ЭСБЕ/Словацкая литература

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Словацкая литература
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Сим — Слюзка. Источник: т. XXX (1900): Сим — Слюзка, с. 388—390 ( скан )


Словацкая литература. — Древнейшим памятником словацкой, или «словенской», как говорят сами словаки, литературы признаются церковные песнопения с словацкими вставками Вацлава Бзенецкого, 1385 г. Появление гуситов в земле словаков было причиною распространения у них чешских книг, напр. Кралицкой библии, а с ними и чешского книжного языка, господствовавшего между ними безраздельно до конца прошлого века и начала нынешнего, да и доселе еще представляющего собою язык церковных книг у словаков-протестантов. Собственно С. литература — явление совершенно новое, насчитывающее всего около ста лет и возникшее под влиянием таких же причин, какие действовали и в других случаях «славянского возрождения», напр. у сербов, лужичан и т. п. В развитии этой литературы можно различать два периода: до Людевита Штура и после него. В первом периоде особенного внимания заслуживает деятельность начинателя С. литературы, католического священника Антонина Бернолака (1762—1813), составителя нескольких крупных филологических работ по С. языку на латинском языке, напр. «Dissertatio philologico-critica de literis slavorum» (с приложением правил нового С. правописания, так называемой «бернолачины»), «Grammatica slavica» (с приложением С. поговорок и пословиц), большого С. словаря в 6 томах (чешско-латино-немецко-мадьярский словарь, 1825—1827 гг., Будапешт) и др. Именно эти большие лингвистические и грамматические работы, а не несколько сочинений на С. языке, составили славу Бернолака и определили его значение в родной словесности: с них началось общественное и литературное движение строго национального характера. Образовалось несколько патриотических кружков и обществ для издания С. книг «бернолачиной», для их приобретения, для основания повременных изданий и альманахов (таков был, напр., альманах «Zova», 1835—1840), для дальнейшей обработки языка и т. д. Из таких обществ особенное значение имели: Tovaryšstvo literneho umeňa slovenského, основанное в 1793 г. в г. Тернове, и Spolek milovnikov reči a literatury slovenskej, учрежд. в 1834 г. в Пеште словацким патриотом Мартином Гамулиаком. Вслед за католиками стали являться любители народного С. языка и между протестантами, из среды которых вышел целый ряд более или менее замечательных писателей: Таблиц, Палкович, позднее Кузмани, Шкультетый, Иосиф Гурбан, Само Халупка, Годжа, Годра, Желло и др. Важнейшим писателем первого периода был поэт Ян Голый, католический священник (1785—1849), одинаково любимый среди всех слоев С. народа без различия исповеданий. В поэзии Голого народно-поэтическое содержание соединяется с античною греко-римскою формою. Из произведений Голого особенно ценятся: героический эпос в 12 песнях «Svatopluk» (Святополк), 1833 г., героическая поэма в 6 песнях «Cirillo-Metodiada» (Кирилло-Мефодиада), 1835 г., такая же поэма в стольких же песнях «Slav», 1839 г., и, наконец, «Selanky», пятьдесят идиллий (1830—1835), написанных в подражание Феокриту и другим древнеклассическим идилликам. Во всех этих произведениях наиболее замечательны описания, страдающие, однако, слишком усердным подражанием Гомеру (щит Ахиллов послужил, напр., образцом для щита Святополкова, как и сам Святополк очень напоминает Ахилла). Поэмы Голого, особенно «Слава», заключают в себе не много правдивых исторических элементов; гораздо более в них взятого из славянской мифологии или придуманного поэтом. Наименее ценятся оды Голого, но и между ними некоторые имеют довольно важное историко-литературное значение. Так, в оде «Антонину Бернолаку» находим горячую филиппику против книжного чешского языка у словаков; в оде «Андрею Ришаку» Голый представил оценку и характеристику своей писательской деятельности, а в оде «С. народу» вылилось пламенное национальное чувство поэта. Значение