ЭСБЕ/Роскошь

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Роскошь
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 102—104 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Роскошь (Luxus, luxe, luxury) — название той части обстановки данного лица (и требуемых ею расходов), которая не вызывается нравственно-экономическими интересами данного общества. Относительный характер этого экономического явления, выраженный уже в самом определении его, обуславливается его зависимостью от минимального и максимального пределов потребления данной страны в известное время. Даже минимальный потребительный фонд — т. е. совокупность предметов, безусловно необходимых для поддержания работоспособности организма, — представляет величину довольно неустойчивую, с развитием общества постепенно расширяющуюся. Потребление отдельного человека не должно падать ниже этого минимума, но с другой стороны, оно не должно идти дальше максимальной нормы удовлетворения физических, умственных и эстетических потребностей, превышение которой нарушало бы нравственно-экономические интересы данного общества. Удовлетворение потребностей в этих пределах, хотя бы оно сопровождалось огромными расходами и даже легко могло бы быть избегнуто, не создает еще основания для утверждения, что оно превысило максимальную норму экономически полезных расходов по потреблению. Только выше максимума лежит та область расходов, которые должны входить в понятие роскоши и, как несогласные с нравственно-экономическими интересами общества, подлежат осуждению. Такое определение роскоши устраняет необходимость различать Р. «дозволенную» и «недозволенную», Р. «полезную общественную» и «вредную частную». Устройство, например, библиотек, читален, театров, музеев и т. п. вовсе не должно быть отнесено к области «дозволенной» народной Р., а представляет собой удовлетворение потребности, лежащей между минимальным и максимальным пределами потребления. Последний также не представляет устойчивой величины; существует масса предметов, которые считались прежде роскошью, но теперь вошли во всеобщее употребление и даже стали служить для удовлетворения потребностей необходимых. Отсюда делается тогда вывод, что Р. не должна быть осуждаема, так как, являясь орудием прогресса, расширяя объем наших потребностей и увеличивая число предметов для их удовлетворения, она содействует подъему благосостояния народных масс. Бесспорно, многие предметы, вводимые в употребление представителями богатого класса единственно из тщеславия и чванства, могут, с течением времени, породить вполне здоровую в них потребность; но полезными предметы Р. становятся не ранее приобретения ими способности служить удовлетворению такой именно потребности. В защиту Р. выставляют и то, что она служит источником образования и накопления капиталов, доставляет работу огромному количеству лиц, ограничивает рост населения и даже, в конечном своем результате, сглаживает социальные неравенства. Согласиться с этим невозможно. Производство предметов Р. служит источником значительной предпринимательской прибыли, достигаемой приложением капитала в таких отраслях производства, где конкуренция не существует вовсе или развита слабо. Если бы употребляемые здесь капиталы были помещены в производственные процессы, служащие для изготовления предметов массового потребления, то от этого выиграли бы широкие слои населения: благодаря порожденной конкуренцией дешевизне, эти предметы сделались бы доступными и малоимущим. Между тем, стремление предпринимателей увеличивать свою прибыль побуждает их отвлекать капиталы от такого полезного назначения. Этим фактом обуславливается и влияние производства предметов Р. на рабочий рынок. Оно не создает нового спроса на рабочие руки, а только определяет, какая именно их часть получит приложение в этой области производственных процессов. Служа лишь к перемещению рабочих рук, которые бесспорно понадобились бы капиталу и в случае его приложения к созданию предметов массового потребления, производство предметов Р. в действительности не влияет на размеры заработной платы, за исключением продуктов художественной промышленности. Нет также основания признавать за Р. способности служить источником образования запасов, которые могут быть использованы в критические периоды: предметы массового потребления в эту пору могут оказать гораздо большую услугу. Если и верно утверждение, что стремление сделаться обладателем возможно большего числа предметов Р. служит стимулом к воздержанию от увеличения потомства, то, при недоступности для массы этих предметов, рост населения может уменьшиться от того лишь в весьма незначительной степени. Если бы действительно Р. имела в этом отношении важное значение, то ее нужно было бы изгнать прежде всего из пределов Франции, которая страдает отсутствием нормального прироста населения. Признавать за Р. способность сглаживать социальные неравенства невозможно уже ввиду того общеизвестного факта, что предметы Р. утрачивают всю свою притягательную силу для богатых людей, как только они становятся доступными для людей с ограниченными средствами, и немедленно заменяются другими, могущими удовлетворить чувству тщеславия и желанию блеснуть непроизводительными расходами. Уродливость Р. в этом отношении можно видеть по формам проявления так называемой моды, которая создает, чтобы разрушать, и держит более состоятельные классы населения в лихорадочно-напряженном состоянии. Вызывая зависть и подражание и в тех слоях населения, которые не располагают нужными средствами, мода порождает то анормальное явление, что расходы на предметы Р. встречаются в таких классах населения, которые не удовлетворяют вполне всех своих насущных потребностей.

