) P. сами являются в экономию и просят работы (преимущественно в центральных черноземных губерниях), 2) наем производится приказчиками и управляющими (юго-зап. губ.) или так назыв. экономическими агентами (Харьковская губ.), которые по праздничным дням после обедни, обыкновенно возле церкви, нанимают Р. или разъезжают с этой целью по селениям, особенно недоимочным, а там, где имеются рынки найма, приезжают на эти рынки; 3) кто-либо из более зажиточных местных крестьян берет в экономии подряд на известную работу и для ее исполнения уже от себя нанимает других крестьян. Этот способ найма стал наблюдаться только в самое последнее время (Тамбовская губ.). Иногда поставщиками сельских рябочих на время молотьбы хлебов являются крестьяне-хозяева нанятых паровых молотилок (Таврическая губ.). При найме от рабочих отбираются паспорта, иногда — верхняя одежда. Договоры заключаются обыкновенно словесно. Относительно заработной платы сельских Р. имеется обстоятельный и хорошо разработанный материал, особенно по отношению к поденной плате. Департамент земледелия и сельской промышленности ежегодно собирает через своих корреспондентов и публикует сведения о плате упряжному и пешему работнику (и работнице). Сведения о годовой и летней плате были собраны тем же департаментом и разработаны С. А. Короленком. Для сдельных цен был собран департаментом и, по отзыву А. Ф. Фортунатова, тщательно разработан под руководством А. А. Шульца богатый материал об издержках производства главных хлебов. Сводка всех этих данных сделана канцелярией комитета министров. По сводке этого последнего издания, за 1882—91 гг. высшая средняя годовая плата Р. на хозяйских харчах была в Таврической губ. (104 р.), в С.-Петербургской губ. (102 р., за исключением трех уездов — С.-Петербургского, Царскосельского и Петергофского), в Обл. Войска Донского (90 р.) и в Курляндской губ. (90 р.), а низшая — в губ. Волынской (80 р.), Гродненской (37 р.), Ковенской (43 р.) и Подольской (44 р.). С переводом продовольствия на денежную стоимость, наивысшая плата приходится на Петербургскую губ., за исключением 3 названных уездов (102 р. ден. пл. + 65 р. средняя стоимость продовольствия = 167 р.), затем на губ. Таврическую (163 р.), Лифляндскую и Эстляндскую (140 р.); наименьшая — на Волынскую (70 р.), Подольскую (77 p. 50 коп.) и Гродненскую (84 р.). Плата работнице высшая (на хозяйских харчах) в Таврической губ. (54 р.), наименьшая — в Гродненской, Виленской, Оренбургской и Волынской (25½); с переводом продовольствия на денежную плату высшая плата была в С.-Петербургской губ. (115 р. в 3 названных уу. и 125 р. в остальных). Таким образом, наивысшая средняя за 10 лет платогодовому Р. получилась в южной степной полосе, где наблюдается особенно сильный спрос на наемных Р., а затем в Прибалтийских губерниях, где предложение труда недостаточно. В наихудших условиях оказываются Р. западной и юго-западной полосы, где при густоте населения слабо развиты железнодорожные пути сообщения и обрабатывающая промышленность. По данным департамента земледелия, в Курляндской губ. за удовлетворением нужд местного сельского хозяйства остается, напр., всего 86987 чел., тогда как в Ковенской губ. этот остаток — 295327 чел., причем в первой фабрично-заводская промышленность почти в 2½ раза сильнее развита, чем во второй. Кроме того, развитому, умелому курляндскому батраку (т. е. сельскому рабочему в собственном смысле, которому притом не делает невыгодной конкуренции соседний крестьянин-собственник), по свидетельству хозяев, всякий с удовольствием заплатит дороже, нежели малоспособному ковенскому литвину (полупролетарию, полусобственнику). Средняя годовая плата Р. по всей России — 61 р., стоимость же содержания Р. определяется в среднем в 46 руб. Летняя плата не так сильно колеблется по местностям, как годовая. В западных и юго-западных такая плата не многим разнится от годовой, т. е. зимний труд там ценится мало: обратное явление замечается в губ. южных и прибалтийских.