Голого в С. литературе очень велико: он высоко поднял народный язык и дал ему художественную обработку. Под конец жизни он обратился от метрики к рифме; первый его «Katolicki spevnik» был еще написан в старом метрическом размере, но второй, вышедший в 1846 г., в отношении стихосложения уже совершенно соответствовал вкусам и запросам нового времени. Второй период С. литературы в начале отмечен преимущественно деятельностью трех даровитых людей: Людевита Штура, Иосифа Гурбана и Годжи, которые добились окончательного отделения С. литературы от чешской, несмотря на возражения и даже негодование со стороны чехов, притом таких, как Гавличек, Шафарик, Коллар; последний, будучи сам словаком, особенно сильно ратовал против самостоятельного значения С. литературного языка, но безуспешно. Вся деятельность Штура (1815—56) основывалась на идее всеславянского единства; его не влекло к себе чешско-словацкое единение, о котором хлопотали чехи и многие из протестантов-словаков. По почину и под редакцией Штура стала выходить с 1845 г. долго не получавшая разрешения первая газета на народном С. языке, «Slovenské národnie Novini», с литературным прибавлением «Orol Tatranski». Окончательное принятие словаками своего народного языка в качестве книжного содействовало пробуждению национального чувства и самосознания и способствовало сближению словаков-протестантов с словаками-католиками: деятели обоих исповеданий вместе стали собираться в патриотическом обществе «Татрин», и Голый одобрил и благословил все начинания Штура и его приверженцев. Штуру пришлось выдержать тяжелую борьбу с чехами из-за литературного языка, его книжкам: «Nauka reči slovenskej» и «Norečja Slovenskuo», коими он старался обосновать свои новшества, Чешский народный музей противопоставил книгу, где собраны были взгляды и мнения разных влиятельных писателей и ученых, как чешских, так и словацких, говоривших в пользу книжного единства обоих племен. В последние годы своей жизни, лишенный возможности занимать правительственную или общественную должность (он был отставлен от профессорской кафедры в Пресбурге), преследуемый мадьярами, Штур проживал в уединении, занимаясь воспитанием детей своего брата Карла, также словацкого патриотического писателя, и литературными работами. В это время он издал «Zpĕvy и pisnĕ» (Пресбург, 1853), чешскую книжку «О narodnich pisnich a povĕstech plemen slovanských» (Прага, 1853) и замечательный труд на немецком языке, содержащий в себе обстоятельное изложение его панславистских теорий; этот труд издан по-русски В. И. Ламанским под заглавием «Славянство и мир будущего. Послание славянам с берегов Дуная» (см. «Чтения» Моск. общ. ист. и древн.», 1867, и отдельно; ср. «Вестн. Европы», 1878 г., кн. II, стр. 334 и др.). Из собственно поэтических произведений Штура, изданных в вышеупомянутых «Spevy», более других ценятся поэмы «Святобой» и особенно «Матвей Тренчанский» (Matuš z Trenčini). Из школы Штура вышли наиболее даровитые поэты словаков: Андрей Сладкович (Браксаторис, 1820—72), Само Халупка (1812—83), Янко Краль (1822—1876), Ян Калинчак, Ян Ботто (1829—1881), Карл Кузмани (1806—1866), Людевит Желло (1809—1873), Паулини Тот (1826—1877). Сладкович особенно известен обширною идиллическою поэмою «Detvan», 1841 г., основною мыслью которой является вера в жизненность С. народа, назло вековой неприязни и несправедливостям исторической судьбы. Хороши также и мелкие его лирические произведения с патриотическим, а иногда и с панславистским содержанием. Само Халупка замечателен своими лирическими песнями, из которых многие усвоены народом, и несколькими балладами и поэмами, напр. «Stary vazeň» (узник), «Mor ho» (Бей его), перевед. по-русски А. Н. Майковым. В эпических произведениях Халупки не видно самобытного творчества. В С. литературе его иногда приравнивают к Кольцову, как Сладковича — к Пушкину (мера сравнения, разумеется, относительная). Из беллетристов 40—60-х гораздо более других известны Я. Калинчак, Иосиф Милослав Гурбан (1817—1888), Ферьенчик, Францисци. В настоящее время при общем упадке С. жизни и литературы нить старого литературного движения поддерживается, сравнительно слабо, немногочисленными писателями, среди которых наиболее заметен по дарованию и плодовитости Светозар Гурбан-Ваянский, сын вышеупомянутого Иосифа Гурбана. Из произведений Гурбана-Ваянского выдаются «Obrazky z ludu» (1880) и романы: «Letiace tiene» (в первом выпуске сборника «Besedy u dhmy») и «Sucha vatolest» (во втором выпуске, 1884 г.). Ваянский воспитался на Гоголе и Тургеневе; его произведения необходимы для всякого, кто хотел бы ознакомиться с нынешним положением бедного С. народа, с его забывающим родной язык дворянством и с тяжелыми условиями его общественной и политической жизни. Много сделал Ваянский и для обогащения родной речи, которая достигает у него иногда замечательной силы и яркой образности. Он известен и своими эпическими и лирическими стихотворениями, напечатанными в сборниках — «Tatry a more» (1879), «Z pod jarma» (1887) — или отдельно, как напр. народная поэма «Vilin» (1886), метко и ярко рисующая современную жизнь словаков. Из других стихотворцев более других заметны полковой свящ. Андрей Белла с его сборником «Piesni» (1880) и особенно адвокат Орсаг-Гвездослав, лирик по преимуществу, что отражается даже на его стихотворениях эпического склада, каковы, напр., фантастическо-аллегорическая поэма «Oblaky», идиллия «Hajnikovazěna» (см. «Sobrané spisy hàsnické» Hviezdoslava). Немало переводили из Пушкина Ваянский, Людмила Подъяворинская, Само Бодицкий. Из новейших беллетристов-бытописателей деревни выдается Кукучин (псевд.). В настоящее время почти вся литературная деятельность словаков сосредоточивается в городе Турчанском Св. Мартине, где выходит и единственное чисто литературное С. издание — «Slovenske Pohlady», начатое еще Иосифом Гурбаном и возобновленное его сыном Ваянским. Духовная жизнь бедного народа еле бьется в тягостных условиях, созданных для нее мадьярской политикой. В начале 1870-х гг. правительство закрыло словацкие гимназии и народно-просветительное общество «Словенскую Матицу», имущество которой — дом, обширные собрания древностей, рукописей и печатных книг, капиталы (до 100000 гул.) — было без всякого права взято в казну. Мадьярское правительство принимает все меры для мадьяризации народной школы и церкви. Словаки в значительном числе уходят в Америку и тем ослабляют остающихся дома. Словацкий народ не теряет, однако, веры в свое дело. В его среде идет неустанное движение к устройству новых просветительных и прочих учреждений вместо закрытых, хотя это и требует непосильных затрат со стороны обедневшего народа. Кроме вышеуказанного чисто литературного издания «Slovenske Pohlady», словаки основали и всячески поддерживают политическую газету «Narodnie Noviny» и народный ежемесячник «Hlasnik». В Америке словаки издают три больших еженедельника: «Slovak v Americe», «Amerikansko-Slovenske Noviny» и «Jednota». Из произведений словацких писателей на русский язык переведены очень немногие. В «Славянском обозрении» (СПб., 1892) переведен рассказ Светозара Гурбана-Ваянского «Весенний мороз» и его же поэма «Ирод». Шесть стихотворений С. Халупки переведены в киевском литературном издании «Рассвет» (1893 г.), а перевод баллады «Mor ho» (Бей его), сделанный Майковым, помещен в изд. Гербеля «Поэзия славян», где приведены также по 1—2 перевода и из других словацких поэтов: Голого, Штура, Гурбана, Сладковича, Желло. См. Пыпин и Спасович, «История славянских литератур» (т. II, СПб., 1881); Л. Пич, «Очерк политической и литературной истории словаков за последние сто лет» (в «Славянском сборнике», т. I и III, СПб., 1877); «История С. литературы» Ярослава Волчка (русский перев. А. Опермана, Киев, 1889); статьи в «Славянском обозрении», «Известиях Петербургского славянского общества», «Славянских известиях» того же общества, «Славянском ежегоднике» (Киев, 6 вып.; в 6-м вып. ст. Гурбана-Ваянского, «Нынешнее положение словаков»).