ЭСБЕ/Сожигание трупов

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сожигание трупов
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Слюз — София Палеолог. Источник: т. XXXa (1900): Слюз — София Палеолог, с. 709—712 ( скан · индекс )


Сожигание трупов — Не подлежит сомнению, что в доисторические времена при погребения трупов пользовались исключительно зарыванием их в землю. Позже, наряду с зарыванием трупов в землю, прибегали и к сожиганию их, причем выбор того или другого способа погребения нередко зависел от местных, подчас чисто топографических условий (см. Погребальные обычаи). Так, напр., в Палестине, небогатой лесами, в силу экономических соображений и благодаря благоприятному для погребения составу почвы, преимущественно пользовались зарыванием трупов в землю; С. подвергались лишь трупы царей и выдающихся знатных граждан; даже царям, не пользовавшимся хорошей славой, отказывалось в таковом способе погребения, ибо у древних евреев именно С. трупов считалось наиболее почетным. В древней Греции С. трупов тоже предпочиталось зарыванию их в землю; но с уничтожением лесов этот способ погребения был постепенно заменяем зарыванием трупов в землю. В начале христианской эры, трупы христиан из евреев обыкновенно зарывали в землю, а трупы христиан-язычников подвергались С. Последний способ позже был оставлен, ибо не мирился с теми представлениями о загробной жизни, которые установились у тогдашних христиан. Тем не менее, есть достоверные указания, что еще в III-м и даже в IV в. по Р. Хр. трупы христиан нередко были сожигаемы. В северной Германии, некогда богатой лесами, С. трупов было чуть ли не единственным способом погребения. Об этом свидетельствуют не только часто находимые урны с остатками золы, но и различные народные сказания и песни. Карл Великий запретил, под угрозою смертной казни, С. трупов, и немецкий народ настолько привык к зарыванию трупов в землю, что в настоящее время в Германии лишь немногие стоят за С. трупов. Уже Фридрих В. стоял за сожигание трупов и выразил желание, чтобы его труп был сожжен, «по римскому способу», но его воля не была исполнена. Не имели успеха. и во Франции предписания революционного времени, требовавшие полного уничтожения кладбищ и обязательного введения С. трупов.

Помимо религиозных и этических соображений, введению С. трупов, главным образом, препятствовали технические неудобства: С. трупов в то время могло практиковаться лишь на костре, каковой способ, оскорбляя эстетическое чувство, в то же время оказывался очень дорогим. Вследствие всего этого совершенно забыли о С. трупов, пока в 1821 г. сожжение трупа английского поэта Шелли на костре, по «римскому способу», не обратило на себя всеобщее внимание. Тем не менее бесследно прошло сообщение, сделанное в Берлинской академии наук проф. Я. Гриммом, в 1849 г., о преимуществах С. трупов перед зарыванием таковых в землю. Прусский врач Трузен, в пятидесятых годах, указал на санитарные неудобства кладбищ и на выгодные в санитарном отношения стороны С., но безуспешно. Только по выяснении той роли, которую играют микробы в этиологии и распространении инфекционных болезней, когда стало известным, что высокая температура представляет наиболее верное средство для уничтожения их, и благодаря усовершенствованиям техники удалось заменить костер печами — только тогда почва для введения С. оказалась достаточно подготовленной. Реклам, Карл Фохт и др. ученые, ратовавшие за его введение, имели больший успех, чем их предшественники. В 1876 г. в Милане был устроен первый «крематорий» для С. человеческ. трупов; за Миланом в 1878 г. последовала Гота, и этот крематорий долгое время оставался единственным в Германии; в 1892 г. возникли крематории в Гейдельберге и Гамбурге, затем в Иене, Оффенбахе, в Мангейме, Эйзенахе и Апольде. Наиболее широкое распространение С. трупов получило в Италии, где в настоящее время существует более 20 крематориев; за Италией следуют Швейцария, Франция, Англия, Швеция и Норвегия, Дания, Соединенные Штаты. Кроме того С. трупов, с незапамятных времен, практикуется среди некоторых классов народонаселения Ост-Индии. Чаще всего к С. трупов прибегают в Японии. У нас, в России, С. трупов пока еще совершенно неизвестно: мысль хотя бы о факультативном введении его встречает большие препятствия, главн. образом с религиозно-обрядной, отчасти и с юридической точки зрения. Не подлежит, однако, сомнению, что при том сравнительно быстром росте народонаселения, который наблюдается в России, этот вопрос, в силу санитарно-экономических условий, рано или поздно сам собой выдвинется. С. трупов не было чуждо древним славянам.