Уже в глубокой древности мы встречаемся с воззрением, осуждающим Р. Философское обоснование такого осуждения мы находим в учениях греческих мыслителей. Платон вооружается против частной собственности и брака, в надежде уничтожить, между прочим, источники Р. Из-за нее же ведется борьба между эпикурейцами и стоиками. Под влиянием стоической философии Сенека, Ювенал, Плиний высказываются против Р. В средние века схоластика, выставляя требование борьбы человека с материальными потребностями, не могла не осуждать Р. Восставали против нее и Лютер, Кальвин, Паскаль, Фенелон, Ж.-Ж. Руссо. С развитием в новое время промышленности и торговли довольно часто встречается и воззрение, благоприятное для Р. Мандевиль, Юм, Вольтер видят в Р. стимул к деятельности и источник счастья человеческого рода. В новое время благоприятное для Р. воззрение высказывается некоторыми представителями как классической школы (Смит, Мальтус), так и историко-реалистической (Рошер и др.). Что касается до законодательств, то они издавна относились к Р. отрицательно уже в Египте, в Индии, у древних евреев. Ликурговы законы содержат даже целую систему норм, направленных против Р. в возведении построек и в пище. Солоново законодательство нормирует расходы на одежду, еду и при погребении. В Риме законодательство децемвиров открывает ряд законов против Р. (leges sumtuariae); lex Appia de cultu mulierum (215 до P. Х.) — против Р. женщин, lex Julia — против P. при возведении построек, погребении и еде, lex Orchia (181 до Р. Х.), lex Fannia (161 до Р. Х.) и другие, вооружающиеся против Р. в пиршествах. В средние века, начиная с капитуляриев Карла Великого, издаются различные законы против Р. во Франции, Германии, Испании, Англии, итальянских городах, Швеции, Дании. Эти законы преследуют главным образом Р. в одежде (например, законы XII в. в Англии и Франции относительно употребления пурпурных материй и горностая, законы XIII века в Испании относительно ношения мехов). С XII в. целый ряд законов в отдельных немецких городах (в Ульме 1141 года, Франкфурте 1350 г., Констанце 1444 г., Брауншвейге 1481 г.) направлен против Р. в еде и пиршествах. Начиная с XVI в. запрещению подвергаются те предметы (спирт, табак, кофе и др.), которые только в новое время вошли во всеобщее употребление. В 1634 г. царь Михаил Федорович запретил курение под страхом смертной казни, которой в Турции, по повелению султана Мурада IV (1633), подвергались и потребители кофе.