Средняя за 10 лет, в 1882—91 гг., поденная плата такова:

Поденная плата пешему рабочему мужчине (в копейках) за 1882—91 гг.:

Районы На собственных
харчах во время:
На хозяйских
харчах во время:
вес. пос. сенок. уб. хл. вес. пос. сенок. уб. хл.
Южный 45 77 102 33 57 85
Средний черноземный 35 53 65 26 42 53
Северный черноземный 35 52 55 26 39 43
Восточный и юго-восточный 39 56 64 30 45 51
Юго-западный 33 49 55 25 36 45
Западный 36 50 49 29 38 40
Прибалтийский 58 70 65 41 51 49
Северо-западный 51 70 62 36 55 47
Северный 55 69 61 39 50 45
Промышленный 48 65 61 36 52 46
Средневолжский и заволжский 43 54 51 33 42 39
По Европейской России вообще 42 59 62 31 46 49

Всего ниже поденная плата во время весеннего посева. Во всех черноземных губерниях наиболее высоко оценивается труд рабочего во время уборки хлебов, а во всех нечерноземных — во время сенокоса. Выше средней цены в прибалтийских, южных, степных и северо-западных губ.; наименьшими платами отличаются губ. юго-западные, западные и северные черноземные. Весенние платы более устойчивы, нежели платы во время сенокоса и уборки хлеба. В отдельных случаях наблюдались наибольшие колебания поденных плат в южных степных губ. (от 15 к. до 5 р., на собст. харчах). Поденные платы в 10—15 к. считаются голодными платами и отвечают стоимости дешевого пропитания рабочего, как это показывает разница между платами за работу при собственных харчах рабочего и при хозяйских. Эта разность в среднем для всей России во время весеннего посева равняется 11 к., а во время сенокоса и уборки хлеба, когда затрачивается масса рабочей силы вследствие тяжести и спешности работы, — 13 к. Наем на своих харчах в некоторых местностях, особенно в западных, преобладает над наймом с хозяйскими харчами. Женская поденная плата на хозяйских харчах представляет географические колебания, сходные с колебаниями мужской платы. Отношение женской платы к мужской в нечерноземной России выше, чем в черноземной. В общем она редко превышает ⅔ мужской платы. Сравнение плат пешему рабочему с платой упряжным работникам показывает, что последняя превышает первую приблизительно на величину оплаты работы лошадиной силы. По последним опубликованным данным дпт. земл. и сельск. пром., наивысшая поденная плата пешему рабочему мужчине во время уборки хлеба летом 1898 г. на своих харчах была в Новороссийских губерниях: Екатеринославской — 1 р. 36 к., Херсонской — 1 р. 19 к., Донской Области — 1 р. 12 к. и Таврической — 1 p. 1 к. Наименьшая плата: в губ. Казанской — 39 к., Уфимской и Гродненской — 41 к., Симбирской и Виленской — 43 к., Волынской и Вятской — 47 к., Минской — 48 к., Пензенской — 49 к.; в остальных губерниях плата колебалась между 1 р. и 50 коп. Наивысшая средняя плата пешему рабочему на хозяйских харчах была в губерниях: Екатеринославской — 1 руб. 18 к., Херсонской — 1 р., Донской — 90 к., Таврической — 80 к.; наименьшая — в губерниях: Казанской — 30 коп., Уфимской — 33 коп., Симбирской и Виленской — 34 коп., Волынской и Вятской — 35 к., Орловской, Пензенской и Гродненской — 40 к.; в остальных губерниях цены колебались между 80 и 40 к. Сдельная заработная плата особенно распространена в применении к уборке хлеба, но имеет также большое значение и при найме на обработку; она колеблется в широких пределах в зависимости от условий места и времени. В среднем за полную обработку одной десятины под рожь, с посевом, платится 6 р. 81 к. (5 р. 81 к. в черноз. губ., 8 р. 4 коп. в нечерноз.). За уборку косой ярового посева дешевле всего платится в Казанской и Рязанской губ. (1 р. 65 к. за десятину) и выше всего в Бессарабской (5 р. 50 к.) и Саратовской (5 р.); за уборку озими низшая плата также в Казанской губ., высшая — в Лифляндской (5 р. 73 к.). За уборку серпом ярового низшая плата в Калужской (2 р. 50 к.), высшая в Архангельской (6 р.), озимого — низшая в Могилевской (3 р. 45 к.), высшая в Тверской, Архангельской и Эстляндской (6 р). Сведения о распространенности сельскохозяйственных машин при жатве имеются следующие (см. изд. канц. ком. мин., табл. VIII): наибольший процент пахотной земли, на которой применяются машины, дает Оренбургская губ. (50%), затем Екатеринославская (40%), Подольская (38%), Таврическая (37,8%), Полтавская (17%), Харьковская (16%), Саратовская (10%), Херсонская (9%); в остальных он еще ниже. Эти данные, впрочем, лишь приблизительные, а относительно некоторых губ. (напр. Обл. В. Донск.) совсем нет данных.

