ЭСБЕ/Сарданапал

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сарданапал
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Саварни — Сахарон. Источник: т. XXVIIIa (1900): Саварни — Сахарон, с. 424 ( скан ) • Другие источники: РСКД


Сарданапал — имя последнего ассирийского царя у многих древних авторов. По Диодору (II, 21 сл.), передающему рассказ Ктесия, он был 30-м преемником Нина и закончил собой его династию после 1360 лет ее существования. Он отличался склонностью к роскоши, заперся во дворце и проводил время в удовольствиях, полагаясь на телохранителей и крепость стен. Этим воспользовались халдейский жрец Белис и мидянин Арбак; подняв восстание, они после нескольких неудач заперли С. в Ниневии. После двухгодичной осады он сжег себя во дворце, с женами и сокровищами. Этот рассказ еще в древности возбуждал подозрения, особенно ввиду того, что у других писателей встречаются значительные варианты, имя царя читается, напр., Сарак (см.), а С. встречается в другой связи (напр. у Александра Полигистора этим именем назван Ассурбанипал). Возбуждало сомнение и время, отводимое С. (его делали, между прочим, современником Ликурга), и противоречия с библейскими данными. Уже в древности говорили о двух С.: одном — деятельном и благородном, другом — изнеженном (Каллисфен, Свида, Фотий), разумея под первым Ассурбанипала. Новые ученые до открытия клинообразных текстов также строили разные гипотезы, пока не оказалось, что последним ассирийским царем был Синшаришкун (см.) — Сарак, падение которого могло иметь общие черты с С., тем более, что имя Арбака недавно найдено в хронике Набонида. Что касается имени С., то оно, без сомнения, обязано своим происхождением Ассурбанипалу, последнему грозному завоевателю, надолго оставившему память в Азии. С. смешивали также с малоазиатским божеством Санданом, отождествленным греками с Гераклом; отсюда известные изваяния С. близ Тарса и сказания об основании им городов в Мал. Азии. У поздних авторов (Лукиан, dial. Mort. 2. 20; Марциал XI, 11, 6; Ювенал Х, 362 и т. д.) имя С. сделалось нарицательным, а он — типом роскоши и изнеженности. Судьбой С., каким его представляла легенда, внушена одна из лучших трагедий Байрона.