ЭСБЕ/Сказуемое

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сказуемое
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сим — Слюзка. Источник: т. XXX (1900): Сим — Слюзка, с. 165—166 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Сказуемое (грамм.) — обыкновенно выражается личною формою глагола, которая «изображает признак во время его возникновения» (Потебня). Этот признак может быть представляем связанным с определенным предметом (напр. «трава зеленеет»), но может точно так же не иметь особого носителя (напр. [в глазах] «зеленеет»). Один и тот же глагол может, таким образом, являться сказуемым в различных сочетаниях; в одном случае он имеет при себе имя носителя признака (подлежащее, см.), в другом — нет (безличное предложение). Так как сказуемое само по себе может составлять целое предложение (безличное), то точное определение сказуемого отчасти должно совпадать с определением предложения (см.). С. есть выражение того представления, которое, собственно, и желает вызвать говорящий в уме слушающего. Это представление может являться не связанным с другими; тогда мы имеем безличное одночленное предложение (напр. «смеркается»); если же это представление должно мыслиться связанным с другим (его носителем), то является С. вместе с подлежащим. Последний случай представляет самое обыкновенное явление, и только к нему, собственно, приложимо обычное определение С. как того, «что мы думаем или судим о предмете, о подлежащем» (Буслаев). По форме С. бывает простое и составное. Простым С. называется такое, которое выражено одною только личною формою глагола. Составное С. выражается личною формою глагола с именем прилагательным или существительным, а иногда и с причастием (именная форма глагола). Глагол, который соединяется с именным С., должен иметь довольно отвлеченное значение «существования». Таких глаголов очень много. Представителем их может служить глагол «быть», который во всех индоевропейских языках чаще всего встречается с именным С. (санскритск. asmi, греч. εϊμι, лат. sum, церковнослав. есмь и т. д.). Другие глаголы, обладающие тою же способностью, имеют значения «делаться, становиться, стать, оставаться, пребывать, казаться, называться» и т. д.; греческ. γίγνομαι, έφυν, μενω, πέλω, ύπάρχω, δοκώ.., лат. fio, videor, ducor и др. Такие глаголы в сочетании с именем С. в значительной мере теряют свое реальное значение (напр. γίγνομαι, соб. «рождаться») и играют роль только как показатели известного отношения или известной связи между подлежащим и именем С.: напр. «он стал дерзок». Здесь глагол «стал» уже не имеет своего первоначального значения «стояния», а указывает только на связь между подлежащим «он» и представлением, заключенным в прилагательном «дерзок». В таких случаях глаголы являются в функции связи или связки. Из таких синтаксических сочетаний развились так называемые описательные формы глаголов, состоящие из причастия и вспомогательного глагола. Особенно распространены эти формы в страдательном залоге; напр. «он был (будет) изгнан, принят, любим…»; лат. «est (erat, erit), pulsus, acceptas, amatus…». Второе обстоятельство, на которое следует обратить внимание, заключается в том, каким образом имя прилагательное или существительное может являться главною, существенною составною частью С. Возможность этого явления обусловлена самым значением прилагательного имени. Оно заключает в себе представление известного признака не самого по себе, а как присущего какому-либо другому предмету; напр. прилагат. «красный» указывает на признак «красноты» в чем-либо другом, а существ. «краснота» — на тот же признак независимо. Таким образом, прилагательное необходимо предполагает связь с существительным. Если это последнее является в самостоятельной роли подлежащего в предложении, то прилагательное, противополагаясь ему, является в роли С. В составном С. глагол-связка часто может опускаться. В русском языке это сделалось правилом в настоящем времени; напр. «он дерзок, он был (будет) дерзок». — Употребляемое как С. прилагательное имя иногда приобретает особую форму, служащую исключительно для этой его функции. Так, в современном русском языке краткая форма прилагательных употребляется исключительно в функции С.; напр. «человек дерзок», но «дерзкий человек». То же явление и в немецком языке: «der alte Mann» или «ein alter Mann», но «der Mann ist alt». Падеж именного С. естественно должен быть тот же, в котором стоит имя подлежащего, т. е. обыкновенно именительный; но в русском и других славянских языках часто вместо именительного падежа мы встречаем творительный. Этот творительный падеж, по исследованию Потебни, произошел из творительного образа действия; напр. «лететь стрелою» или «у дороги белым камнем осталась Марья-царевна». Отсюда уже недалек переход к таким выражениям, как «он сделался повесою», «Ломоносов был рыбаком» и т. п. См. Потебня, «Из записок по русск. грамматике» (Харьков, 1888, стр. 77 сл., 104 сл., 126—181, 493—533); H. Paul, «Prinzipien der Sprachgeschichte» (Галле, 1898, стр. 111 сл.).

Д. Кудрявский.