Попытки законодательного регулирования отношений между Р. сельскими и нанимателями начинаются вскоре после отмены крепостного права. Уже в 1863 г. издаются временные правила для найма на сельские работы, которыми была введена так называемая рабочая книжка, но она осталась почти без применения. В 70-х гг. был составлен проект общего положения о найме Р. вообще, в том числе и сельских, но он не получил силы закона. 12 июня 1886 г. утверждено «Положение о найме на сельскохозяйственные работы» (Св. З. XII т. I ч.), действующее и в настоящее время (имеет применение только при найме срочных рабочих). Это «Положение» предоставляет нанимателям и рабочим заключать договор или словесно, или письменно; в последнем случае взыскание за нарушение договора определяется Положением, в первом — общими гражданскими законами (см. Наем личный). Кроме взыскания с самовольно ушедшего рабочего вознаграждения в размере 3-месячного жалованья, наниматель может через полицию потребовать возвращения рабочего; в случае нежелания последнего исполнить это требование он подвергается уголовной ответственности (по ст. 512 Уст. о нак. налаг. мир. суд.). Уголовная ответственность устанавливается «Положением» 1886 г. и для нанимателя, но не за нарушение договора с рабочими, а за переманивание рабочих от другого нанимателя, причем к нанимателю, принявшему рабочего, связанного другим договором, может быть предъявлен иск о возмещении убытков. По свидетельству губернских совещаний, Положение 1886 г. применяется очень мало. Р., будучи в большинстве случаев неграмотными, боятся заключать письменные договоры. Гражданскими взысканиями с Р., по словам хозяев, «нечего взять», а уголовные преследования представляют лишь ряд хлопот для нанимателя, причем приведенный полицией рабочий дает работу самого низкого качества. С 1886 г. вопрос об изменении постановлений о найме не сходил с очереди: он обсуждался в разных обществах, на Всероссийском сельскохозяйственном съезде (1896), затем в особых губернских совещаниях и в мае 1898 г. поступил на рассмотрение Сельскохозяйственного совета при министерстве земледелия и госуд. имуществ. Здесь большинство высказалось в пользу общей законодательной регламентации отношений по найму сельских Р., но при этом огромным большинством было отвергнуто введение общеобязательной рабочей книжки. Частичное введение договорных книжек для некоторых видов найма совет также не признал желательным, так как при этом не устранялась бы возможность одновременного заключения договора с несколькими нанимателями. Совет признал желательным установление уголовной ответственности для обеих сторон за нарушение договора и рассмотрение дел по таким нарушениям не только волостными судами, но и другими судебными учреждениями и притом в ускоренном порядке. Нельзя не заметить, что теперь характер отношений между нанимателями и рабочими несколько иной, нежели в 70-х и 80-х гг. Тогда для нанимателей, особенно в южных губерниях, существовала сильная нужда в рабочих и зависимость от последних в страдную пору. Теперь юг заселился, машины значительно уменьшили спрос на труд; между тем предложение труда не только не уменьшилось, но значительно увеличилось, и нарушения словесных и письменных договоров рабочими делаются исключением, как это засвидетельствовали и губернские совещания. Такие нарушения происходят обыкновенно при указанном способе найма вперед за ничтожную плату и вообще по вине самих нанимателей, которые иногда плохо кормят рабочего или задерживают выдачу платы. В общем отношения между хозяевами и Р. приняли уже такой характер, когда потеря для рабочего оказывается невыгоднее соблюдения даже неблагоприятного для него договора.

