ЭСБЕ/Скабичевский, Александр Михайлович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Скабичевский
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сим — Слюзка. Источник: т. XXX (1900): Сим — Слюзка, с. 156—157 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ


Скабичевский (Александр Михайлович) — известный критик. Род. в 1838 г., в семье бедного петербургского чиновника из малороссийских дворян; учился в Ларинской гимназии и на истор.-филологич. факультете СПб. унив. Начал писать еще студентом, в 1859 г., в журнале для девиц «Рассвет», затем помещал статьи в «Отечеств. зап.» редакции Краевского, в «Иллюстрации», «Воскресном досуге»; в 1864 г. уезжал не надолго в Ярославль редактировать «Рыбинский листок». Преподавал русский язык и словесность в Смольном институте, Ларинской гимназии и др. В 1871 г. оставил службу. Первою статьею его, обратившею на себя внимание, было «Воспитательное значение Гончарова и Тургенева» в «Невском сборнике» Н. Курочкина (1867, под псевд. Алкандров). С 1868 г. сделался ближайшим сотрудником перешедших к Некрасову и Салтыкову «Отеч. зап.»; принимал участие в их редактировании, читая беллетристические рукописи. В 1881 г. принимал участие в редактировании «Слова», в 1882 г. — «Устоев», в 1896—97 гг. — «Нового слова». С 1874 по 1879 г. писал литературные фельетоны в «Биржевых вед.» (переименованных позднее в «Молву») Полетики; в 1880-х и первой половине 90-х годов вел литературный фельетон в «Новостях», последние годы — в «Сыне Отечества». Писал также в «Неделе» 1860-х гг., «Русских вед.», «Русской мысли», «Северном вестн.», «Мире Божьем» и др. Критические и историко-литературные статьи С. собраны в его «Сочинениях» (2 т., СПб., 1890 2-е изд. СПб., 1895). Отдельно вышли: «Беллетристы-народники» (СПб., 1888), «История новейшей русской литературы» (СПб., 1891, 4-е изд. СПб., 1900), «Очерки по истории русской цензуры» (СПб., 1892). Для «Биографич. библиотеки» Павленкова С. написал биографии Добролюбова, Писемского, Пушкина и др. Ряд «Очерков умственного движения русского общества», печатавшихся в «Отеч. зап.», был собран автором под заглавием «История прогрессивных идей в России», но издание не увидело света своевременно (1872), и лишь позднее «Очерки» вошли в собрание сочинений С. под заглавием: «Сорок лет русской критики». Как историк литературы, С. не задается целями научными. Предназначая свои работы исключительно для большой публики, он не занимается самостоятельными изысканиями, пользуется материалом из вторых рук и заботится только о том, чтобы изложить его в общедоступной форме. Не отделяя задач истории литературы от задач критики, С. не заботится и об исторической перспективе и явления прошлого судит с современной точки зрения. Пользующаяся большим успехом «История новейшей русск. лит.» не соответствует своему заглавию: собственно истории, т. е. общей картины хода литературных течений, здесь нет, а есть ряд биографических сведений о писателях, распределенных по родам. В биографиях нет пропорциональности: второстепенному и забытому Осиповичу отведено 8 страниц, а Голенищеву-Кутузову и Фофанову — по 1 строчке. Лучшие биографии — те, где автор вращается в сфере близких и хорошо знакомых ему настроений (писатели 60-х гг.), наименее удачные — те, где приходится оценивать чисто литературные достоинства (писатели 40-х годов, поэты пушкинских традиций). «Очерки по истории русской цензуры» интересны в особенности тем, что в них почти целиком вошли некоторые редкие конфиденциальные издания, напр. «Исторические сведения о цензуре» Щебальского и др. Обработки материала нет, но факты в высшей степени интересны и поучительны. Гораздо более видное место занимает С. в русской критике. Выступив в начале своей критической деятельности с протестом против крайностей Писарева и тенденциозной беллетристики «Дела», С. остается, однако, критиком-публицистом по преимуществу. Он редко разбирает чисто литературные стороны произведений и почти исключительно сосредоточивается на общественном их значении. Глубокая искренность и строгое отношение к своей задаче придают и этой односторонности несомненную силу. Нравственный ригоризм, составляющий достояние русской критики начиная с Белинского и Добролюбова, нашел в С. убежденного представителя. Вот почему празднование 35-летнего юбилея литературной деятельности С. в 1894 г. послужило поводом к выражению ему симпатии всех оттенков прогрессивного лагеря.