Санитарное значение С. трупов вытекает из неудобств, относящихся, главным образом, к загрязнению почвы и воды, к заражению воздуха и к распространению инфекционных болезней зарываемыми, вместе с трупами, патогенными микробами. Экспериментальная разработка этих вопросов (см. Кладбища) показала, что кладбища могут быть совершенно безопасными в санитарном отношении, но лишь при наличности известных условий, которые далеко не везде встречаются, тогда как С. трупов всегда и повсюду вполне безопасно с санитарной точки зрения. На международном медицинском конгрессе в Лондоне (1891) представителями гигиены были выработаны следующие положения: 1) С. трупов есть разумная санитарная мера, которой безусловно необходимо пользоваться, когда смерть произошла вследствие инфекционных болезней. 2) Надлежит просить державы об уничтожении всех препятствий, мешающих широкому распространению С. трупов, а также о безусловном введении С. трупов во время войны. К аналогичным заключениям пришли представители гигиены на международных конгрессах в Будапеште (1894) и в Москве (1897). Противниками С. трупов часто являются юристы, указывающие на то, что этот способ погребения исключает возможность констатирования преступлений в тех случаях, когда требуется судебно-химическое исследование вырытых трупов. Не отрицая важности такого исследования, необходимо заметить, что оно далеко не всегда дает убедительный данные, требуемые для констатирования преступления, главным образом вследствие трудности обнаружения органических ядов в трупах: образующиеся в трупах птомаины очень сходны с наиболее важными органическими ядами; а констатирование некот. минеральных ядов (мышьяка) сопряжено со многими затруднениями (нахождение мышьяка в земле кладбищенской, роль червей в перенесении ядовитых начал с одного трупа на другой и т. д.). Кроме того, введение С. трупов обязательно связано с подробным осмотром всякого умершего врачами-специалистами, причем, в подозрительных случаях, осмотр должен сопровождаться вскрытием трупа. С экономической точки зрения не без основания указывается на дороговизну С. трупов в настоящее время. Конечно, пока С. трупов будет составлять исключительный способ погребения, терпимый лишь в некоторых местах, пока, вследствие этого, перевозка трупов с целью С. их должна совершаться подчас на далекие расстояния, и пока, наконец, необходимо затапливать крематорий для каждого отдельного случая, этот способ погребения будет обходиться сравнительно дорого и окажется доступным лишь для немногих; но, если С. трупов приобретает настоящее право гражданства и широкое применение, если крематории будут строиться повсюду, расходы на этот способ погребения должны сильно понизиться.

Фиг. 1. Печь Сименса.
Фиг. 2. Печь Клингенстьерна.

