ЭСБЕ/Серапион, епископ владимирский

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Серапион, епископ владимирский
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Семь озер — Симфония. Источник: т. XXIXa (1900): Семь озер — Симфония, с. 587—588 ( скан ) • Другие источники: РБС
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Серапион — еп. владимирский. Сведения о нем очень скудны. Из Воскресенской летописи мы узнаем, что С. был архимандритом Печерским, в 1274 г. был поставлен епископом Владимирским, а в 1275 г. преставился. Летописец называет его «зело учительным в божественном писании». Ему, несомненно, принадлежат пять поучений. Первые три поучения посвящены изображению татарского нашествия (полнее всего оно описано в третьем слове), сходному с изображением того же события в летописи и в других современных поучениях, так что сомневаться в фактической верности слов С. нельзя. Грустя о бедствиях родной земли, проповедник сознает вместе с тем их необходимость, так как они посланы Богом в наказание за грехи людские и для исправления народа. Поэтому С. с особенной энергией указывает слушателям на их грехи, упрекая их в самых разнообразных пороках. Четвертое и пятое поучения посвящены изображению двух явлений русской жизни, порожденных суеверием: испытанию ведьм посредством воды и выкапыванию из могил похороненных самоубийц, так как они, по мнению народа, портили погоду и, следовательно, вредили урожаю. С. допускает возможность влияния чародеев через бесов на людей, но только в том случае, если люди в них верят; поэтому С. прежде всего упрекает слушателей в том, что они еще до сих пор верят в волхвование. Далее проповедник обвиняет их и в том, что в вопросе о жизни и смерти они хотят поставить свидетелем бездушную стихию — воду. В пятом поучении С. старается разные народные бедствия, которым суеверные люди подыскивали причину в погребении самоубийц, поставить в связь с человеческими пороками, за которые Бог и карает. Поучения С. отличаются простотою изложения; они гораздо доступнее витиеватых слов Илариона и Кирилла Туровского. Простота не мешает речи С. быть образной, поэтичной и исполненной силы и одушевления. Ср. Петухов, «С. Владимирский, русский проповедник XIII в.» (СПб., 1888; в приложении напечатаны тексты поучений).

Н. Т.