Трудность контроля за потреблением предметов Р. породила уже в XVII веке убеждение в целесообразности ведения борьбы с Р. исключительно путем налогообложения предметов, потребление которых свидетельствует о высокой налогоспособности данного лица. На этой почве возникла совокупность налогов, которые — особенно в странах, где податные системы не знают ни подоходного налога, ни принципа прогрессивного обложения доходов — должны содействовать более сильному обложению богатых классов населения по сравнению с малоимущими. Возникнув в Италии, где еще в XVI в. существовал налог на лошадей, налоги на Р. стали особенно распространяться в XVIII в. Голландия ввела в 1612 г. налог на экипажи, в 1636 г. — на прислугу, позже налог на лошадей. Австрия в 1692 г. ввела налог на сапоги, башмаки, бильярды и кегли, в 1697 г. — на экипажи. В Швеции Карл XII ввел налоги на мужское шелковое платье, позолоченные шпаги и парики. В Англии, где система налогов на Р. особенно развита, налог на экипажи был введен в 1747 г., на лошадей — в 1784 г., на мужскую прислугу — в 1777 г., на женскую — в 1785 г. В настоящее время в Англии, после радикального преобразования в 1853 г. и отчасти в 1874 г. системы так называемых «assessed taxes», существуют налоги на экипажи, мужскую прислугу, серебряную и золотую посуду, карты, гербы, ружья, охоту. Хотя эти налоги собираются, большей частью, как государственные, но идут, согласно закону 1888 г. о местном самоуправлении, исключительно на нужды общин, которым закон предоставляет право взимать и другие аналогичные налоги. В Германии, где уже с конца XVII в. были введены различные налоги на предметы Р. (в 1698 г. налог на парики и экипажи, при Фридрихе Великом — на сапоги и башмаки с высокими каблуками и т. д.), существуют теперь налоги на собак (в Пруссии, Баварии, Бадене) и на бильярды (в некоторых городах). Во Франции, где еще в 1759 г. были введены налоги на прислугу и на лошадей, в 1795 г. — налог на экипажи, существует теперь развитая система налогов на Р., на экипажи, лошадей, бильярды, охоту, собак, велосипеды, фортепиано, а также на общества, основанные с увеселительными целями. В России налоги на Р. развиты слабо. Кроме налога на игральные карты, идущего на удовлетворение нужд Воспитательного дома, в 1892 г. введен налог на охоту. В некоторых городах установлены местные сборы с собак, лошадей и экипажей.

Литература. Baudrillart, «Histoire du luxe privé et public» (Париж, 1878—80); Laveleye, «Le luxe» (2 изд., П., 1895); P. Leroy-Beaulieu, «Le luxe» («Rev. des deux Mondes», 1894, 1 Nov.); H. Saint-Marc, «Luxe» («La grande Encyclop.», 1896, т. XXII); Ran, «Ueber den Luxus» (1817); Roscher, «Ueber den Luxus» (1843); Mangoldt, «Ueber Luxus» («Bluntschlis Stw.», т. VI, 1848); J. Conrad, «Ueber das Steigen der Lebensansprüche» (1877); Herrmann, «Die Launen der Pracht» (1872); Sommerlad, «Luxus» («Conrad’s Hdw. d. St.», т. IV); Schaeffle, «Das gesellschaft. System der menschlichen Wirtschaft» (Тюбинген, 1873); Anton Velleman, «Der Luxus in seinen Beziehungen zur Socialoekonomie» («Zeitschrift für ges. Staatsw.», Тюбинген, 1899, I); Moffat, «The Economy of Consumption» (1878); Patten, «The Consumption of Wealth» (Филадельфия, 1888); Henry Sidgwick, «Luxury» («Internat. Journal of Ethics», октябрь, 1894); F. J. E., «Luxury» («Diction. of Polit. Econ.», Лондон, 1896); A. Dowell, «A history of taxation and taxes in England from the earliest times to the present» (Л., 1884); Ely, «Taxation in American states and cities» (Нью-Йорк, 1888); von Bilinski, «Die Luxusteuer als Korrektiv der Einkommensteuer» (Лейпциг, 1875); Fournier de Flaix, «La réforme de l’impôt en France» (П., 1885); Sachs, «L’Italie, ses finances etc.» (П., 1885).

Гр. Белковский.