ЭСБЕ/Салганы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Салганы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Саварни — Сахарон. Источник: т. XXVIIIa (1900): Саварни — Сахарон, с. 116—117 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Салганы — особый вид салопромышленности, распространенный в Южной и Юго-Вост. России и в Зап. Сибири, где богатство пастбищ позволяет еще вести большое скотоводство и нагуливать убойных животных с крайне малыми затратами. С другой стороны, неудобство путей сообщения и отдаленность жел.-дорожной сети лишают скотопромышленников возможности доставлять скот живым на столичные и заграничные рынки, вынуждая их производить забойку на местах выкорма и уже в виде продуктов сбывать на европейские рынки. Особенно известны салганные промыслы сибирские (Петропавловск, Курган, Ишим), оренбургские и нахичеванские. В Сибири в одну половину года убой скота совершается только для потребностей населения, в другую — достигает громадных цифр. Этот-то период усиленной забойки и называется С. Крупных забойщиков, убивающих 200—1000 голов, мало; пунктов мелкого С. (от 20 до 50 голов), наоборот, чрезвычайно много. Мелкие забойщики — крестьяне, которые занимаются убоем лишь осенью, как подсобным промыслом, иногда составляя небольшую артель. Крупный скотопромышленник является настоящим коммерсантом; он ездит за скотом в отдаленные места, преимущественно к инородцам, и откармливает его на заарендованных заранее луговых участках. Мелкий промышленник старается сбыть сало, мясо, кожи на торжках и ближайших ярмарках торговцам-перекупщикам или крупным скотопромышленникам; крупный скотопромышленник везет продукты убоя на известные ярмарки и продает их подрядчикам, заводчикам, мясникам, сало же, в большинстве случаев, перетопляет на собственном заводе и отправляет в г. Шадринск или другие места. Промышленники имеют для убоя скота специальные помещения; крестьяне бьют скот по дворам, без каких-либо приспособлений. Этот промысел главным образом развит в Тобольской губ. и Акмолинской обл.; центром для первой является Курганский округ,. а для второй — Петропавловский уезд. В Курганском окр. насчитывается до 325 С., на которых убивается в среднем ежегодно до 35000 крупного рогатого скота и до 100000 мелкого. В Петропавловске убивается на бойнях до 50000 крупного рогатого скота и до 120000 баранов. Убой скота производится с октября месяца, когда наступают морозы в 15—20°, и продолжается до 15—20 ноября. Убойный скот у крупных промышленников преимущественно киргизский, у мелких — местный, русский. Перетопленное сало сбывается промышленниками в Тюмень, Челябинск, Екатеринбург, откуда направляется в столицы и Варшаву, где сосредоточены большие салообрабатывающие заводы. Район оренбургских С. — губ. Оренбургская и области Тургайская и Уральская, главные центры убоя — гг. Оренбург, Троицк, Орск. С. сосредоточены здесь преимущественно в руках крупных скотопромышленников, закупающих в иной год до 100—120 тыс. одних овец, главным образом в киргизских степях. Производство сала — главная задача оренбургских С. (см. Оренбург). Количество сала, транспортированного за последние десять лет с оренбургских С. (в пудах):

  Оренбург. Троицк. Орск.
1887 263556 180000 21000
1888 430572 240200 18000
1889 466221 301500 15400
1890 305200 260100 12100
1891 306700 227800 14300
1892 209600 111320 15400
1893 235000 75000 13250
1894 381430 93100 14000
1895 307000 105000 10100
1896 375890 85400 7600

Нахичеванские С. служат пунктом значительного убоя овец, откармливаемых в пределах Донской обл. и Сев. Кавказа. Они сосредоточены исключительно в руках крупных промышленников. Каждый нахичеванский С. имеет здание для убоя овец, разделки туш и помещения буртов, в которых вытапливается сало. Другое здание назначено для сушки овчин. Убой производится специальными рабочими, нанимаемыми салгановладельцами в Воронежской, Тамбовской и главным образом Курской губ. Для убоя и рассолки туш, с одной стороны, и для вытапливания сала — с другой, имеются специальные мастера. Число рабочих на каждом С. колеблется от 50 до 120. Ежедневно на каждом С. убивается от 300 до 1 ½ тысяч голов. Кроме сала, мяса, овчины, у салгановладельцев не пропадают даром и убойные отбросы: кишки поступают за границу для выделки струн, языки сбываются на центральные рынки. Только кровь и «гусаки» не эксплуатируются, а выбрасываются в ямы; лишь в последнее время часть крови безвозмездно забирается соседним клееварным заводом, где она высушивается и отправляется за границу в качестве удобрительного тука. Выжимки, получаемые из-под пресса от туши (так назыв. «шкварни»), также сваливаются в ямы или сбываются местным крестьянам для откорма свиней. Каждая овца дает валового дохода приблизительно от 3 р. 60 коп. до 4 р. 70 к. Сало, так назыв. курдючное и рубашечное, поступает главным образом в Константинополь и Грецию, а также в Варшаву, где употребляется в пищу вместо масла или для выделки маргарина. «Внутреннее» сало идет на заводы для выделки стеариновых свеч, глицерина, олеина, а «рядовое» — на мыловаренные заводы и реже употребляется как примесь к смазочным маслам. На нахичеванских С. все сорта сала приготовляются, в противоположность сибирским и оренбургским С., с знанием дела и надлежащей чистотой. Главными промышленниками-салганистами в Нахичеванском районе являются местные крестьяне и армяне соседнего Ростовского округа. Первые собирают мериносовых овец по экономиям Донской обл. и Сев. Кавказа, а последние — волошских овец, на весенних ярмарках и в станицах. Салганные промыслы постепенно падают, особенно в Нахичеванском районе, где в настоящее время насчитывается всего 10 С., на которых обрабатывается всего около 250 тыс. овец в год. Это уменьшение производства объясняется тем, что арендная плата на пастбища для откорма стад ежегодно возрастает, а цены на главный продукт салганного производства — сало — остаются те же или даже падают. Падению цен продуктов салганного производства способствует главным образом проникновение на русские рынки шерсти и сала из Австралии и Южной Америки, где стоимость откорма сводится до minimum’a. В Сибири немалым тормозом является отсутствие удобных путей сообщения и высокий тариф. Немногие попытки транспортирования овец на русские и заграничные рынки окончились неудачно. Вследствие неприспособленности вагонов на русских железных дорогах, продолжительности остановок и трехнедельного карантина на границе Франции накладные расходы настолько поднялись, что овцепромышленники нашли более выгодным бить овец на заимках и сбывать на торжках, постепенно сокращая свои торговые операции. Ср. Соцевич, «Нахичеванские С.» («Арх. вет. наук»); В. П. Михайлов, «Письма из Сибири» («Вестн. Общ. вет.», 1891).

Я. П.