Литература. A. Buchenberger, «Agrarwesen und Agrarpolitik» (I т., 1892, в A. Wagner’s «Lehr- und Handbuch d. P. Oek.», III); А. Людоговский, «Основы сельскохоз. экономии» (1875); Ю. Янсон, «Сравнительная статистика населения» (1892); Н. Каблуков, «Вопрос о рабочих в сельском хозяйстве» (1884); его же, «Об условиях развития крестьянского хозяйства в России» (1898); Fr. Engels, «Die Lage der arbeitenden Klassen iu England» (1892); Маркс, «Капитал» (т. I); Т. Kebbel, «The agricultural labourer» (1887); W. Hasbach, «Die englischen Landarbeiter in den letzten hundert lahren» (1894 г., в «Schrift. d. Ver. für Soc. Pol.», LIX); «Royal commission of Labour. The agricultural Labourer»; Де Рузье, «Профессиональные Р. союзы в Англии» (1898); F. Reitzenslein u. E. Nasse, «Agrarische Zustände in Frankreich u. England» (1884, в «Sehr. d. V. f. Spl.», XXVII); «Statistique agricole de la France. Résultats généraux de Fenquête décennale de 1882»; J. Jaurès, «Socialisme et Paysans» (1897); Ф. Кнапп, «Рабство и свобода в сельском труде» (прилож. к изд. М. И. Водовозовой, «История труда», из Conrad’s «Handwörterbuch»); О. Гекк, «Распределение населения Германии по занятиям по данным переписей 1882 и 1895 гг.» (в сборн. Н. Гарина «Из экономической жизни Зап. Европы», вып. I); I. Шмидт, «Экономический строй Баварии по данным 1882—92 гг.» (там же); Th. Goltz, «Die ländliche Arbeiterklasse u. der preussisch. Staat» (1893); M. Weber, «Die Verhältnisse der Landarbeiter in ostelbischen Deutschland» (1892, в «Schr. d. V. I. Sociol.», LV); «Verhandlungen des Vereins f. Socialpolitik über des landliche Arbeiterfrage» (1895, «Schriften d. V.», LVIII); «Berufs- und Gewerbe Zählung von 14 Juni 1895. Die Landwirtschaft im Deutsch. Reiche» (1898, «Statistik d. deutsch. Reiches»; изложено J. Conrad’ом в его «Jahrb. f. N. u. S.», 1898), K. Frankenstein, «Die Arbeiterfrage in den deutschen Landwirtschaft» (1897); Eheberg, «Agrarische Zustände in Italien» (1886, в «Sehr. d. V. f. Socp.», XXIX); E. Kreicsi, «Gesetzentwurf üb. die Regelung d. Rechtsverhältnisse zwischen den Arbeitgebern u. den landwirtsch. Arbeitern» (в Braun’s «Archiv f. soc. Gesetzgeb.», XII, т. I, 1898); P. Fahlberck. «Die ländliche Arbeiterfrage in Schweden» (1894, «Schr. d. V. f. Spl.», LIX); Д. Циннер, «Професс. статистика Швейцарии» (в сб. Гарина); Л. Крживицкий, «Капитализация земледельч. промышленности» («Мир Божий», 1898, II—X); С. А. Короленко, «Вольнонаемный труд в хозяйствах владельческих и передвижение рабочих» (1892, «Сельскохоз. и статист. сведения», изд. Дпт. земл. и сельск. пром., вып. V); «Стоимость производства главных хлебов в Европ. России» (1890, то же изд., вып. III); «Материалы по вопросу о стоимости обработки земли в Европ. России» (1889, «Вр. Центр. статистич. ком.», №№ 10 и 12); «Заработки крестьян и эмиграция в Америку» (1891, «Труды Варш. статист. ком.», вып. V); «Сравнит. статистика заработков сельск. населения и эмиграция в Америку» (1892, там же, вып. VIII); «Свод статистических материалов, касающихся сельск. насел. Европ. России» (изд. Канц. ком. министров, 1894); Н. Благовещенский, «Сводный статистич. сборник хозяйств. сведений по земск. подворн. переписям. Т. I. Крестьянское хозяйство» (1893); А. Фортунатов, «Сельскохоз. статистика» (1893); С. Руднев, «Промыслы крестьян Европ. России» (1894, сборн. Сарат. губ. земства); «Сборник заключений по вопросам, относящимся к пересмотру положения 12 июня 1886 г. о найме на сельские работы» (1898); изложение содержания этого сборника сделано у Н. Бржеского, «Наниматели и рабочие в сельском хозяйстве» («Русск. экономич. обозр.», 1898, X); Н. Карышев, "Труд, его роль и условия приложения в производстве (1897); кн. Н. Шаховской, «Сельскохозяйственные отхожие промыслы» (1896); И. Гурвич, «Экономическое положение русской деревни» (1896); Н. Тезяков, «Сельскохозяйственные рабочие вообще и пришлые в частности в Херсонской губ. в санитарном отношении» («Сборн. Херсонского зем.», 1891, 8); М. Уваров, «Программа исследования пришлых рабочих» (там же); Л. Кириллов, «Отхожие промыслы крестьян Ярославской губ.» (разд. I: «Обзор Ярославской губ.», изд. Ярославского губернского статистического комитета; вып. II, под ред. А. Свирщевского); И. Рева, «Киевский крестьянин и его хозяйство» (1893); M. Tugan-Baranowsky, «Albeiterschutzgesetzgebung in Russland» (1898, в «Conrad’s Handwörterb.», 2-е изд.). Многие указания на статьи о сельских Р. в периодич. литературе см. у Е. М. Дементьева, «Фабрика» (библиографическое приложение, стр. 14). Указания по литературе о заключении договора найма сельскими Р. см. у Е. И. Якушкина, «Обычное право» (вып. II, 486). См. также Крестьяне, Отхожие промыслы, Наем.

Л. Кириллов.