Неосновательность предположения, будто бы С. трупов оскорбляет эстетическое чувство, очевидна для всякого, кто знаком с устройством крематориев и с современной техникой С. трупов. В настоящее время уже не пользуются собственно пламенем, получаемым при сгорании топлива, а высокой температурой, которая получается, когда продукты неполного сгорания (окись углерода, углеводороды и т. д.) воспламеняются при наличности кислорода воздуха. Возникающее при таких условиях пламя непосредственно не утилизируется для С. трупов: оно служит только для нагревания печи, огнеупорные стенки которой при этом накаливаются добела. По достижении этой цели, посредством особых клапанов прекращается доступ горячих газов и пламени во внутреннюю часть печи, куда теперь поступает только атмосферный воздух, настолько нагревающийся при прохождении через раскаленные стенки, что он, попадая в камеру, где совершается сожигание, имеет температуру свыше 1000°C. В эту камеру, по окончании церковного церемониала, с помощью механических приспособлений, опускается гроб с трупом. Превращение его в пепел совершается исключительно благодаря постоянному притоку сильно нагретого воздуха. При господствующей в камере температуре, деревянный гроб исчезает моментально, цинковый — через несколько минут, ибо цинк плавится уже при 200—230°; после этого труп падает на дно камеры, на прутья из огнеупорной глины (колосники) и, окруженный со всех сторон сильно нагретым воздухом, быстро превращается в пепел, который, в силу своей тяжести, через узкие промежутки между вышеупомянутыми прутьями попадает в зольник, тогда как более легкая зола гроба, одежды, цветов, венков и т. д. рассыпается и улетучивается, вследствие существующей в печи сильной тяги. Попавший в зольник пепел, состоящий, главным образом, из фосфорно-кислого кальция и весящий в среднем от 31/2—5 фунт., с помощью особых приспособлений, без прикосновения руками, собирается в металлическую урну, которая тут же запаивается. Весь процесс С., в зависимости от более или менее совершенной конструкции печей, продолжается от 45 минут до 11/2 часа. Печи, предназначенные для С. трупов, согласно программе, установленной первым европейским конгрессом по этому вопросу, должны соответствовать следующим требованиям: 1) С. должно совершаться быстро и быть безусловно полным; неполное С. никоим образом не допускается; 2) С. должно производиться исключительно в печах, специально предназначенных для этой цели; 3) при С. не должно возникать таких продуктов горения (зловонных газов и т. п.), которые могли бы беспокоить окрестных жителей; 4) зола, получаемая при С. трупа, должна быть достаточно белой, а собирание ее должно происходить быстро и легко; 5) самое С., а равно служащий для него прибор должны быть по возможности дешевы; конструкция печи должна допускать возможность следующих одно за другим сожиганий. Всем этим требованиям в большей или меньшей степени отвечают, между прочим, печи Сименса и Клингенстьерна, схематические рисунки которых при сем прилагаются (фиг. 1 и 2). Прилагаемая здесь таблица дает некоторое представление об устройстве крематория в его целом. На таблице видны следующие части крематория (по направлению справа направо): 1) прибор для добывания горячего газа (генератор), 2) канал для притока воздуха, 3) собиратель тепла (регенератор), 4) камера, в которой происходит озоление трупа, 5) зольник, 6) дымоотводный канал, 7) внутренность часовни. Печь Сименса (фиг. 1) состоит: 1) из приточных каналов для горячих газов (А) и для воздуха (Б); 2) из регенеративной камеры (B), в которой проходящими через нее горячими газами раскаляются огнеупорные кирпичи; 3) из помещения, в котором происходит озоление трупа (Г) посредством сильно нагретого воздуха, пропускаемого через раскаленные добела кирпичи, и 4) из зольника (Д). Газы, образующиеся при озолении трупа и состоящие из углекислоты, азота и водорода, путем, указанным на рисунке стрелой, попадают в дымоотводный канал (Е). Гроб опускается в камеру посредством подъемной машины (З). Несколько иначе устроена печь Клингенстьерна. Из затапливаемой коксом генеративной печи (G) газы, вследствие смешения с атмосферным воздухом, охлажденные до 800°C — попадают в камеру LV, в которую опускается на железной телеге (W) гроб. Труп, при воздействии на него горячих газов, сначала высыхает, а засим озоляется. Развивающиеся при этом газы, с целью полного сгорания, предварительно поступают в крематор F, а оттуда, проходя мимо системы железных труб (R), служащих для притока свежего воздуха, попадают в дымоотводный канал (К); таким образом, теплота удаляющихся газов употребляется для подогревания притекающего атмосферного воздуха. Пепел остается на телеге (W) и может быть собираем в урну. Только что описанная система имеет то преимущество, что период топки продолжается не 5—7 час., как в печи Сименса, а лишь 2—21/2 час.; процесс озоления трупа длится также 2—21/2 час. Немаловажный интерес представляет экономическая сторона дела. При настоящих условиях С. трупа, умершего в Берлине, обходится, при самых скромных условиях, до 450 марок потому, что труп для сожигания должен быть перевезен из Берлина в Гамбург, Иену, либо в Готу. Расходы собственно на сожигание трупов не превышают 100 марок, остальная сумма падает на провоз трупа и т. д. В Гамбурге топливо, необходимое для С. одного трупа, стоит 10 марок; но, если в тот же день производится вторичное С., то топливо на каждого из них обходится только 5 марок. В тех местах, где имеется крематорий, похороны (гроб, требы, С. и пр.) обходятся не дороже 150 марок.

Таблица (Вейля) показывает стоимость С. трупов в различных местах и в печах различных систем.

Система печи Продолжительность в часах Стоимость,
в марках
Предваритель-
ного нагрев.
Озоления Первого
озоления
Милан Горини 2 4
Париж »Горини 2 40
»Париж Туазуль и Фраде 11/4
»Париж Мюллер и Фише 3/4
Гота Сименс 4—5 21/2 80
Цюрих Бурри 9 21/2—3 прибл. 80
Оффенбах Клингенстьерн 4 2
Гейдельберг »Клингенстьерн 4 2 25
Гамбург Шнейдер 3—4 11/2—2 8

Некоторое понятие о степени распространения С. трупов в различных местах могут дать следующие цифры: во Франции, до конца 1888 г., было сожжено всего 7 трупов; в 1889 г. в крематории на кладбище Père-Lachaise было сожжено 735 трупов; до середины 1890 г. — 2057; со времени устройства второго крематория там ежегодно сжигается до 4000 трупов. В Соединен. Штатах в течение 1881—84 г. было сожжено всего 40 трупов, а за один 1892 г. — 513. В Готе в 1882 г. было сожжено 33 трупа, в 1883 г. — 45, в 1884 г. — 69, в 1885 г. — 76, в 1886 г. — 95, в 1887 г. — 110, в 1888 г. — 95, в 1889 г. — 128, в 1890 г. — 11, в 1891 г. — 162, в 1892 г. — 144. Ср. Wernich, «Leichenwesen einschliesslich der Feuerbestattung» (Weyl’s «Handbuch d. Hygiene»); Albu, «Die Feuerbestattung — eine Forderung der Hygiene»; Gerson, «Die medicinisch-hygienische Bedeutung der Feuerbestattung»; E. Kopp, «Leichenbeerdigung u. Leichenverbrennung»; Erismann, «Die Desinfectionsarbeiten auf dem Kriegsschauplatze der europäischen Türkei» (Мюнхен, 1879); Эрисман, «Курс гигиены» (т. I).

Приложения[править]

КРЕМАТОРИЙ (Вертикальный разрез).